ЛитМир - Электронная Библиотека

Сейчас эта комната выглядела немного иначе, чем десять лет назад. Но от этого, как показалось Кэти, она стала еще лучше. Джордан, отстроив домик заново, изменил его внутреннее оформление. И это ему с блеском удалось.

Кэти посмотрела на Джордана. Занятый своими мыслями, он, казалось, совсем забыл об окружающем.

— Кого ты рассчитывал здесь найти? — спросила она. — Почему не захотел вызвать полицию?

— Что? Да это просто чертовски здорово, что я не вызвал полицию: я бы тогда выглядел полным идиотом.

— Пожалуйста, скажи мне: что, черт возьми, с тобой творится?

— Ничего, — развел руками Джордан. — Так, померещилось что-то.

Он беспомощно пожал плечами. И Кэти вдруг захотелось ласково погладить его по голове, как больного ребенка, пожалеть, сказать, что все будет хорошо. Но она сдержала свой порыв. Она боялась, что вновь между ними разверзнется пропасть непонимания, что Джордан опять не захочет поведать ей свои мысли, доверить ей свои переживания. И холодок отчуждения оттолкнет их друг от друга.

Кэти закусила губу и почувствовала, что на глаза ей нахлынули слезы. Нет, это невыносимо! Нужно уйти, оставить его. Ей слишком тяжело с ним рядом. И она, резко повернувшись, поспешила к выходу.

— Кэти! Куда ты?! — звал ее Джордан, но она не оглядывалась. И он догнал ее только на улице. — Кэти! — тряс он ее за плечи. — Что с тобой? Куда ты так торопишься?

— Пусти меня, — прошептала она.

— Но что случилось?

— Ты не отвечаешь на мои вопросы, почему я Должна отвечать на твои?

Кэти вырвалась из его рук и пошла к дому. Ей было жутко. Опять повторялась та же история. Словно не прошло десяти лет и ничего не изменилось в их отношениях друг к другу. И это не дает ей покоя.

Кэти вернулась в спальню и подошла к окну, надеясь увидеть Джордана все так же упрямо стоящим на дорожке сада. Но за ее спиной раздался шорох, и она оглянулась. Нет, Джордан не остался в саду. На этот раз он последовал за ней.

Решительно войдя в спальню, Джордан запер дверь на ключ.

— Я хочу с тобой поговорить, Кэтрин, — сумрачно произнес он. — Что-то ненормальное есть во всей этой истории десятилетней давности.

— Что уж может быть ненормальнее?! — выкрикнула она. — Десять лет назад погиб Кейт!

— Нет, не в этом дело. Слишком странные обстоятельства окружают его смерть. Не похоже все это на самоубийство или на несчастный случай.

— Уж не меня ли ты подозреваешь? Для этого ты меня сюда зазвал? — оскорбилась Кэти и ощутила, как от нервного возбуждения дрожат ее руки. — Ты хочешь сказать, что это я виновата в его смерти?

— Нет! — закричал Джордан, взяв ее за плечи. — Я и не думаю обвинять в чем-либо тебя!

— Тогда в чем же дело?

Она нервничала все больше и больше. Все происходящее было похоже на какой-то кошмар. Эти невыносимые повторы одного и того же разговора измучили ее. И Кэти казалось, что она больше не выдержит.

Джордан нежно прикоснулся к ее щеке. Его пальцы, твердые, огрубевшие от ежедневной игры на гитаре, с удивительной лаской скользнули по ее коже. Казалось, он хотел что-то сказать и не решался. И вдруг, тихо наклонившись к бывшей жене, поцеловал ее в губы.

Весь мир закружился у Кэти перед глазами. Пьянящее, обжигающее сердце чувство охватило ее. Где-то в глубине сознания промелькнула далекая смутная мысль, что еще не поздно остановиться, вернуться к своей безопасной независимости. Но, мелькнув только на мгновение, она тут же потонула в горячих густых волнах подступающей страсти. И во всем мире остались только эти околдовывающие, завораживающие, погружающие в какой-то смутный горячечный сон, такие знакомые ей губы.

Кэти хотелось еще и еще наслаждаться его поцелуем, его сильными и нежными руками, которые с такой страстной лаской касались ее дрожащего от любви тела. Это было именно то, о чем она так жарко мечтала в свои одинокие, унылые ночи, когда, оставаясь одна в своей широкой кровати, порою горько плакала, зарываясь лицом в подушку, от темной удушливой тоски и изнуряющей глухой безнадежности.

И теперь она всей душой отдавалась нахлынувшей на нее страсти. Ночная рубашка сползла на пол. И Кэти вновь казалось, что ничто больше не разделяет и не сковывает их.

Да, это был он — все тот же ее Джордан. Кэти знала его крепкие, мускулистые руки, широкую, твердую грудь, маленький ровный шов на пояснице и даже эту крошечную бледную царапину на бедре, которую оставило на нем острое жало рыболовного крючка. Все было знакомо ей. Запах и теплота его тела, его манера двигаться и вести любовную игру, прикосновение его рук и вкус его поцелуев.

И пусть это сумасшествие, пусть потом ей будет еще хуже, чем было до этого. Но она уже не могла остановиться. Сама ее плоть, ее горячая, бунтующая кровь жаждала продолжения, втягивала в эту блаженную, восторженную муку.

И вот они, даже не заметив того, оказались на широкой двуспальной кровати. Кэти все крепче прижималась к горячему сильному телу Джордана, и его жар словно бы пронизывал ее грудь, наполнял ее могучим, полыхающим, страстным огнем. Их сердца бились в такт. В едином любовном ритме двигались их тела. И время, казалось, подчинялось этому мощному волшебному ритму.

И тут Кэти с благодарностью помянула ту темноту, что окутывала в этот момент спальню. Благодаря ей она могла не стыдиться перемен, которые неизбежно приносит с собой неумолимое время. Хорошо, что Джордан не видит ее. Хорошо, что не надо бояться своего уже не юного возраста. И можно, ни о чем не думая, целиком отдаться вернувшейся к ним любви.

Джордан всегда был замечательным любовником. Он полностью погружался в темные глубины страсти и затягивал в их кипящие просторы свою трепещущую подругу. Вот и теперь всем существом Кэти владело терпкое, сладостное опьянение. Нежные стоны вырывались из ее груди. А Джордан то ласково шептал ей страстные слова, прикасаясь губами к мочке ее уха, то горячим кончиком языка обжигал ее дрожащую грудь.

Упруго изгибаясь всем телом, Кэти покрывала поцелуями его плечи, шею, руки, ерошила руками волосы, впивалась ногтями ему в спину. Все ярче и ослепительнее становился их восторг. Им давно не было так хррошо. Обожженные страстью, стонущие от наслаждения, они слились воедино. Губы шептали невнятные слова, тела блаженно вздрагивали в едином порыве. Финальные аккорды страсти властно завладели ими. И оба закричали от упоительного, безумного счастья.

А потом они тихо лежали, нежно обняв друг друга. Их сердца еще трепетали и бились судорогами недавнего блаженства. И Кэти все крепче прижималась к большому и сильному телу Джордана.

Но постепенно возвращалось ощущение времени. А вместе с ним возвращались и неприятные мысли. И Кэти задумалась о будущем. Как она будет жить дальше? Как вернется к своему мирному одиночеству? Не будет ли это теперь для нее непереносимым? Ведь эта ночь с новой силой воскресила давно забытую ею страсть. Слишком ясно вспомнила она, как любила эти их ночные забавы, любила нежность утренних часов, когда просыпалась в объятиях Джордана и ласково целовала его глаза. Как, весело переругиваясь, они кидали друг в друга подушкой, а потом долго хохотали над своей ребячливостью.

А что будет теперь? Ведь он, увы, не свободен. У него роман с красивой тридцатилетней женщиной. И она скоро приедет сюда.

Кэти тяжело вздохнула и попыталась высвободиться из объятий Джордана.

— Постой. Куда ты? — взволнованно прошептал он.

И у Кэти сжалось сердце. А может быть, Джордан все еще ее любит? Может быть, время не изменило его чувства, как не смогло оно изменить ее любви?

— О чем мы только думали?! — слегка разочарованно воскликнула Кэти.

— Боюсь, что мы совсем ни о чем не думали.

— Сколько глупостей наделали мы тогда.

— Да, достаточно.

— Но что же будет теперь?

Он немного помолчал, а затем грустно произнес:

— Я не хочу ломать твою жизнь, но и возвращаться к недавнему прошлому тоже не желаю. Я не знаю, должен ли я остаться или мне лучше уйти. Не знаю этого даже сейчас. Ведь скоро вернется Джереми. Да, у него есть своя комната, и девочки проводят его туда. Но если вы в близких отношениях, он захочет прийти к тебе.

24
{"b":"11210","o":1}