ЛитМир - Электронная Библиотека

Она все чаще думала о том, нужна ли вообще жена Йену Маккензи?

В его любви к сыну Элайна не сомневалась. Но к жене…

Она тоже решила покинуть Вашингтон. Для этого предстояло заняться некоторыми формальностями, но это не составляло особого труда. Элайну пугала угроза мужа последовать за ней, ибо она была уверена, что он так и поступит. Не для того, чтобы вернуть жену. Он захочет отнять у нее сына.

Поэтому она выжидала, следила за происходящими в стране событиями, читала газеты и многочисленные письма от родственников Йена.

К середине марта конфедераты захватили большую часть федеральных военных баз, расположенных на территориях их штатов, а также важные опорные пункты вдоль границ. Но в руках федеральных войск остались форт Самтер, державший под контролем вход и выход из порта Чарлстон, форт Пикнес, а также базы Ки-Уэст и Драй-Тортугас во Флориде. Элайна предполагала, что Йена отправили в Ки-Уэст или в форт Тэйлор, поскольку именно там он не раз служил в мирное время. Но Йен не известил жену, куда отправляется, и это заставляло Элайну опасаться самого худшего. Того, что ее муж намерен участвовать в военных операциях против своей родины.

Так или иначе, но в столице Йен не появлялся. И Элайна радовалась, что в Вашингтоне находится Райза Мейджи. Получая от миссис Гринхау приглашения на вечера, чаепития и всякого рода встречи, Элайна охотно посещала их. Миссис Гринхау считалась одной из самых очаровательных женщин столицы. В ее гостиной толковали о политике, о состоянии дел в армии и проблемах вооружения, о необходимости подготовки снайперов, военных инженеров и прочих специалистов. Причем хозяйка принимала самое живое участие в подобных дискуссиях.

Так протекали дни. Сидни сообщала Элайне, что ситуация в Чарлстоне становится все более угрожающей и что скоро совершатся очень важные события. Сидни страстно желала поскорее вернуться во Флориду, а потому просила Элайну извещать о том, что происходит в столице, и писать обо всех последних новостях.

Элайна получила письмо и от Дженифер, еще более встревожившее ее. Из него она узнала, что Йен, покинув Вашингтон, побывал в доме Тедди во Флориде. Дженифер это показалось весьма странным, поскольку штат примкнул к Конфедерации.

«Мы слышали, – писала она, – что теперь Флорида стала частью Конфедерации. Появление на территории штата офицера правительственных войск связано с риском. Поэтому мы были удивлены, увидев здесь однажды Йена Маккензи. Он привез очень важные новости. В частности, о том, что в ближайшем будущем Флориде угрожает нападение с моря. Корабли Федерации уже курсируют у наших берегов. Как раз в эти дни здесь находились мои родители, а также Лоуренс. Мы все долго обсуждали ситуацию. Хотя Йен и Лоуренс придерживаются противоположных политических взглядов, но оба считают, что Флориду в случае нападения защитить будет очень трудно из-за ее длинной береговой линии. Йен сожалеет о том, что наш штат поспешил отделиться от Федерации и примкнуть к конфедератам, поскольку, если начнется война, последним останется только бросить Флориду на растерзание. Из штата быстро заберут все мужское население, направят его против правительственных войск, и полуостров будет некому защищать. Отец согласился с Йеном, но спросил, за каким чертом северянам понадобятся флоридские болота. В любом случае война на полуострове будет выглядеть весьма странно, поскольку Флорида производит продукты питания и пополняет армию. Не говоря о поставках соли и скота!

Твой муж прекрасно выглядит, но очень тоскует по сыну, которого и я мечтаю увидеть.

Отъезд Йена меня очень расстроил. Ведь неизвестно, когда нам вновь доведется встретиться!»

Письмо было написано несколько недель назад, и это сильно огорчило Элайну, потому что она не знала, что еще произошло за это время. Она больше не хотела оставаться в Вашингтоне. Сердце ее рвалось на Юг. Элайна жаждала вновь увидеть Беламар, побегать по песчаному берегу бухты. Правда, в столице тоже наступала весна. Но Элайне казалось, что это происходит здесь слишком медленно. Сказывалась текущая в ее жилах горячая и нетерпеливая кровь истинной южанки…

Между тем Шон подрастал. Он обещал стать крепким и рослым мальчуганом. Элайна не могла на него нарадоваться. Только он и поддерживал ее в отсутствие мужа. В свободное от забот о сыне время Элайна читала газеты, размышляя о том, где сейчас Йен, и о том, что случится в ближайшем будущем.

Она благодарила Бога за то, что судьба свела ее с миссис Гринхау. И даже – с Райзой Мейджи.

Как-то раз у них произошел очень откровенный разговор. Райза не отрицала, что в ней еще не угасло чувство к Йену Маккензи.

– Но ведь я порядочная женщина! – воскликнула она. – А потому никакие могу разрушать ваше счастье. Тем более что у вас с Йеном такой чудесный сын!

И Элайна поняла, что обрела в бывшей сопернице настоящего друга…

Райза по политическим убеждениям была северянкой, а Роуз Гринхау симпатизировала конфедератам. Это удивляло Элайну, поскольку она знала, что отца Роуз убил на плантации чернокожий. Тем не менее это не озлобило ее и не сказалось на политических взглядах. Роуз приняла сторону Юга, но вместе с тем поддерживала хорошие отношения с офицерами, конгрессменами и министрами федерального правительства Соединенных Штатов. Элайна не высказывала вслух своих политических пристрастий, но, от всей души восхищаясь миссис Гринхау, полагала, что будет тосковать о ней, если когда-нибудь вернется домой.

Несмотря на дружеские отношения с Райзой и Роуз, Элайна постоянно думала о том, долго ли еще ей придется пробыть в Вашингтоне. Газеты ежедневно приносили все новые вести о расколе страны. Повсюду создавались отряды ополченцев, проводился подсчет лошадей и оружия. Многочисленные отряды регулярной армии США наводнили округ Колумбия, центром которого был Вашингтон. Хотя Элайну напугала угроза Йена преследовать ее и сына, она тосковала по дому и старалась найти возможность уехать во Флориду, даже если там придется жить в доме Маккензи.

Одним апрельским вечером миссис Гринхау пригласила ее на неофициальный фуршет. Элайна тотчас же согласилась, решив попросить совета у друзей Роуз, умудренных жизнью и опытом. А возможно, даже и помощи.

В гостиной миссис Гринхау, как и всегда, собралось множество мужчин самых высоких рангов. Но темы всех бесед вертелись вокруг одного: что теперь будет? И этого никто не мог точно предсказать…

– Элайна, как хорошо, что вы приехали! – Миссис Гринхау обняла молодую гостью. – Право, Йен не зря гордится женой. Вами здесь восхищаются все: от простого офицера до генералов и сенаторов. А теперь, ради Бога, помогите мне развлечь гостей. Вон там, на лестничной площадке, военные, только что прибывшие в Вашингтон. Они чувствуют себя здесь явно не в своей тарелке. Им нужно женское внимание и тепло. Разрешите, я вас им представлю!

Роуз вывела Элайну на площадку, где, опираясь на перила, стояли четыре молодых офицера. При появлении дам они вытянулись по стойке «смирно».

– Молодые люди, – обратилась к ним миссис Гринхау. – Боюсь, вы скучаете. Позвольте представить вам супругу майора Йена Маккензи. Как знать, возможно, довольно скоро вы станете его сослуживцами. Элайна, эти молодые люди недавно окончили военное училище в Уэст-Пойнте. Разрешите представить вам Чарли Литуина, Гарольда Пенни, Уильяма Моуни и Нейта Дилона. Джентльмены, познакомьтесь с миссис Элайной Маккензи.

Элайна улыбнулась. Молодые люди, держа в правой руке фуражки, щелкнули каблуками. Чарли нервно провел ладонью по волосам. Уильям сделал шаг вперед и срывающимся от волнения голосом сказал:

– Мадам, не желаете ли пунша? Я сейчас принесу.

– С удовольствием.

Прошло не более минуты, как Уильям принес бокал пунша и стул для дамы.

– Итак, джентльмены, – Элайна опустилась на стул и подняла бокал, – выпьем за наше счастливое будущее!

– Неизвестно, каким оно будет, – мрачно отозвался Гарольд.

– Вы чем-то расстроены? – участливо спросила Элайна.

51
{"b":"11209","o":1}