ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Бастард императора
Как написать бестселлер. Мастер-класс для писателей и сценаристов
Самая неслучайная встреча
Расходный материал. Разведка боем
Рандеву с покойником
Твоя примерная коварная жена
Фантомная память
Путешествие в полночь
Библия триатлета. Исчерпывающее руководство

— Не верти головой, жена. В самом деле, не топать же мне отсюда пешком. — Он повернулся к Мэддену. — Она тоже очень рада, капитан.

Рианнон нервно расхаживала взад-вперед по маленькой палатке, которую ей выделили в лагере мятежников. Со времени приезда сюда она ни разу не виделась с Джулианом.

Раненых у южан было даже больше, чем у северян, а врачей не хватало. Многие из тех, кто мог бы жить, умирали потому, что им просто не успевали помочь. Рианнон знала, что у Джулиана совершенно не оставалось свободного времени, и все же негодовала, что он бросил ее здесь одну. Почему он ни разу ее не позвал? Разве она не помогала ему с Джеромом и Джессом Холстоном? Но нет… она часами торчала в этой тесной палатке, а он находился неизвестно где.

Наступил вечер. Рианнон легла на свою убогую кровать, но сон не шел. Она думала о Джулиане. Хорошо, что он все-таки остался жив. Но, судя по всему, он относится к ней по-прежнему. И вот это плохо. Конечно, та ночь, которую они провели вместе, не могла пройти для него бесследно. Но разительных изменений не произошло. Во всяком случае, они не бросались в глаза. Скорее наоборот…

А она тоже хороша! Отвесила ему пощечину, хотя видела, что у него идет кровь… Преданные жены так не поступают. Но Рианнон оправдывала себя потрясением, которое пережила, увидев его в том злосчастном лесу… в гробу.

Не в силах заснуть, она вновь поднялась и принялась расхаживать по палатке. Это было офицерское жилище. Кроме кровати, здесь стояли небольшой письменный стол, три стула и даже зеркало для бритья. Поразительно, как все это могло разместиться в такой тесной каморке? Тут и развернуться-то негде!

Снаружи горели костры. В небо уже выкатилась низкая луна. Еще несколько часов — и новый рассвет, новый день… И снова война… и снова смерть… Но сейчас было тихо.

Тихо.

Она не услышала, как он пробрался в палатку. Лишь почувствовала, что он стоит сзади, и обернулась. Джулиан умылся у ручья, переоделся во все свежее, побрился. Лицо его стало еще красивее. Рианнон, смутившись, опустила глаза. Даже самой себе ей стыдно было признаться, что она влюбилась.

— Значит… теперь мы квиты? — пробормотала она, не глядя на него.

— В каком смысле?

— Сначала я взяла тебя в плен, теперь ты.

Джулиан усмехнулся.

— Ты свободна.

— Но ты не отпустил бы меня с генералом, я знаю. Я свободна в пределах палатки, может быть, лагеря, и не больше.

Он покачал головой.

— А ты взгляни на это по-другому. Ты моя жена. Понимаешь, жена! Не Маги, не Йена, а моя. Ричард Тремейн давно погиб, и ты сама вышла за меня замуж. Пусть и не хотела этого, но так получилось. Смирись.

— Я знаю только одно — я в плену. И если ты позволишь себе хотя бы дотронуться до меня…

Рианнон осеклась. Господи, гордость и глупость — не одно и то же! Она тут же пожалела о вырвавшихся словах, ибо они шли не от сердца, а от уязвленной гордыни. Зачем, зачем она так сказала? Почему она боится признаться, что любит этого человека? Они оба живы, они муж и жена…

Но было уже поздно.

Лицо Джулиана мгновенно посуровело.

— И что будет, если я до тебя дотронусь? Я как раз собираюсь это сделать! И ты узнаешь, что такое одичавший, забывший о цивилизации мятежник! Я не только дотронусь до тебя, я разорву на тебе одежду!

— Джулиан! — вскрикнула Рианнон, попятившись.

Но он схватил ее за руку и вновь притянул к себе.

— Мне, например, ужасно надоел этот траурный наряд! — воскликнул он и тут же сдержал обещание, оторвав рукав ее черного платья.

— Джулиан, перестань! Я закричу!

— Ты находишься в берлоге мятежников, не забывай!

— Господи…

— Не беспокойся, женушка, я не причиню тебе вреда. Мне просто нужно, чтобы ты наконец избавилась от этого савана!

В глазах его кипела ярость, объятие было грубым. Рианнон уперлась кулачками ему в грудь, но это мало помогало. Вдруг она изменилась в лице, и, приглушенно охнув, она обмякла. Джулиан замер в растерянности, с тревогой глядя на жену.

— Рианнон? Что случилось? Я сделал тебе больно?

— Джулиан…

— Что, что, девочка?

Он поднял ее и бережно отнес на постель. А она судорожно схватила обеими руками его широкую ладонь и прижала к своему животу.

— Ты чувствуешь? Ты слышишь, как он толкается? Боже… это чудо… — Она неожиданно улыбнулась, но вдруг так же внезапно покраснела. — Ты, конечно, уже испытывал такое чувство…

— Никогда! — пробормотал потрясенный Джулиан. Он боялся шевельнуться, боялся вздохнуть, а Рианнон по-прежнему прижимала его ладонь к своему животу. Она устало сомкнула глаза. Он не мог не чувствовать ребенка. Это хорошо… О, как хорошо…

Когда она проснулась, Джулиана рядом не было, а на стуле перед ее кроватью висело аккуратно сложенное синее платье. Рианнон улыбнулась. Похоже, и правда пришло время снять траур…

Пока она спала, кто-то принес в палатку таз со свежей водой. Умывшись и переодевшись, она выглянула наружу. Около палатки дежурил юный барабанщик, совсем еще ребенок. Очевидно, именно ему поручили предугадывать каждое желание миссис Маккензи…

— А где мой муж?

— Уехал засветло, мэм, — ответил барабанщик, мальчишка лет двенадцати. Светлые волосы, улыбчивое лицо, милые ямочки на щеках и в то же время серьезные, почти суровые глаза. Рианнон сразу бросилась в глаза его болезненная худоба.

— Куда?

— Ночью была перестрелка с янки, он поехал за ранеными. Я принесу вам кофе и чего-нибудь поесть. Рацион у нас, сами небось знаете… Но я раздобыл утром свежие яйца. Их можно сварить, очень вкусно. Я неплохой повар.

— Верю… Как тебя зовут?

— Джошуа, мэм.

Парнишка убежал к ближайшей полевой кухне и через несколько минут появился с дымящейся чашкой кофе, вареными яйцами и свежим хлебом. Где он добыл свежий хлеб?..

Она пригубила из чашки.

— Ну как?

— Восхитительно.

— Только вчера выменяли у янки. Наш капрал Райли продал им отцовский табак, а они нам отдали за это кофе. Настоящий, между прочим! Думаю, мы на этой сделке не прогадали.

— Не сомневаюсь.

— Ешьте, ешьте.

— Может быть, ты тоже хочешь? Честно говоря, я не так уж…

— Ешьте, миссис Маккензи. Доктор сказал, что вы ждете ребенка. О детях надо заботиться. Это будущее нации!

Рианнон улыбнулась и потрепала мальчишку по голове.

— Да, ты прав, конечно…

За завтраком она узнала, что его мать умерла еще до войны, а отец давно пропал без вести. В душе парнишка схоронил и его. Теперь ему осталось рассчитывать в жизни только на себя. Покончив с едой, Рианнон попросила отвести ее к раненым. Она не могла сидеть без дела. Барабанщик, очевидно, уже наслышанный о ее удивительных способностях, с готовностью согласился. Пациенты лежали в длинной госпитальной палатке по двое на каждой кровати. Немало их было и снаружи. У мятежников не хватало не только медикаментов, у них не хватало всего. Даже просто места, куда можно было положить тяжелораненого солдата.

Засучив рукава, Рианнон принялась за работу. Она носила раненым воду, читала письма из дома, делала перевязки. Через несколько часов она уже забыла, что находится в стане южан. Тем же самым — разве что в чуть лучших условиях — ей приходилось заниматься в госпитале у доктора Флауэрза.

— Миссис Тремейн! Ой… прошу прощения, миссис Маккензи! — вдруг услышала она чей-то очень знакомый голос.

Солдат лежал прямо на земле, ибо места на кровати ему не нашлось. Это был Лайам Мерфи. Тот самый мятежник, вместе с которым Джулиан впервые постучался в ее дом… Впрочем, он не стучался, тут же вспомнила она.

— Лайам?

— Простите, что я перепутал. По старой привычке обратился, знаете ли. А вообще я в курсе, что вы теперь жена полковника. О, это воистину фантастическая история! У нас все о ней знают…

Она улыбнулась.

— Не сомневаюсь. Вы ранены?

Он откинул край одеяла, и она увидела, что левая нога ампутирована ниже колена.

— Сочувствую…

71
{"b":"11207","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Плейлист смерти
А что, если они нам не враги? Как болезни спасают людей от вымирания
Хроники одной любви
Психиатрия для самоваров и чайников
Палачи и герои
Сила других. Окружение определяет нас
В самом сердце Сибири
Все в твоей голове. Экстремальные испытания возможностей человеческого тела и разума
Мир-ловушка