ЛитМир - Электронная Библиотека

— Но я и в самом деле не была с Кейтом в ту ночь.

— Ты уже об этом говорила.

— Ты не веришь мне?

— Не стоит вспоминать об этом.

— Но ведь ты действительно не веришь мне.

— Оставь. Кейт мертв, и не нужно ворошить прошлое.

— Нам нужно поговорить.

— Кейта этим не вернешь. Лучше спи.

Да, Кейт был мертв. Но огненный дух прошлого, горячий отсвет миновавшего пожара продолжал злобно преследовать их души. Облако дыма и пламени заволокло их судьбу.

Кэти ударила Джордана кулаком в грудь.

— Ты, ублюдок! — кричала она ему. — Самоуверенный вонючий ублюдок! Почему ты веришь только себе? Ты противен мне со всеми твоими мыслями и чувствами! Слышишь?! Я ненавижу, ненавижу тебя!

Она била его кулаками изо всех сил. Джордан выругался и схватил ее за руки. Они кричали друг другу обидные, злые слова. И вдруг их охватила какая-то темная, жгучая страсть, и драка превратилась в секс. И с проклятиями и злостью они занимались любовью, больше похожей на ненависть. И уже утомленные, ослабевшие от любовных упражнений, шептали они друг другу неискренние слова, словно цепляясь за эту последнюю болезненную возможность слиться воедино.

— Я ненавижу тебя, Джордан, черт бы тебя побрал! — бормотала она ему на ухо. Хотя знала, что любит и ничего не может с этим поделать. Как хотелось ей коснуться его с глубокой, страстной нежностью, приласкать, убаюкать на своей груди. Совершить то, что казалось теперь невозможным. Джордан повернулся к жене спиной. Они потеряли что-то чрезвычайно важное, что объединяло их все эти годы. И какое-то непреодолимое расстояние пролегло теперь между ними — даже сейчас, когда они находились рядом.

А на следующий день, выйдя случайно из студии, она увидела, как Джордан любезничает с секретаршей. Словно холодная волна окатила сердце Кэти, и она, гордо повернувшись к мужу спиной, двинулась к выходу.

Она надеялась, что Джордан побежит за ней, станет оправдываться, просить прощения. Упаковывая вещи, она все еще не хотела верить, что они расстаются навсегда. Но муж так и не появился. Не поспешил за ней. Не приехал в Нью-Йорк. Он оформил развод. И этим было все сказано.

Воспоминания взбудоражили Кэти. Она чувствовала, что не уснет. Встав с кровати и несколько раз пройдясь по комнате, она остановилась у окна.

Быть может, ей не стоило уезжать отсюда. Но возвращаться не стоило наверняка.

Над садом плыл тонкий золотой осколок луны. Его свет легкими ажурными пятнами покрывал холодно поблескивающую воду бассейна, тянулся тонкими прозрачными лучами к белым стройным колоннам во внутреннем дворике. Вспыхивали кое-где желтыми звездами отраженных фонарей волны спящего ночного залива, который простирался за гостевым домиком. На втором этаже домика в окне виднелся смутный, но вполне различимый человеческий силуэт.

Кэти вдруг поняла, что и ее силуэт должен быть виден из этого окна. Подобная мысль приятно кольнула ее сердце. Джордан видит ее. Он, словно внимательный добрый страж, охраняет ее ночной покой. Зорко следит за ее благополучием. Она была благодарна ему за это.

И тут он помахал ей рукой. И Кэти откликнулась на его приветствие, почувствовав, как отступают в сторону, рассеиваются ночные тревоги, на душе словно становится легче и просторнее от этой далекой ласки любимой руки.

Несколько минут они не двигаясь смотрели друг на друга. И вдруг Джордан вновь взмахнул рукой и отошел от окна. Сердце Кэти взволнованно затрепетало в груди. Она поняла, что Джордан идет к ней. Борьба не завершена. Старая ссора не смогла разлучить их навеки. И все начинается снова.

Глава 9

Кэти была недовольна собой. Почему она решила, что Джордан идет именно сюда? Да и как она встретит его, не подкрасив глаз, не наложив макияжа? И опять на ней эта тонкая хлопчатобумажная рубашка. Это становится какой-то дурной традицией.

А впрочем, какая разница? Ведь он, наверное, хочет только поговорить. И что это ей так досаждают мелкие человеческие слабости: желание получше выглядеть, казаться привлекательнее, чем ты есть? Стоит ли в этих мелочных эффектах состязаться с Тарой Хьюз? Она готова добровольно уступить ей первое место.

Стук в дверь заставил ее прекратить свои взволнованные рассуждения. Она поморщилась. Это наверняка Джордан. Боже, как она устала. Может быть, лучше отказаться от разговора, сославшись на позднее время?

Но дверь уже скрипнула и открылась.

— Кэти, — раздался голос Джордана, — с тобой все в порядке?

Кэти чувствовала, как бьется ее сердце.

— Все хорошо, — ответила она. — Я только очень устала и хочу спать.

Какое-то нестерпимое волнение охватило ее душу. Как он красив! Это мужественное, строгое лицо, светлые, чуть серебрящиеся волосы… И как идет ему этот черный махровый халат, оставляющий открытой его крепкую шею.

— Кэти, — тихо проговорил Джордан с затаенной нежностью. И у нее перехватило дыхание. — Кэти, — произнес он еще раз и вдруг вздрогнул, взглянув в окно. — Черт возьми! Что там происходит?

Она посмотрела во двор через его плечо. В большом темном окне гостевого домика мелькал бледный тонкий луч света, словно кто-то прогуливался по нему, держа в руках маленький фонарик. Джордан поспешил к двери.

— Подожди! — тихо воскликнула Кэти, и он невольно остановился. — А вдруг это грабитель? Лучше вызвать полицию.

— Не надо. Я разберусь сам.

И он вновь направился к двери. Кэти двинулась следом. Джордан обернулся и взглянул на нее:

— Ты куда?

— Я пойду с тобой.

— Но это может быть опасно.

— Значит, и тебе не стоит туда ходить.

— Кэти, оставайся здесь, а я пойду проверю, что там происходит.

Она подождала, пока Джордан спустится с лестницы, и тихо, стараясь не шуметь, пошла за ним. Но он услышал ее шаги и обернулся:

— Ты опять?

— Я все равно пойду с тобой.

— Ладно. Только не заходи вперед, держись за мной.

— Хорошо, — ответила она, и они двинулись дальше. Миновали гостиную и кухню и вышли на скрытую в тени деревьев узкую садовую дорожку. Быстро проскользнув по ней мимо низкого подстриженного кустарника, темных шелестящих лип и залитой лунным светом широкой цветочной клумбы, они оказались перед задней дверью гостевого домика. Джордан осторожно потянул на себя блестящую металлическую ручку, и они беззвучно вошли внутрь. Справа темнел проход в кладовую. Он тихо пробрался туда и вынес большую бейсбольную биту. И вооруженные таким образом, они, мягко ступая по толстому пушистому ковру, прошли в комнату.

Было тихо. Темные, густые тени лежали на полу, скрывали во тьме окружающие предметы. Джордан всматривался в неясные очертания широкой деревянной лестницы, ведущей на второй этаж, а Кэти внимательно изучала черную косматую мглу, сомкнувшуюся у них за спиной.

Следуя друг за другом на некотором расстоянии, они поднялись на второй этаж. И здесь, внезапно прорезав сгустившуюся вокруг темноту, перед ними метнулся тонкий колючий луч света. Кэти почувствовала, как напряглись мускулы Джордана. Она инстинктивно придвинулась ближе. И вдруг он, громко выругавшись, опустил руки.

— Что такое? — взволнованно спросила она.

— Ничего, — ответил он недовольно. — Просто я свалял дурака.

Она посмотрела туда, куда указывала его рука, и все стало понятно. Джордан забыл выключить свет в туалете и оставил приоткрытой дверь. Поток воздуха из кондиционера колебал шланг. В результате издали казалось, что в темном гостевом домике кто-то ходит с фонариком.

— Да, забавная история, — засмеялась Кэти. — Но дурака сваляли мы оба.

Она остановилась посреди спальни, оглядывая ее обстановку. Красиво! Комната словно бы подражала своим внешним видом старинным испанским католическим миссиям в Калифорнии. Четкие, строгие линии темной деревянной мебели, неприхотливой, без всяких излишеств, тяжелые бордовые портьеры на окнах, малиновая с голубыми узорами обивка кресел и светлая, под мрамор, облицовка противоположной от входа стены — все было выдержано в изящно-благородном, возвышенном стиле старых аристократических особняков. Здесь же располагалась вносящая некоторый диссонанс в эту утонченную обстановку современная аудио — и видеоаппаратура: телевизор, стереомагнитофон и проигрыватель. А в левом дальнем углу находился небольшой бар со стойкой и холодильником.

23
{"b":"11210","o":1}