ЛитМир - Электронная Библиотека

Несмотря на ранний час, его гостья уже поднялась. Когда они приближались к берегу, она стояла на носу, явно зачарованная всем, что предстало ее взору.

Джаррет улыбнулся, наблюдая за ней.

Дочь Уоррена! Кто бы мог подумать!

«Падчерица», — напомнил он себе, ведь девушка так решительно это подчеркнула. И тем не менее, хотя она выросла рядом с Уорреном, ее опекуном, Тила не подпала под влияние зла, казалось, окружавшего этого человека. Она жизнерадостна, умна и честна.

И очень хороша собой.

Джаррет порадовался тому, что его брак так прочен, иначе ему было бы трудно объяснить Таре, почему на его корабле без всякого сопровождения находится столь прелестное создание. Тила Уоррен напоминала фантастически красивую экзотическую птицу — из тех, что обитали в этих местах. Эффектная, рыжеволосая, с такими же зелеными глазами, как поле ранней весной, высокая, стройная и весьма необычная. Под ее пышными одеждами угадывалась зрелая и обольстительная фигура. Портрет дополняли маленький дерзкий носик, упрямо вздернутый подбородок, овал лица, похожий на сердечко, вызывающе приподнятые темные брови вразлет. Кипящая в девушке жажда жизни завораживала не меньше, чем ее прочие прелести. Тила очаровала Джаррета, как, без сомнения, очарует и Тару.

И он безмерно радовался возможности разозлить Уоррена.

Прошлым вечером Джаррету удалось побеседовать с девушкой. Тила призналась, что сплетни о ней соответствуют действительности. Она отказала жениху во время венчания, но у нее не оставалось иного выхода. Джаррета это очень позабавило. Свободолюбивая, дерзкая девушка нанесла ответный удар единственно доступным ей способом. Если Тилу беспокоило, что ее осудят здесь, значит, она пока не понимает, какова земля беглецов. Но она поймет.

Да, Джаррет с удовольствием примет ее в своем доме, и пусть Тила живет у них столько, сколько пожелает. Но что делать, когда Уоррен пришлет за ней? Ведь тот не просил его оказать гостеприимство падчерице. Приютить девушку попросил Джаррета его старый друг, лейтенант Тайлер Аргоси. Джаррет получил письмо от него, приехав за покупками в Тампу. Тайлера или очень приятного лейтенанта по имени Джон Харрингтон, очевидно, пошлют сопровождать девушку, поскольку оба они более всех, кроме самого Джаррета, знакомы с обычаями индейцев и с этими краями. До Джаррета дошли слухи о том, что Уоррен намерен выдать свою дочь, вернее, падчерицу за Харрингтона, молодого человека из очень богатой и влиятельной в политических кругах семьи.

Джаррет с улыбкой подумал, что Харринггон, вероятно, весьма встревожен желанием командира женить его на своей падчерице — ведь он еще не видел молодую леди. Он наверняка опасается, как бы она не оказалась Уорреном в юбке.

Что ж, Харринггон будет приятно удивлен, встретившись с Тилой Уоррен, подумал Джаррет.

Он отдал приказ пришвартовать корабль и прошел туда, где стояла Тила, с волнением всматриваясь в открывавшуюся перед ней картину.

— Ну, что вы думаете о Симарроне, мисс Уоррен? — поинтересовался он.

Что она думает? Тила изумленно покачала головой.

— Это… поразительно. — Ей редко случалось видеть столь прекрасный дом даже в Чарлстоне, где богатые люди гордились своими роскошными особняками. Массивные колонны украшали фронтон огромного и элегантного белого особняка. Вдоль первого этажа тянулась веранда. Открытые, свободно вращающиеся двери впускали в дом свежий воздух, хотя пока было довольно прохладно. Едва мужчины сошли с корабля, на пороге появилась женщина — высокая, гибкая, с золотистыми волосами. Помахав рукой, она побежала к пристани.

«Тара Маккензи», — подумала Тила. Обожаемая жена капитана. О чем бы вчера он ни рассказывал, разговор то и дело возвращался к его жене и крошечному сыну.

Джаррет Маккензи, легко перемахнув через перила, очутился на пристани. Тара шла ему навстречу, и он, сделав несколько шагов, подхватил ее и крепко прижал к себе. Последовал такой пылкий, страстный и нежный поцелуй, что Тила отвела глаза. Пристань, прилегавшая к особняку, была очень оживленной. Команда корабля приветствовала мужчин, пришедших с полей и из дома, чтобы помочь выгружать тюки и бочки. Все улыбались Тиле, глядя на нее с нескрываемым любопытством и радушием.

— Мисс Уоррен!

Джаррет вспомнил о ней. Быстро обернувшись, девушка увидела, что чета Маккензи стоит у трапа и ждет ее. Удивившись своему внезапному смущению, Тила поспешила на берег.

Тара Маккензи, выскользнув из объятий мужа, подошла к девушке.

— Добро пожаловать, добро пожаловать в Симаррон. — Она отступила и приветливо улыбнулась. — Признаться, вы совсем не такая, как я ожидала. Тайлер написал мне, предупредив о том, что Джаррет привезет сюда ребенка.

— Я не ребенок, — ответила Тила, — но пока еще несовершеннолетняя. Тара кивнула:

— Мы бесконечно рады вам. И вы, кстати, прибыли очень вовремя, поскольку сегодня вечером у нас маленький праздник и танцы по случаю дня рождения моего мужа. Уверяю вас, наше небольшое общество с удовольствием познакомится с вами. Мы здесь любим раздувать сплетни, — шутливо добавила она.

— Не пугай ее! — воскликнул Джаррет. Тара покачала головой:

— Кто дает больше поводов для пересудов, чем я, любовь моя? Пойдемте, Тила, вы должны осмотреть дом.

Взяв девушку под руку, хозяйка повела ее по ухоженному газону, рассказывая о реке и ближайших соседях.

— Вы не боитесь нападения индейцев? — спросила Тила.

— Нет.

Они подошли к крыльцу. Там стояла высокая негритянка, держа малыша на плече. Тара с улыбкой потянулась к нему, но Джаррет опередил ее.

— Разреши, Джин, — приветливо сказал он, хотя это был его ребенок. Женщина улыбнулась, передала ему мальчика, и Джаррет поднял его высоко над головой. Малыш радостно засмеялся.

— Йен Маккензи, — представила Тара сына и взглянула на мужа.

Тила с улыбкой посмотрела на мальчика:

— Поздравляю, чудесный ребенок.

— Благодарю вас. — Тара хотела забрать малыша у мужа, но вдруг предложила гостье:

— Хотите подержать его?

— А можно? — Тила взяла ребенка и засмеялась, когда тот одарил ее улыбкой, показав свой единственный зуб. Он потянулся к ее волосам, но она опередила его, схватив маленькие пальчики и снова засмеявшись. Тила очень давно не играла с малышами. Раньше, до болезни матери, она вместе с Лили помогала выхаживать их.

— Чудесный мальчик! — Она прижала к себе только что выкупанного малыша, от которого исходили тепло и аромат.

— Я рада, что он вам по душе. Иначе нам пришлось бы изолировать его, правда, Джаррет? — пошутила Тара.

Шутки этой женщины заставили Тилу почувствовать, что ей здесь рады. Интерьер дома произвел на девушку самое благоприятное впечатление. Деревянные полы были натерты до блеска. На окнах висели гардины; убранство, несомненно, соответствовало последней европейской моде.

— Даже не верится, что в этой глуши может быть такой дом, — сказала Тила.

Няня пришла забрать ребенка, и Тила неохотно рассталась с ним.

— Спасибо, — ответил Джаррет. — Я принимаю это как комплимент.

— Что вы, так оно и есть, уверяю вас.

— Здесь вы можете остаться навсегда, если пожелаете, — усмехнулась Тара, — ибо похвалили то, чем более всего дорожит мой муж: его дом и его сына.

— Минуточку! Мисс Уоррен еще не похвалила тебя! — воскликнул Джаррет.

— Ваша жена великолепна, — серьезно отозвалась Тила.

— Что ж, тогда леди может остаться навсегда, — согласился Джаррет.

— Да, теперь уж вам придется остаться, — подтвердила Тара. — Дом я покажу вам позже, а сейчас позвольте проводить вас в вашу комнату, где вы сможете умыться и переодеться.

— Может, леди захочет прилечь. Я всю ночь слышал ее шаги.

— Извините, — смутилась девушка. — Я не хотела никого потревожить. Но было так темно… Мне было очень интересно, я никогда не видела такой тьмы, даже путешествуя по морю.

— Да, здешние места иногда внушают страх, — обронила Тара. — Но если вы устали, вам следует немного отдохнуть. Я распоряжусь, чтобы вам принесли воды для купания. Мы ждем гостей к вечеру, и надеюсь, вы захотите с ними познакомиться.

9
{"b":"11212","o":1}