ЛитМир - Электронная Библиотека

Скай одернула себя — да что же это такое, черт побери? Неужели одного только вида мужчины достаточно, чтобы привести ее в такое состояние, тем более что он, может быть…

— О нет, только не это! — вскрикнула она. — Упаси Господь! Пожалуйста! Пожалуйста, пусть с ним все будет в порядке!

Скай скатилась на песок. По щекам ее, смешиваясь с каплями дождя, текли слезы. Поджав ноги и продолжая, затаив дыхание, беззвучно молиться, она осторожно расстегнула на нем куртку. Почувствовав сквозь тонкое полотно рубашки слабое биение сердца, девушка с облегчением вздохнула.

Ну а что теперь делать? Как оказывать первую помощь, она понятия не имела. К тому же если это он от взрыва потерял сознание, то почему в отличие от нее дождь не привел его в чувство? Стало быть, этого недостаточно. Она робко прикоснулась к щеке мужчины и, не почувствовав никакого отклика, выругала себя. Ну как можно быть такой беспомощной?!

«А ну-ка, возьми себя в руки!» Сумка, которую ей так приспичило вытащить из самолета, валялась рядом. Она потянулась к ней, осторожно приподняла голову мужчины и только тут заметила корягу. Слегка проведя пальцами по его затылку, Скай почувствовала липкую влагу. Кровь! Она громко застонала. Звук потонул в ветре и шуме неутихающего дождя. Ну почему она не знает в отличие от других, что делать в таких обстоятельствах?

Дождь разом прекратился, словно кто-то, освежив воздух, перекрыл кран. Невдалеке догорали остатки того, что некогда было красавцем «Лиром», но пламя уже не вздымалось вверх, будто насытилось произведенными им разрушениями. Лишь тонкие язычки появлялись тут и там.

Скай мысленно прикрикнула на себя — надо наконец успокоиться. Медленно-медленно она повернула покоящуюся теперь на сумке голову и, слегка растрепав золотисто-каштановую гриву волос, нащупала рану. Скай еще сильнее, до крови, закусила губу, но тут же облегченно вздохнула. Шишка на затылке образовалась изрядная, но рана, похоже, неглубокая.

Льда бы.

Что за чушь! Ну где здесь достанешь лед? Вокруг только песок, высокая трава да глубоко ушедшие корнями в землю деревья. «Ну не будь такой безнадежной идиоткой, — чуть не зарычала она на себя. — Делай что-нибудь!»

В конце концов Скай удалось собраться с мыслями. Она вскочила, скинула туфли и бросилась было к воде, но тут же, поскользнувшись, ощутила пронзительную боль в лодыжке. Сжав изо всех сил зубы, девушка поползла к кромке берега, благодаря Всевышнего за то, что после дождя вода стала прохладной. Приковыляв назад, Скай принялась методически обрабатывать рану на голове пилота, не приходившего в сознание. «Право, — проклиная себя, подумала она, — проведя столько времени в больнице, у кровати Стивена, можно было хоть чему-то научиться».

Правда, Стивену практическая помощь была уже не нужна, ей оставалось только держать умирающего за руку…

Скай содрогнулась, и вновь слезы тонкими струйками побежали у нее по щекам. Трагедия осталась в прошлом, но сейчас, едва удержавшись на краю бытия, Скай с новой силой ощутила тоску по брату.

Но не только страдание было в этих слезах, а еще и немыслимая радость, и легкий укол стыда, вызванный той же радостью, и чувство благодарности за то, что осталась жива. Не далее как нынче утром в Сиднее она и не думала ни о чем похожем, пребывая словно в эпицентре урагана, в то время как вокруг нее мощно бурлила жизнь.

Одна деловая поездка накладывалась на другую, а все остальное — только сейчас это пришло ей в голову — казалось второстепенным и незначительным, и вообще жила она только одним и ради одного: своей компании «Дилани-дизайн».

Она не могла вспомнить, когда в последний раз всматривалась в голубое небо просто так, ради удовольствия, или гуляла под дождичком, или подставляла лицо свежему ветерку…

— Но я же и понятия не имела! — простонала Скай, словно оправдывая себя. Стивен долго болел, потом умер, и дело, потеряв одного из своих основателей, пошатнулось. Борьба за то, чтобы удержать его на плаву, борьба за процветание стала панацеей, болеутоляющим, чем-то вроде щита, укрывшего ее от окружающего мира.

Подложив летчику под голову сумку, Скай вернулась к воде, вновь намочила подол юбки и быстро огляделась. Песок, кустарник, вода и большие деревья. «А чего ты, собственно, ожидала? — сердито подумала она. — Что за эти несколько минут все переменится? Хорошо, хоть живы остались». Помощь, в конце концов, придет. Когда «Лир» вовремя не сядет на Таити на дозаправку, оттуда пошлют спасательные вертолеты прочесать местность. Наверное, они уже в пути, ведь летчик должен был дать сигнал бедствия…

Летчик! Пусть даже на вид он грубая свинья — ведь шкуру-то спас ей он. А ко всему прочему ведь и такие типы, прости Господи, люди!

Сильно припадая на поврежденную ногу, Скай быстро вернулась и бережно прижала ко лбу пилота влажную материю; удивительно, какими нежными и тонкими кажутся ее пальцы при прикосновении к грубому, состоящему из одних острых углов лицу мужчины.

— Ну пожалуйста, только не умирай, — отчаянно зашептала она. — Ну же, скажи хоть что-нибудь!

В ответ на ее страстную мольбу послышался слабый стон; пепельный оттенок постепенно уступал место естественному бронзовому цвету. Скай увидела, как дрогнули на его лице мышцы и затрепетали ресницы. Только затрепетали — глаза так и не открылись.

— Эй! — Скай легонько провела пальцами по его подбородку и, просунув руку под мускулистую шею, с величайшей осторожностью переложила голову на песок, чтобы можно было порыться в сумке, за которую она так отчаянно цеплялась в падающем самолете. Тяжесть, из-за которой он так разворчался, давали бутылки. Две кварты домашнего рома да несколько небольших бутылок бургундского — часть подарочного набора, в который, помимо того, входили сыр и печенье. Говорят, в подобных случаях лучше всего помогает бренди. Но может, и ром сойдет? Или бургундское? Или глоток спиртного дают, только чтобы человек не потерял сознание? А этот-то в обмороке — ну как захлебнется?

Так ром или бургундское?

— Да пошло все к черту! — выругалась Скай.

Она, руководитель, человек, которому приходится принимать мгновенные решения, мучается из-за какого-то глотка рома… или бургундского. Пусть будет ром, и пусть он его, черт побери, выпьет.

Поддерживая голову летчика, Скай похвалила себя за то, что не пыталась сдвинуть его с места. Если, как ей приходилось слышать, мышцы весят больше, чем жир, то этот, похоже, состоит из одних мышц. Изо всех сил пытаясь удержать его голову в таком положении, чтобы жидкость попала прямо в горло, Скай принялась возиться с винтовой крышкой, в конце концов отвернула ее зубами и прижала горлышко ко рту мужчины. Крепкий напиток полился внутрь, проливаясь на подбородок.

Кайл закашлялся, сплюнул и судорожно вздохнул. Затем медленно открыл глаза. Холодный, угрюмый взгляд полоснул Скай, подобно лезвию.

— Вы! — хрипло проскрежетал он.

Скай изо всех сил сжала губы и зажмурилась, стараясь не дать волю злости. Ничего себе! Она из кожи вон лезет, только бы ему помочь — кто, интересно, разбил этот чертов самолет? — а он, понимаете ли, смотрит на нее так, словно огнедышащий дракон.

— А чего вы, собственно, ожидали? — раздраженно проговорила она. — Что я вызову санитаров из Красного Креста? Так извините, не нашлось монетки для телефона-автомата!

В пронзительном взгляде летчика затаилось холодное презрение. Голова его все еще покоилась у нее на коленях, и, яростно парируя этот взгляд, Скай почувствовала, что прядь светлых влажных волос прилипла к ее щеке.

Взгляд Джаггера скользнул куда-то в сторону, и, рывком приподнявшись, он едва не опрокинул девушку на песок. Видимо, движение причинило ему сильную боль, он застонал, поморщился и, наклонив голову, изо всех сил сжал ее руками.

— Да, так чего же я ожидал? — удивленно пробормотал Кайл, обращаясь скорее к себе, чем к ней.

— Как прикажете вас понимать? — резко спросила Скай.

Не глядя на нее, он тряхнул головой и, согнувшись, опираясь на всю подошву для равновесия и сильно потирая виски, медленно встал на ноги. Долгое время Кайл просто молчал. Взгляд его, изучавший узкую полоску берега, куда одна за другой набегали волны, деревья, поле, поросшее кустарником, отдаленный горизонт, бесконечную песчаную косу, догорающие останки самолета, оставался тяжелым и сосредоточенным.

2
{"b":"11211","o":1}