ЛитМир - Электронная Библиотека

Но не успела она опомниться, как он сдернул с нее плащ.

Теперь ее беременность стала очевидной.

– Полковник Камерон! – раздался властный голос генерала Дженсена.

– Сэр?

Джесс обернулся и отдал честь, как будто только что заметил начальника. За спиной генерала маячил Хью Норрис, явно потешаясь над Кирнан и Джессом.

– Объясните сейчас же, что здесь происходит! – потребовал генерал.

– Это личное дело, сэр! – возразил Джесс.

– Полковник Камерон, поскольку все мы стали невольными свидетелями сцены между вами и этой молодой леди, дело перестало быть личным. Отвечайте, это ваш ребенок?

Джесс, гордо выпрямившись, возвышался над всеми остальными, весь – воплощение спокойствия и чувства собственного достоинства.

– Возможно, – наконец, лениво процедил он. Кирнан чуть не задохнулась от гнева и возмущения.

– «Возможно»! – смеясь, передразнил Джесса Хью Норрис. – Он отобрал у меня Монтемарт! Я же говорил, что она шпионка! Хитра, ничего не скажешь… Но меня не проведешь! А Камерон, как видно, попался на ее удочку.

– Ничего подобного, сэр. Она пыталась соблазнить меня, но ничего не вышло. Я держал ее под домашним арестом.

– Ну, хватит! – решительно воскликнула Кирнан. – Мне пора домой. Если вы отберете у меня повозку, генерал, я пойду пешком. А если попытаетесь меня застрелить, назавтра об этом раструбят все газеты!

Она не успела сделать и шагу, как Джесс снова схватил ее за руку.

– Ты никуда не уйдешь!

– Сейчас же прекратите, полковник! – укоризненно произнес генерал. – А вам, юная леди, должно быть известно, что мои люди не стреляют дамам в спину.

Кирнан все еще не могла понять, чего добивается Джесс. Зачем разыграл эту нелепую сцену? Она любит его, несмотря ни на что, это уже точно. Но снова между ними встали два ненавистных цвета – серый и синий. Неужели это опять помешает? Все, чего ей хочется, – это попасть домой и повидаться с отцом.

И еще родить ребенка. Ребенка Джесса.

Выпрямившись, Кирнан с вызовом произнесла:

– Проклятые янки! Вы отобрали у меня дом и распоряжались в нем, как в своем собственном. Вы угрожали моей жизни. Убили моего мужа, а теперь пытаетесь…

– Позвольте вас перебить, миссис Миллер, – мягко прервал генерал ее гневную речь. – Наши доблестные воины, которыми я имею честь командовать, – настоящие джентльмены. Скажите, отец вашего ребенка – полковник Камерон?

Под взглядами десятков глаз Кирнан не могла этого отрицать. Но и подтвердить слова генерала она была не в силах и потому молчала – слишком долго молчала.

– Да! – резко бросил Джесс. – Я признаю, что это мой ребенок.

– Пригласите отца Дарби. Мы должны немедленно их обвенчать, – распорядился генерал Дженсен. – Вы меня слышите, полковник Камерон? Вы сейчас же женитесь на молодой леди. Это приказ! Не хватало еще, чтобы нашу армию обвиняли в том, что она наводняет Юг своими отпрысками!

Джесс молчал и только бешено работал желваками. Казалось, он всеми силами старается избежать этой нежелательной женитьбы. Наконец, словно покорившись своей участи, он поднял на генерала глаза.

– Вы меня слышите, полковник? – повторил тот.

– Да, сэр, – угрюмо бросил Камерон – ни дать ни взять джентльмен, для которого честь превыше всего.

– Постойте! – запротестовала Кирнан.

Она не может выйти замуж вот так, с бухты-барахты, даже не поговорив толком с Джессом! Да что же, черт возьми, здесь происходит?!

– Постойте! – повторила она. – Я не…

Неожиданно Джесс привлек ее к себе с такой силой, что Кирнан показалось – еще минута, и она потеряет сознание. Он сверлил ее своими кобальтово-синими глазами… Словно прожигал насквозь этим пронзительным взглядом. И вдруг, наклонившись, торопливо прошептал ей на ухо:

– Соглашайся, Кирнан!

– Отпусти меня сейчас же! – запротестовала она, но он еще крепче сжал объятия и продолжил:

– Мне до зарезу надо домой. Если мы поженимся, я попрошу отпуск под тем предлогом, что должен отвезти тебя к отцу. На самом деле речь идет о Дэниеле. Он ранен и хочет, чтобы я доставил его в Камерон-холл. Мы как-нибудь спрячем его и проедем. Подумай, Кирнан, судьба Дэниела зависит только от тебя!

Дэниел!

Кирнан мгновенно перестала сопротивляться. Наконец-то она поняла, что за игру затеял Джесс! Он разыграл эту безобразную сцену на виду у всех, чтобы ни у кого не возникло подозрений, почему Камерон вдруг оставляет поле битвы в самый разгар войны.

Близнецы стояли неподалеку и молча наблюдали за происходящим. За все это время Джейкоб ни разу не выступил в защиту Кирнан – это с его-то понятием о чести! Значит, он с самого начала знал, в чем дело. Знал о Дэниеле.

А где же Дэниел сейчас? Неужели жизнь его в опасности?

– Миссис Миллер, – мягко произнес генерал Дженсен, успокаивающе похлопав ее по руке, – мы немедленно решим вашу проблему. Полковник – прекрасный человек, а когда захочет, даже может быть джентльменом… Однако не стоит мешкать. А, отец Дарби уже здесь? Подойдите сюда, полковник Камерон. А вы, миссис Миллер, встаньте тут.

Отцом Дарби оказался высокий тощий человек с печальным лицом. Да и неудивительно – ведь в последнее время он в основном отпевал, а отнюдь не венчал или крестил. Просьба провести бракосочетание прямо на поле боя явно ошеломила его.

– Но брачующиеся должны изъявить свое согласие, – несмело начал святой отец, не сводя удивленного взгляда с Джесса.

– Они согласны! – торопливо вставил генерал Дженсен и, обернувшись к Камерону, грозно спросил: – Ведь так, полковник?

– Ну да, – глубоко вздохнув, нехотя ответил тот. – Согласен…

– А вы, мисс… – запнулся отец Дарби.

– Не мисс, а миссис Кирнан Миллер, – поправила его возмутительница спокойствия. – И я не…

Джесс с такой силой наступил ей на ногу, что у бедняжки даже слезы брызнули из глаз. Ради Дэниела…

– Согласна! – воскликнула Кирнан.

Генерал Дженсен выступил в качестве посаженого отца. Патрисия и Джейкоб молча стояли сзади, а рядовой Райкер и Хью Норрис просто наблюдали, причем Норрис время от времени презрительно фыркал.

Вся церемония заняла не более пяти минут. Жених и невеста произнесли положенные клятвы, а потом он надел ей на палец свое кольцо с печаткой, массивное и тяжелое. Тонкий золотой ободок, которым Кирнан обручалась с Энтони, она убрала в карман.

Смущенно кашлянув, Дарби сказал:

– А теперь, полковник, мне следовало бы предложить вам поцеловать вашу новоиспеченную супругу. Однако, похоже, вы не нуждаетесь в моих советах, так что я лучше промолчу.

Джесс смеющимися глазами взглянул на Кирнан:

– Отчего же, святой отец? Я с удовольствием ее поцелую!

Однако и тут Камерон поступил против правил. Вместо того чтобы запечатлеть целомудренный поцелуй на губах жены, он схватил ее в охапку, и не успела Кирнан опомниться, как уже оказалась позади палатки. Только здесь Джесс, наконец, соизволил припасть к ее губам.

Но что это был за поцелуй! В нем слились божественное пламя и адский огонь. Несчастная сопротивлялась изо всех сил, но увы…

Невозможно было противостоять волшебству этого поцелуя. Жар и пламя, сладость и тепло, страсть и нежность – сразу все и в одно мгновение! Кирнан лишь сейчас поняла, как долго ждала этого.

Так целоваться умел только Джесс…

Наконец, он с усилием оторвался от ее губ и улыбнулся.

– А теперь нам нужно, во что бы то ни стало перевезти Дэниела через линию фронта, – зашептал он ей на ухо. – Ты поняла?

Должно быть, она ответила не сразу, ибо супруг легонько встряхнув ее, повторил:

– Поняла?

– Да! – прошептала она.

– Полковник! – раздался из-за палатки голос отца Дарбн. Чувствовалось, что подобное поведение новобрачного он наблюдает впервые.

Взяв Кирнан за руку, Джесс снова предстал перед публикой и, обращаясь к генералу, патетически воскликнул:

– Прошу вас дать мне отпуск, сэр. Я должен отвезти жену домой!

Генерал покачал головой:

– Об этом не может быть и речи. Не забывайте, полковник, что идет война!

84
{"b":"11208","o":1}