ЛитМир - Электронная Библиотека

Кайл сделал большой глоток рома и невольно поморщился: напиток обжег горло. Отменная штука, настоящий огонь, внутри все так и полыхает. Ну да ему сейчас именно это и нужно, подумал он, кляня себя на чем свет стоит. И чего так на нее напустился? Ведет себя Скай безупречно — ни единой жалобы, никаких истерик, беспрекословно выполняет, что он велит. Да ведь она ему нравится, вдруг понял Кайл Больше того, вызывает восхищение. Откуда же тогда эти подначки?

Кайл оглянулся и пристально посмотрел на ее напряженно выпрямленную спину, четко выделявшуюся на фоне черной воды. Ему сделалось очень стыдно. Малышка, а такая сильная. Как это говорят? Не ростом мужчина красен, а огнем. Пусть она женщина, но присказка подходит. В Скай есть огонь, а он всячески старается потушить его.

Кайл приподнялся было, потом раздумал. Может, к утру она остынет, тогда и извиниться будет сподручнее. Он перевел взгляд на костер и сделал еще глоток, ощущая, как крепкий напиток чудесным образом ласкает оголенные нервы и уставшие мышцы.

Скай долго смотрела на воду и, почувствовав, что начинает дрожать на прохладном ночном ветерке, подтянула ноги. «Слава Богу, — мельком подумала она, — что авария случилась в теплых краях». Скай поднялась и, не обращая внимания на склоненную над пламенем золотисто-рыжую голову, вошла в хижину. Безмерно уставшая, она надеялась, что быстро уснет.

Песчаное ложе оставляло желать лучшего, но девушка решительно свернулась калачиком в самом дальнем углу, положив под голову вместо подушки сложенную вчетверо сумку. Похоже, заснуть не удавалось целую вечность. Она лежала вглядываясь в черную пустоту. Время от времени доносился треск догорающих сучьев да ветерок слегка шевелил листву на деревьях. Но Кайла не было слышно. В конце концов Скай забылась тяжелым сном под убаюкивающий шум волны.

Сновидения не заставили себя ждать, но удивительным образом она осознавала, что все это ей только снится.

Скай действительно боялась темноты.

О, детские страхи давно миновали. Это пришло, когда она уже стала взрослой, — страх не столько перед темнотой, сколько перед кошмарами памяти, которые порождает тьма, словно мрачная обитель дьявольских сил.

Стивен. Стивен, всегда такой ровный в обращении, всегда такой приветливый. Стивен, никогда не повышающий голоса и безмятежно встречающий самые тяжелые удары судьбы.

Только раз, незадолго до конца, измученный лекарствами, он сорвался. Вирджиния заснула, и рядом с ним сидела Скай. Стивен громко кричал, а она бессильна была что-либо сделать. Он не чувствовал ее руки в своей ладони, не слышал ее голоса. Он просто повторял и повторял ее имя. «Скай… здесь так темно, так темно, так темно и холодно. Скай, Скай, где же ты? Такая тьма, такой холод… Ну прошу же тебя, пусть не будет так темно… ну, пожалуйста, Скай…»

К утру сознание у него прояснилось. Он взял жену и любимую сестру за руки и сказал, что отныне с лечением покончено.

— Скай!

Она резко приподнялась на локте. Ее и в самом деле кто-то звал, и чьи-то сильные, крепкие руки слегка встряхивали за плечи. Не вполне проснувшись, Скай замигала и уловила в почти непроглядной мгле два зеленоватых огонька. Прямо на нее смотрели чьи-то глаза.

— Скай! — голос прозвучал на удивление мягко, а во взгляде читалось истинное участие. — Скай! — повторил он, вновь несильно встряхивая девушку. — Что-нибудь случилось?

Она уселась поудобнее и оттолкнула его руку. Хороша, ничего не скажешь, — воплощение феминизма, а во сне ведет себя как слабая женщина.

— Извините, если потревожила. Я что, кричала? Постараюсь, чтобы это не повторилось.

Кайл медленно покачал головой. Выражения лица в темноте не было видно, но голос звучал как-то необычно:

— Нет-нет, вы не кричали. — Что именно произошло, Кайл предпочел не объяснять. — Правда в порядке? Если хотите, поговорим.

— Нет! — в ужасе отшатнулась Скай.

— Ну смотрите, — мягко продолжал Кайл, — все-таки рядом с вами человек.

— В самом деле? — равнодушно откликнулась Скай. Она была слишком измучена, чтобы снова упражняться в остроумии.

На сей раз Джаггер удержался от ответной колкости. Не уловив движения, Скай вздрогнула при мягком прикосновении его ладони к щеке.

— Да, — негромко повторил он, едва ощутимо поглаживая ее высокие скулы. На какой-то момент пальцы застыли, потом мозолистая подушечка большого прижалась к нижней губе. — Да, Скай, я человек.

Нежное прикосновение оказало на Скай прямо-таки гипнотическое воздействие; время шло, а она заворожено вглядывалась в его блестящие глаза. Потом порывисто вздохнула и отодвинулась — не верила Скай в чудесное превращение и не хотела делиться с этим грубым незнакомцем своими тяжелыми сновидениями. Ведь они не корабли, встретившиеся и тут же разошедшиеся в ночи, а корабли, которые злая судьба одновременно обрекла на крушение.

— Да нет же, все в порядке, — твердо повторила Скай. — Больше я вас не потревожу.

— Да вы меня ничуть не потревожили, — сказал Джаггер, не прикасаясь к ней больше, но и не отталкивая. Девушка уловила в темноте легкое движение и поняла, что он поднялся. Скай не видела, как он выходит из хижины, и не слышала звука шагов на песке, только с любопытством ожидала, что же последует. Тем не менее зеленые огоньки вспыхнули рядом совершенно внезапно. Кайл протягивал ей выдолбленный кокос.

— Выпейте-ка рома, — отрывисто бросил он, — а то вся дрожите. Да и уснуть побыстрее поможет.

— Не могу я пить неразбавленный ром, — воспротивилась Скай.

Кайл весело рассмеялся.

— Прощу прощения, но у нас, к сожалению, все кончилось — и кока-кола, и содовая, и тоник. Пейте залпом — все печали пройдут, это точно.

Подозрительно глянув на силуэт, едва угадывавшийся в темноте, Скай протянула руку. Резко откинув голову, она сделала глоток и мучительно закашлялась. На глазах выступили слезы. Кайл, ухмыляясь, постучал ее по спине.

— Ну как, лучше?

— Пожалуй, — неохотно согласилась Скай.

— Теперь заснете? Или все же поболтаем? Честное слово, я действительно хочу, чтобы вам стало лучше.

— Говорю же, все в порядке. — В подтверждение своих слов Скай поудобнее устроилась на песке и прикрыла глаза. — Сейчас засну.

Лежа с закрытыми глазами и ровно дыша, она, однако же, чувствовала, что Кайл все не уходит, неся добровольную вахту. Наконец, не поворачиваясь к нему, она проговорила:

— Ну что ж, если вы так уж настаиваете, разведите снова костер.

Кайл ничего не ответил, но Скай уловила какое-то движение. Темнота ему явно не мешала. На сей раз было слышно, как он собирает сучья. Мгновение спустя вспыхнул огонь. Тьма немного рассеялась, и при слабых отблесках желтого пламени Скай погрузилась в благословенный сон еще до того, как Кайл вернулся.

Разметав волосы, она лежала соблазнительно свернувшись калачиком. «Малейшее движение, — мельком подумал он, — и она выкатится из этого самодельного сооружения» Теперь Скай лежала спокойно, красиво очерченные губы были слегка приоткрыты в подобии улыбки. Топазовых глаз не видно, но и за закрытыми веками угадывается легкая дразнящая усмешка. В классическом смысле красавицей ее не назовешь, но в чертах есть некая привлекательность и даже неповторимость. Прямой, изящный нос, полные губы — сейчас, полураскрывшись во сне и обнажив ровные перламутровые зубы, они кажутся особенно чувственными.

Кайл нахмурился, вспомнив, как проснулся от ее тихого, сдавленного бормотания. Лицо у нее страшно заострилось, и хотя с губ срывались совершенно невнятные слова, казалось, будто она пытается кого-то успокоить: «Все будет хорошо, станет теплее, свет появится…»

Уж не от этих ли сдерживаемых рыданий ее тело сделалась таким доступным во сне?

Кайлу захотелось исколошматить самого себя. Можно не сомневаться — приснился ей покойный брат, и скорее всего из-за его язвительного замечания. Совершенно, между прочим, ненужного. Сорвалось оно у него с языка только потому, что Скай хотела сделать вид, будто наезжает к своей золовке лишь потому, что это совпадает с интересами дела. Бизнес — прежде всего. А его уже тошнит от того, что дело ставят выше семьи и дома. И мужской шовинизм здесь совершенно ни при чем. Он не понаслышке знает, о чем говорит. У него на первом месте всегда был сын, и дело все равно процветало. А вот для Лайзы только и свет в окошке, что ее дело, о Крисе она никогда и не думала.

7
{"b":"11211","o":1}