ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я не собираюсь кидаться ни к кому на шею, Джесс. Но Энтони разделяет мои взгляды.

Он досадливо выругался и с силой привлек девушку к себе. Она попыталась было вырваться, но Джесс вцепился в нее мертвой хваткой и, наклонившись, впился губами в ее рот. Боже, какой страстный и неистовый поцелуй! Кирнан невольно ответила. Наконец, Джесс оторвался от ее губ.

– Не вздумай шутить нашими судьбами, Кирнан! – пригрозил он.

Девушка тотчас заторопилась к двери, однако у самого порога Камерон нагнал ее, и не успела она и глазом моргнуть, как уже сидела на чалом.

– Куда ты меня везешь? – строго спросила она.

– Домой!

Застоявшийся и голодный чалый галопом поскакал в Харперс-Ферри.

Перед домом Лейси Джесс натянул поводья. Кирнан, не желая никакой помощи, в ярости спрыгнула с лошади.

– Кирнан!

Она, обернувшись, посмотрела на него выжидающе. А вдруг Джесс все же понял, где его место? Ведь он виргинец! Наверное, дорогой он осознал ее правоту.

Джесс соскочил с коня и со своей обычной ухмылочкой направился к Кирнан.

– Что?! – с вызовом спросила она, опасаясь его объятий. Именно так он и поступил – крепко прижал Кирнан к себе, но едва ей удалось обрести свободу, как она повторила:

– Что ты хотел сказать?

Голос Джесса звучал чуть хрипловато:

– Я уже говорил, чтобы ты не выходила за него, если он не умеет так целоваться. А теперь хочу добавить, что с ним тебе никогда не будет так хорошо, как со мной, проживи ты хоть тысячу лет!

Она занесла было руку, чтобы влепить ему пощечину, но он увернулся.

– Кирнан…

– Иди к черту, Джесс! – отчаянно выкрикнула она. Резко повернувшись, она бросилась к двери.

– Кирнан, я не могу изменить своих чувств!

Не оборачиваясь, она крикнула:

– А я – своих!

Наступила напряженная тишина, затем до Кирнан донесся цокот копыт. Только тут она обернулась.

– Джесс!.. – в отчаянии прошептала девушка.

Слишком поздно – он уже уехал.

Кирнан осталась одна. Внезапно налетел ветер, холодный, как и мир вокруг.

Мир, в котором не было Джесса.

Глава 7

В этот вечер Кирнан больше не видела Джесса. Дэниел тоже не приехал. По слухам, в Плезант-Вэлли негры-рабы подняли бунт, и братья Камероны отправились туда вместе с Ли и Стюартом.

В городе снова стало тревожно – жители опасались, что негры взбунтуются и здесь, хотя теперь у них уже не было возможности присоединиться к Джону Брауну.

Кирнан же с головой ушла в решение собственных проблем, чтобы всерьез принимать опасения, которые к тому же могли оказаться необоснованными.

Весь вечер она старалась быть спокойной и веселой и даже отдала должное роскошному обеду, приготовленному Лейси на случай неожиданного появления Камеронов.

По правде говоря, девушка предпочла бы остаться наедине со своими мыслями, а не поддерживать светскую беседу с миссис Донахью. Улыбаться, вежливо отвечать на вопросы… Мысленно она постоянно возвращалась к прошлой ночи и при первой же возможности, извинившись, удалилась к себе в спальню.

Первым делом она умылась, ибо то горела как в огне, то у нее зуб на зуб не попадал от холода. Прокручивая в уме мельчайшие детали происшедшего, Кирнан все время терзалась одним и тем же вопросом: как же она решилась на такое безрассудство? И тотчас напоминала себе, что пошла на такое не с кем-нибудь, а с Джессом, с Джессом, которого любила.

То и дело упрекая и оправдывая себя, девушка вдруг почувствовала сладостную дрожь во всем теле.

Она снова хотела быть с Джессом!

И все же гнев ее не утих. Как же так – Джесс не разделяет ее чувств, живет словно на другой планете! Впервые ей пришло в голову, что, несмотря на свое признание в любви, ответных слов от Джесса она не услышала.

Он сказал, что женится на ней. Нет, не так – он сказал, что она должна выйти за него замуж! Ну конечно, долг прежде всего! – с горькой усмешкой подумала Кирнан. Сказывалось воспитание джентльмена, хотел он этого или нет. Но она ни за что не станет женой Джесса из чувства долга. Она выйдет за него, только убедившись, что он ее любит.

И предан Виргинии.

На мгновение Кирнан задумалась: а надо ли ей принимать так близко к сердцу дела родного штата? Всерьез интересоваться текущей политикой отнюдь не женское дело, вот и отец не раз ей говаривал. Но они с Энтони исповедовали одни принципы, и тот всегда безоговорочно поддерживал ее мнение.

И все же… Все же она не может стать его женой – во всяком случае до тех пор, пока в ее жизни существует Джесс.

Очередная мысль повергла Кирнан в смятение. А что, если сегодняшняя ночь будет… иметь последствия? Не столь же она наивна, чтобы не понимать – возможно, в ней уже живет ребенок Джесса!

Поразительно, но она не испытала ни ужаса, ни стыда. Наоборот, радостное волнение охватило Кирнан: она была бы просто счастлива иметь ребенка от Джесса!

Ребенка от любимого человека…

И если она действительно в интересном положении, возможно, это поможет ей забыть об их разногласиях, которые сейчас представляются непреодолимыми.

Обхватив подушку, Кирнан подошла к окну. А что, если внизу стоит Джесс? К сожалению, никого. Холод ночи пронизал девушку. Она закрыла окно и улеглась в постель. Натянув повыше одеяло, Кирнан попыталась уснуть.

И в конце концов преуспела.

Если прошедший день был полон тревог и волнений, то ночь, как ни странно, подарила ей самые сладкие сновидения.

Проснулась она от громкого крика Лейси:

– Кирнан, спускайся скорее! У нас гости.

Кирнан, вздрогнув, выскочила из постели. Это наверняка Джесс и Дэниел! Пришли, чтобы позавтракать с дамами.

Торопливо умывшись, девушка бросилась к гардеробу и принялась лихорадочно перебирать свои наряды. В конце концов, она остановилась на красивом зеленом платье с широкой юбкой и бархатным лифом. Он туго облегал ее грудь, а рукава, наоборот, были очень широкими, что придавало наряду чрезвычайно элегантный вид. С корсетом Кирнан пришлось повозиться, во-первых, потому что ей не хотелось звать Лейси, а во-вторых, она слишком нервничала и не сразу попадала куда надо. Как-то они с Джессом встретятся? Наверное, теперь все будет по-другому…

Наконец она оделась и, схватив гребень, попыталась соорудить что-нибудь элегантное и изысканное со своими волосами, но времени для сложной прически уже не осталось, да и руки у нее так дрожали, что она с трудом орудовала шпильками. Вначале она решила распустить волосы по плечам, потом скрутила их в простой узел на затылке. При свете свечи ее пышная шевелюра отливала медвяным золотом. Внимательно оглядев себя в зеркало, Кирнан несколько раз куснула губы, чтобы придать им яркость. Щеки ее и так пламенели, а глаза, блестевшие от радостного волнения, сверкали, как два изумруда.

А ведь радоваться, в сущности, нечему, строго одернула себя девушка. Она сердита на Джесса, и нет никаких причин менять гнев на милость. В последний раз взбив прическу, девушка, стуча каблучками, заспешила вниз. Лишь на лестнице она опомнилась и заставила себя умерить шаг, а к гостиной подошла с подобающим достоинством. Сердце ее стучало как молот. Джесс вернулся!

Затаив дыхание, Кирнан вступила в гостиную и разочарованно вздохнула.

– Кирнан!

Энтони. Оказывается, вернулся не Джесс, а Энтони с отцом, а с ними ее отец и муж Лейси, Томас.

Кирнан очень любила отца, он же оберегал дочь как зеницу ока. Сейчас его подернутые дымкой серые глаза остановились на ней с тревогой и любовью, и только потом он расплылся в восхищенной улыбке. Наверняка отец слышал о волнующих событиях в Харперс-Ферри, мгновенно смекнула Кирнан, вот и поспешил удостовериться, что с дочерью все в порядке.

– Папа!.. – выдохнула она и бросилась вперед, искренне радуясь приезду отца.

Но тут путь ей преградил Энтони, и не успела Кирнан опомниться, как очутилась в его объятиях.

– Кирнан, дорогая, любимая! Какое счастье, что ты здесь и с тобой все в порядке!

27
{"b":"11208","o":1}