ЛитМир - Электронная Библиотека

— Лаг?

— Ну да, есть такая штука в кабине. Он не должен сгореть.

Испытывая какую-то смутную тревогу, Скай посмотрела вслед удаляющейся фигуре. Кайл перешел с шага на бег трусцой, и от этого мышцы на загорелом до черноты теле стали еще рельефнее. Загадка какая-то. Ощущение такое, будто находишься рядом с доберманом. Мощный торс, гладкая кожа, ласковый, чуть не хвостом виляет, однако всегда готов зарычать и цапнуть, в тот самый момент, когда его поглаживаешь.

Ну да что поделаешь, друзей выбираешь сама, а родственников либо тех, с кем оказываешься после аварии на затерянном в океане острове, — как судьба пошлет.

Подобрав обрезанные штанины, Скай зашла в хижину, отыскала куртку и, движимая наилучшими намерениями, принялась отпарывать подкладку. Но руки у нее тут же опустились, и, отложив работу в сторону, она нашарила в саквояже сумочку. Открывая ее, Скай почувствовала, что на глаза у нее почему-то наворачиваются слезы. Косметика. В это время дня она обычно уже приводит себя в порядок. Привычное дело: пудра да тональный крем. На все пятнадцать минут. Слой должен быть тонкий, незаметный, так, чтобы все выглядело естественно. И время потрачено не зря. В итоге чувствуешь себя превосходно, особенно если не выспалась или собственный вид только что не вызывал восторга. Два-три мазка — и ты в полном порядке.

Скай сжала в ладони пудреницу. Резь в глазах усилилась, и она едва сдержала готовые вырваться наружу рыдания. С трудом поднявшись на ноги, Скай вышла и швырнула пудреницу на образовавшуюся неподалеку песчаную насыпь. Настроение было хуже некуда, и хоть от слез Скай удалось-таки удержаться, из горла ее вырвался протяжный стон.

Круто повернувшись, она вернулась в хижину и, скрестив ноги, тупо уставилась на остатки того, что недавно еще было обычной повседневной одеждой.

Косметика — такая мелочь, такая ерунда. Здесь о ней можно забыть. Нетрудно представить, что Кайл со смеху покатится, если увидит, что, опорожнив кокосовый орех, она подкрашивает губы.

Слезы снова угрожающе скопились в уголках глаз, борьба с ними сделалась чем-то вроде мазохистской игры. Понимая, что не стоит этого делать, Скай тем не менее вытащила бумажник. Деньги. Их-то уж точно здесь ни на что не употребишь. Однако ее интересовали не банкноты и мелочь — захотелось взглянуть на фотографии, тщательно завернутые в целлофан. Фотографии, которые могли бы напомнить о реальном мире.

О Теде. Вот он. Чудесные, лучащиеся теплотой глаза, открытая улыбка — смотрит прямо в камеру. Неужто у него действительно такой длинный нос, удивилась Скай. Странно, что она так быстро забыла, как он выглядит.

На следующей фотографии они с Тедом вместе — на последней презентации ее моделей. Красивый мужчина, красивая пара.

Да, но почему она никак не может ощутить его близость? Фотография словно чужая. Изображенный на ней человек упорно не оживает в памяти.

Скай прикрыла глаза и сосредоточилась. Но единственное, что удалось вспомнить, так это день — было то ровно год назад, — когда она просила его полететь с ней в Австралию. Накануне позвонила Вирджиния и сказала, что надо ехать, дело плохо.

— Право, детка, никак не могу, — извиняющимся тоном ответил Тед. — На следующей неделе приходят декорации из Англии, и я непременно должен их посмотреть. Разве что-нибудь чрезвычайное…

Надо было сказать ему. Надо было. Да, происходит нечто чрезвычайное. К концу подходит большая часть моей жизни. Неужели ты не понимаешь, Тед, ведь речь идет о Стивене?

Но она промолчала. Он и так все знает. Знает, что Стивен смертельно болен. Да, дело чрезвычайное — но это ее дело.

Скай всего лишь улыбнулась. Не хочет — не надо, уговаривать она не станет.

— Да нет, ничего страшного, — ответила она. — Все ясно, тебе надо быть здесь…

— А Стивен выкарабкается, — успокаивал Тед. — Уверен, что с ним все будет в порядке.

— Ну конечно, — с притворной бодростью согласилась Скай. А то ей не известно, как все обстоит на самом деле! Ничего не будет в порядке. Химиотерапия, облучение — ничто больше не помогает. Стивен умер.

И ей не захотелось видеть Теда на похоронах, она просто не могла заставить себя выслушивать его неловкие соболезнования.

Снова фотография. Этот момент Скай помнила — вместе со Стивеном и Вирджинией в домашней обстановке они отмечают день, когда «Дилани-дизайн» погасила последнюю банковскую задолженность — а ведь еще и года не прошло с момента основания компании.

Скай положила фотографии обратно в бумажник и изо всех сил сжала виски. Все в прошлом. Не надо ворошить его, лучше думать о настоящем.

Оно, впрочем, тоже ничего хорошего не обещает. Нет! Им удастся выбраться с острова, помощь придет. Просто не может не прийти!

Защелкнув сумку, Скай бросила ее в саквояж. Впредь не стоит копаться в личных вещах. Они слишком не к месту, когда вокруг только море, песок да дикая природа.

«Займитесь чем-нибудь», — сказал Кайл. Скай вздохнула. Он прав. Если думать только о том, что оказалась в заточении, да еще с таким типом, недолго впасть в отчаяние… да и со страха с ума сойти.

Ибо она его боялась — в том смысле, что от одного его присутствия и мысли путаются, и чувства обостряются.

Скай снова принялась за работу. Вокруг разбросаны разнообразные предметы одежды. Их следует превратить в простыни. Из горла у нее вырвался смешок — несколько истеричный, но все же смешок. Перед глазами встали газетные заголовки: «Новинка от „Дилани“. Постельное белье из обрывков одежды».

Сначала надо, пожалуй, о себе позаботиться. Платья она всегда носила в расчете на помещения с кондиционером; под этим палящим солнцем в них чувствуешь себя как на жаровне. Глянув искоса в сторону берега и убедившись, что там никого нет, Скай сбросила блузку с длинными рукавами, затем юбку и взялась за ножницы.

Через сорок пять минут все было готово. Совсем недурно. В обычных условиях ей и в голову не пришло бы усомниться в собственном мастерстве, но не каждому удастся с помощью «малого швейного набора» превратить деловой костюм в шорты.

Скай стянула с ног вконец разодравшиеся чулки и собралась было швырнуть их в золу, оставшуюся от костра, но в последний момент передумала. Может, на что-нибудь сгодятся. Подняв голову, девушка увидела, что солнце достигло зенита. Видно, как воздух дрожит от жары. Прав был Кайл, предложив укоротить по возможности одеяние. Хоть в хижине и тень, все равно жара стоит невыносимая.

— Слишком жарко, чтобы шить простыни! — пожаловалась Скай, обращаясь к стройной пальме, нависающей над песком. Но, вспомнив опять призыв Кайла заняться чем-нибудь полезным, она посмотрела на валявшуюся вокруг одежду. Ничего себе — с мира по нитке, скептически сощурилась Скай и с тяжелым вздохом принялась отпарывать, стежок за стежком, подкладку. Да, похоже, особыми размерами простыни отличаться не будут.

Да и не сошьешь их за одно утро. Пальцы начали неметь, на лбу выступили капельки пота. Бросив взгляд на удивительно спокойный океан, Скай вдруг сообразила, что так до сих пор и не искупалась, и сейчас, когда Кайла не видно, для этого самый подходящий момент. Убедившись, что она по-прежнему одна, Скай разделась, сложила вещи у костра и зашла в воду.

Вообще-то Скай предпочитала бассейн и в море плавала редко, но, следует признать, вода в этом маленьком затерянном раю потрясающая. Зайдя по грудь, Скай все еще видела чистое песчаное дно. И никаких тебе пивных банок. Но то, что хорошо с экологической точки зрения, плохо с человеческой. Отсутствие мусора означает отсутствие людей, и, как бы чудесно ни было в воде, как бы ни был прекрасен день, Скай ощущала острую тоску. Кайл говорил, что сигнал бедствия надо подавать, когда есть кому заметить горящий костер — например, корабль или яхта появятся на горизонте, самолет пролетит.

Но ничего не видно. Не может быть, чтобы до сих пор никого не послали на выручку, — ведь они отсутствуют почти сутки.

У ног ее вода слегка заколебалась — опустив взгляд, Скай увидела, как мимо, отливая желтизной, проплывает небольшой косяк рыб. Рыбки чудесные, и в другое время Скай только полюбовалась бы ими. Но сейчас сам их вид лишний раз напоминает, как далеко она от привычного мира небоскребов и людных улиц, автомобильных сигналов и плюшевого комфорта кабинетов.

12
{"b":"11211","o":1}