ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мой отец уехал за Потомак, и пустой дом стал меня тяготить. А тут появился друг отца, капитан военного корабля, и сказал, что отплывает в Сент-Августин. Я воспользовалась этим и приехала сюда.

– Где ты остановилась?

– Сняла небольшую квартирку в соседнем квартале.

У Элайны отлегло от сердца. Ей не хотелось, чтобы Райза жила в той же гостинице.

– Вот и прекрасно! – Она улыбнулась. – Ты видела Йена?

– Во время его последнего приезда в Вашингтон.

А ты?

– Только один раз. Он приезжал сюда, но очень ненадолго.

– Как я понимаю, он участвовал в подготовке операции под Новым Орлеаном.

– Я тоже об этом слышала.

– А чем ты занимаешься?

– Работаю вместе с доктором Перси в госпитале. Впрочем, поговорим об этом позже. Хочешь поужинать? Я сейчас все приготовлю. За столом и поговорим. Ты расскажешь мне, что происходит в Вашингтоне. После столицы Сент-Августин покажется тебе скучным и однообразным.

– Смена обстановки всегда полезна. Кстати, в последнее время я много ухаживала за ранеными в столичном госпитале, так что могу помочь тебе и доктору Перси.

– Что ж, мы будем рады, – не слишком искренне ответила Элайна, но Райза, казалось, не заметила этого.

Уже через день Райза появилась в госпитале. Доктор Перси сразу же проникся к ней большой симпатией и уважением, поскольку та нравилась раненым. Она работала легко, уверенно, всегда с улыбкой. И это внушало доверие к ней.

Элайна с удивлением почувствовала, что энергия Райзы начала передаваться и ей. Но в этом чувстве была и доля ревности, поскольку Райзе все легко давалось, она не чуралась никакой работы и делала все превосходно…

Однажды вечером, примерно через неделю после приезда Райзы, к Элайне пришел доктор Перси и принес составленную им шифровку. Документ следовало срочно передать окопавшимся за рекой конфедератам. Перси сказал, что Элайна должна переправиться через реку близ большой плантации, принадлежавшей вдове Энглвуд, и вручить конверт человеку, которого укажет хозяйка.

Ничего сложного в этом поручении не было. Элайна вполне могла на несколько часов отлучиться из города, тем более что командование федерального гарнизона хорошо знало ее и доктора Перси и высоко оценивало их работу в госпитале. Поэтому федералисты не стали бы чинить Элайне препятствия при переправе через реку. Правда, доктор Перси, очень загруженный в госпитале, не мог ее сопровождать. Элайна решила, что отлично обойдется и без него.

– Это просто курьерское поручение, – сказал на прощание доктор. – Но через неделю Мокасиновому Змею придется снова выползти из гнезда.

– Как?! – насторожилась Элайна. – Вы же видите, что гавань окружена военными кораблями федералистов.

– Я отвезу вас подальше на юг. Там, в одной из уединенных бухт, будет небольшое судно, которое отвезет вас в Беламар и высадит неподалеку от вашего дома. Дело в том, что британские дипломаты, очарованные вами, согласились оказать нам значительную финансовую помощь. Деньги же нам тем более нужны, что с приходом федералистов Сент-Августин начал испытывать нужду не только в медикаментах, но и в продовольствии. Нам до зарезу необходима иностранная помощь, и в первую очередь денежная. Чтобы закупать лекарства, санитарные средства, качественные продукты для раненых. Вы ведь сами видите, сколько приходится делать ампутаций. Страшно даже подумать о том, чтобы проводить эти операции без анестезии. Препараты быстро подходят к концу, и, если мы срочно не закупим большую партию, нас ждет катастрофа!

Когда доктор Перси ушел, Элайна опустилась на стул и задумалась. Она понимала, что наступает момент, когда на ее тайной деятельности придется поставить крест. Иначе это грозит неминуемой бедой. А ей следует сохранить семью и главное – позаботиться о сыне.

Элайна встала и, подойдя к окну, приняла решение: она выполнит еще два курьерских поручения – завтра, встретившись с миссис Энглвуд, и потом съездит на Багамы. А вот насчет других операций Мокасинового Змея она еще подумает. В крайнем случае передаст повстанцам английское золото и валюту, о которых упоминал Перси. И пусть на этом смертельно опасные вояжи закончатся! Кстати, еще неизвестно, зачем в Сент-Августине появилась Райза Мейджи. Вдруг она приехала по поручению Йена следить за его женой…

На другое утро Элайна наняла в гостинице хорошую лошадь и без приключений переправилась через реку. Поджидавшая на берегу миссис Энглвуд пригласила Элайну в дом и предложила чаю. Тем временем должен был подойти тот, кому предназначалось зашифрованное письмо. Они провели за столом около часа, когда раздался осторожный стук в дверь. Миссис Энглвуд открыла ее, и в комнату вошел… Питер О'Нил!

От неожиданности Элайна лишилась дара речи. Питер усмехнулся, заметив ее изумление, и выразительно посмотрел на миссис Энглвуд. Та понимающе кивнула и оставила их наедине. – Элайна! Как все печально! Война продолжается, кровь льется! Единственная отрада – встречи с тобой.

Он попытался взять ее за руку, но Элайна брезгливо отдернула ее.

– У тебя для меня что-то есть? – деловито осведомился Питер.

Элайна молча протянула ему конверт. Он повертел его в руках, затем сунул в карман.

– Ты представить себе не можешь, Элайна, насколько ценные услуги оказываешь Конфедерации. – Он снова попытался коснуться ее руки, но та снова уклонилась.

– Мне пора возвращаться.

– Неужели? Элайна, я уверен, настанет день, когда ты будешь очень во мне нуждаться!

– Питер, неужели ты никогда не поймешь, что я замужем?

– Что ж, готов ответить и на это: когда война окончится, ты будешь вдовой.

– Питер, один Бог знает, кто из нас останется жив. Но пытаться сейчас завоевать мою симпатию, угрожая убить моего мужа, безнравственно.

– Элайна, ты связала жизнь с негодяем, предавшим свою родину, свой народ! Ты совершила страшную ошибку! Но все же я люблю тебя! Как любил всегда. А что до майора Маккензи, то наша разведка уже донесла, что он устроил лагерь в болотах и топях южной Флориды, Он не выйдет оттуда, клянусь!

Дверь открылась, вошла миссис Энглвуд.

– Не желаете ли перекусить на дорогу? – улыбнулась она. – На столе в соседней комнате – чай, кофе, бисквиты, пирожные.

Элайна выпила чаю, съела бисквит и поблагодарила хозяйку. Питер жадно пожирал ее глазами Из дома они вышли вместе. Вскочив в седло; Элайна пришпорила лошадь и поскакала к реке. Питер не отставал от нее. Внезапно из одного деревянного дома донесся отчаянный женский крик.

– Что это? – испуганно спросила Элайна.

– Ничего особенного. Просто предатели и шпионы получают по заслугам. Сейчас их запрут в собственном доме и сожгут.

– Что?

– То, что слышала.

Элайна молча развернула лошадь и поскакала к дому.

Дом был окружен солдатами в форме конфедератов. Четверо из них поджигали строение с четырех углов. Из окна неслись вопли и детский плач. Двое солдат выволокли из дома женщину с маленьким ребенком и с омерзительным хохотом заставили ее искать «пятый угол». При этом они пинали женщину сапогами, били кулаками по лицу, таскали за волосы.

Разъяренная, Элайна направила лошадь в гущу солдат.

Лицо ее побледнело, а глаза горели злобой. Подумать только: это солдаты боготворимой ею Конфедерации! Той самой, ради которой она, Элайна, разрушила свою семью и не щадила собственной жизни! Солдаты отскочили.

– Что вы делаете?! – закричала Элайна.

– Наказываем предателей, – дерзко ответил один из них. – Эти люди предали наше дело, свою родину, а потому мы сожжем их заживо.

– Откуда вы знаете, что они предатели?

– Так сказал капитан О'Нил. Этого нам достаточно.

– Мы вовсе не предатели, – рыдала женщина, – а просто сочувствуем федералистам. И будем сочувствовать! Особенно сейчас, когда под Новым Орлеаном убили моего мужа!

Элайна спешилась и бросилась к женщине.

– Прекратите это издевательство! Оставьте ее! Четверо молодых солдат отпрянули от своей жертвы и растерянно посмотрели на смелую незнакомку. Им явно стало не по себе. Но тут чьи-то руки опустились на плечи Элайны. Обернувшись, она увидела Питера О'Нила. Он холодно усмехнулся.

64
{"b":"11209","o":1}