ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да, – подтвердила девушка.

– А я – капитан Хью Норрис. Вам бы лучше поскорее уйти отсюда. У меня приказ – сжечь дом.

– Чей приказ? – резко спросила Кирнан.

– Как чей? Генерала…

– Ваш генерал не имеет права распоряжаться моим домом!

– Мэм, отныне здесь хозяйничает армия северян. Ведь ваши конфедераты вас бросили! И я выполню приказ, так что вам лучше забрать родных и уйти. Уверяю вас, леди, сейчас здесь запахнет жареным. Думаю, вам не понравится!

Кирнан все так же с вызовом смотрела на кавалериста. Она решила, что не тронется с места, чего бы это ей ни стоило.

– Тогда вы должны дать нам время собраться, сэр.

– Я приступаю к операции через десять минут, миссис Миллер, – радостно объявил Норрис.

Чувствовалось, что возложенная на него миссия доставляет ему несказанное удовольствие.

– Как знаете, сэр. Полагаю, не слишком-то это благородно – сжигать не только дома, но также женщин и детей. Вы должны дать нам время, сэр.

Норрис в ярости уставился на Кирнан. Гнедая кобыла нетерпеливо гарцевала на ступенях. Внезапно, повинуясь команде хозяина, она взвилась на дыбы и опустилась буквально в нескольких сантиметрах от девушки, которой стоило больших усилий не отпрянуть в сторону. Горделиво выставив подбородок, хозяйка дома все так же бесстрашно глядела на Норриса.

– Позвольте заметить, леди, что времена великих побед южан давно прошли. Еще немного, и вы вряд ли осмелитесь так разговаривать с офицером северян! Вы просите, чтобы я дал вам время собраться? Будь по-вашему. Я не стану вас жечь, а просто вышвырну отсюда, и тогда все будет как надо: доблестный янки, рискуя собственной жизнью, спасает от самоубийства фанатичную конфедератку!

– Вряд ли, сэр, – хладнокровно возразила Кирнан. Боже, да она с ума сошла! Ведь помощи ждать неоткуда… Вот если бы сейчас здесь появилась кавалерия южан в полном составе во главе с самим Джебом Стюартом! Или хотя бы один всадник, герой в серой форме…

– Сержант, тащите хворост! – скомандовал Норрис. Повинуясь его приказу, один из всадников тут же спешился и подозвал к себе подчиненных. Мужчины стали поспешно собирать сухие ветки и палки и, обернув сеном, засовывать под крыльцо. Кирнан молча наблюдала за ними, не в силах их остановить. И неожиданно пришла в такую ярость, что ей захотелось наброситься на мужчин с кулаками, выцарапать им глаза, выдрать волосы…

Однако она все так же молча и спокойно стояла на ступеньках, наблюдая за происходящим.

– Проклятие! – вдруг в сердцах выкрикнул Норрис и, пришпорив лошадь, ринулся прочь с крыльца. – Несите факелы! – резко распорядился он.

Кирнан не шевельнулась, даже когда янки зажгли факелы.

– Приготовьтесь поджечь дом!

Не станут же они выполнять этот приказ, пока она стоит на крыльце! Мужчины в синем явно занервничали. Они с тревогой переводили взгляды с девушки на своего командира.

И наконец нехотя двинулись вперед.

– Стойте! – раздался вдруг резкий и властный окрик. К дому приближался всадник.

Он держался, как человек, с детства привыкший сидеть в седле, для которого управлять конем – дело обычное. Он ехал так уверенно, словно знал здесь каждый холм, каждую гору, каждую долину. Да что там – будто знал душу и сердце этих гор!

Из-под копыт серебристо-серого коня летели комья грязи, но всадник мчался вперед, не обращая на это внимания. Расстояние между ним и Норрисом быстро сокращалось.

– Остановитесь, Норрис!

Приказ был отдан тоном, не терпящим возражений, и в душе Кирнан почему-то шевельнулась смутная тревога.

Капитан Хью Норрис ругнулся вполголоса и двинулся навстречу седоку.

Человек этот тоже был в синем.

Синяя, даже темно-синяя, форма кавалериста союзной армии, украшенная золотым галуном. Фуражка, тоже синяя, была низко надвинута на лоб, и на ней красовался высокий плюмаж.

Всадники съехались в нескольких метрах от крыльца, и вновь прибывший, вытащив какую-то бумагу, помахал ею перед носом капитана.

Начался негромкий, но яростный спор. Тем временем мужчины с факелами нетерпеливо переминались с ноги на ногу. Их взоры были устремлены на Кирнан, и она поняла, что, по крайней мере, некоторые из них так и жаждут насладиться зрелищем пожара.

Даже те, кто не раз смотрел в лицо смерти. Они ждали, ждала и она.

Надо же, пришелец спутал все карты! Он остановил разрушение ее дома и ее мира.

Янки. Мужчина в синем.

Кирнан вдруг осенило, что это не просто янки.

Спорщики наконец разъехались.

– Погасите факелы! – скомандовал вновь прибывший, и по его тону чувствовалось, что он привык отдавать приказы.

Мужчины тут же послушно воткнули факелы в землю.

Всадник, направив к крыльцу свою серебристо-серую лошадь, сдвинул на затылок фуражку, и его стальные глаза встретились с глазами Кирнан.

Леденящий душу ужас охватил девушку. Сердце ее оборвалось и вдруг вновь бешено забилось.

Итак, янки…

Нет, не просто янки, а Джесс Камерон! Тот янки, которого она знала всю жизнь. Тот янки, которого она ненавидела всей душой. Которого когда-то любила. Из-за которого душа и сердце ее пришли сейчас в такое смятение.

Казалось, целый век прошел с тех пор, как она бросила свое сердце к его ногам, а он презрел ее мольбы.

С тех пор, как, облачившись в синюю форму, уехал на Север.

Похоже, он не изменился.

А может быть, изменился? Взор его так же тверд, как и в те далекие годы, но теперь в нем читаются мудрость, усталость и даже жестокость. Вокруг глаз морщины – наверное, они появились недавно. Он был чисто выбрит, и теперь девушка жадно вглядывалась в его чуть заострившийся профиль. Кожа немного огрубела, но лицо все такое же красивое благодаря крутым дугам темных бровей и необычному блеску глаз. А чувственность этому лицу, несомненно, придавал рот – рот, который сейчас, когда Джесс смотрел на нее, был плотно сжат.

– Здравствуй, Кирнан.

Не хотелось признаваться, что они знакомы. Она предпочла бы забыть об этом. И еще забыть тот день, когда они виделись в последний раз. Однако хуже всего было то, что они снова встретились.

Он – как победитель, она – как противник, которого надо уничтожить.

Кирнан не ответила. Он пожал плечами и раздосадованно сверкнул глазами.

– Миссис Миллер, с этой минуты я реквизирую ваш дом. В нем разместится мой штаб, а если понадобится, то и госпиталь. Будьте любезны уведомить об этом ваших домочадцев.

Кирнан до боли сжала зубы.

Она молилась, чтобы герой в сером спас ее дом. И вот герой здесь, и теперь пожар Монтемарту не грозит.

Но спас его мужчина в синем.

Да она скорее будет грызть землю, чем подчинится! Девушка гордо вздернула подбородок.

– Капитан Норрис собирался сжечь дом, капитан Камерон. Боюсь, вам придется поискать другое место для вашего штаба.

Все так же в упор глядя на нее, Джесс спешился и стал подниматься на крыльцо. В метре от хозяйки он остановился, высокий – в нем было шесть футов два дюйма – и широкоплечий. Кавалерийский мундир и накидка сидели на нем так ладно! Он был опасен. Впрочем, Джесс всегда был опасен.

От него исходили невидимые токи, от которых, казалось, вибрирует воздух. Кирнан внезапно стало жарко, словно солнце вдруг обожгло ее своими лучами, хотя на землю уже давно спустился вечер.

В присутствии Джесса она всегда чувствовала напряжение.

Он заговорил. Вполголоса, чтобы не услышали солдаты, которые все еще стояли кольцом вокруг дома и молча наблюдали за этой сценой.

– Я пытаюсь спасти ваш дом и вашу шею, миссис Миллер, – раздраженно произнес Джесс.

– Моей шее ничто не угрожает, капитан Камерон, – отрезала девушка.

– Еще слово, миссис Миллер, и эта угроза возникнет! – гневно пообещал он. – Замолчите, и тогда дом не тронут.

– Вы действительно собираетесь здесь расположиться?

– Да.

– Тогда пусть лучше дом сожгут!

– Ничего иного я и не ожидал, Кирнан. Ты всегда была не в ладах со здравым смыслом. А как насчет юного Джейкоба Миллера и его сестры?

3
{"b":"11208","o":1}