ЛитМир - Электронная Библиотека

Внезапно в палатку ворвался Ион Винчестерский, облаченный в кольчугу. Его лицо было напряжено.

— Ради всех святых, лорд Дублина! Вы сказали, что Рауен был убит?

Эрик бросил кинжал на королевский стол. Альфред и Ион одновременно шагнули к нему. Ион пропустил короля вперед.

Тогда Альфред вгляделся в кинжал. Боль отразилась на его усталом лице, и он упал в кресло.

— Что случилось? — спросил Ион. Альфред махнул рукой. Ион взял кинжал и взволнованно сказал:

— Это Вильям. Вильям Нотумбрийский. Это его кинжал. Должно быть, произошла какая-то ошибка…

Вильям Нотумбрийский. Конечно, и Вильям, и Аллен, также как Ион и Эдвард, были вхожи в его дом, в дом Рианон, когда Альфред послал им приказ встретить датчан на Юге. Вильям не сопровождал их в Ирландию, но там было много людей из Уэссекса.

— Никакой ошибки нет, — сказал Эрик. — У меня есть два кинжала. Один был вынут из спины Рауена в Ирландии, а другим метили в меня на просеке.

— В Ирландии…

— Найдите человека по имени Гарольд Мерсийский.

Может быть, он прольет свет на эти события, — предложил Эрик.

Альфред вышел из палатки. Он приказал часовому найти Гарольда, а потом он стал мерить шагами холодный земляной пол, заложив руки за спину. Через несколько секунд человек, который рассказал о смерти Рауена в Ирландии, спешил к палатке. Он преклонил колена перед королем.

— Милорд, вы звали меня?

— Встань! — приказал Альфред.

Гарольд встал. Потом его взгляд упал на Эрика и Иона, и он заметно побледнел. Он посмотрел на стол, увидел там кинжал и внезапно в панике оглянулся.

Ион преградил ему путь. Эрик схватил Гарольда за плечо и подтащил к королю.

— Ты служил Вильяму Нотумбрийскому, когда ездил в Ирландию?

— Служил Вильяму? Ну, нет-нет, мой король. Я служил молодому Рауену.

— Ты служил ему? — спросил Эрик холодно. — Или ты убил его за золото, обещанное Вильямом?

Бледность решила его судьбу. Ион с резким мучительным криком шагнул вперед и, обнажив нож, быстро перерезал ему горло.

Альфред отвернулся, но боль и усталость были видны по его сгорбленным плечам.

— Боже мой, Ион, я воевал за эти земли, чтобы дать им закон! А ты здесь и сейчас совершаешь убийство!

— А я с радостью отплатил смертью такому человеку как он! Боже мой, Альфред, ведь это он убил Рауена!

— По приказу Вильяма, — вмешался Эрик. — Я еду в погоню за Вильямом.

Он поспешно вышел из палатки и быстро подошел к лагерю, где расположились люди Вильяма. Он прошел мимо них и приподнял полу палатки.

Там никого не было. Выйдя оттуда, он поймал за грудь первого попавшегося ему на пути человека и потребовал сказать, где был его хозяин. Никто этого не знал. Вильям уехал утром в сопровождении Аллена Кентского, и с тех пор его никто не видел.

К Эрику подошли Ион с Эдвардом.

— Вильяма никто не видел уже долгое время. Также как и Аллена. Вильям, должно быть, знает, что у тебя есть кинжал — доказательство его вины. Он поехал на Юг.

— Мы должны ехать за ним, — сказал Эрик. Ион посмотрел на Эдварда и быстро сказал:

— Да, мы должны ехать, и очень быстро. Мы уже сказали Ролло, и он собирает твое оружие и несет тебе кольчугу. Мы должны спешить к побережью, к тебе в усадьбу со всей скоростью.

Эрик похолодел, он почувствовал тот же страх, который испытывал Мергвин с тех пор, как они приехали сюда.

— К моей усадьбе? Почему? — спросил он хрипло.

— Потому что мы подозреваем… — начал Ион. Он глубоко вздохнул, но за него закончил Эдвард:

— Мы подозреваем, что Вильям Нотумбрийский давно домогается вашей жены. Мы обычно посмеивались над этим. Но он всегда думал, что, если бы не было Рауена, Рианон досталась бы ему. А теперь, когда для него все потеряно, мы подозреваем… мы подозреваем, что он спешит изо всех сил, чтобы направить свою ненависть на нее.

Пальцы Эрика сжались в кулаки. Он откинул голову и издал боевой клич, разрывающий душу ужасный крик волка, попавшегося в ловушку.

Появился Ролло на пятнистой лошади, с белым конем на поводу. Эрик вспрыгнул в седло и поскакал, другие с трудом поспевали за ним.

Для Рианон дни тянулись медленно.

Была весна, и земля просыпалась ото сна. Поля, казалось, ждали посевов, вокруг было много животных — белок, кроликов, оленей. В конюшнях лошади вели себя беспокойно. Рианон тоже чувствовала беспокойство, несмотря на радость, которую приносил ей сын. Только Мергвин и Адела казались спокойными, и Рианон удивлялась: возраст ли это или мудрое понимание, что жизнь все равно идет своим чередом?..

С полей сражения приходили новости. Эрик посылал вести каждую неделю, и поэтому она знала, что главное сражение уже позади, что с ним все в порядке и с королем тоже, что они одержали победу. Она знала, что они были под Лондоном и что, по-видимому, будет заключен мирный договор. Но договор еще не подписан, и, пока это не произойдет, она будет беспокоиться за Эрика. Она знала, что, несмотря на показное спокойствие, Мергвин был тоже в ожидании: казалось, он следил не только за ней и ребенком, но также и за ветром, и небом, и морем. Он часто уходил куда-то один, она не знала куда, не знала она и что он делал в свое долгое отсутствие. До тех пор, пока Эрик не приедет домой, она будет беспокоиться.

Она была благодарна Дарие за то, что та была с ней. Дариа рассказывала ей норвежские легенды о богах Одине и Торе и ирландские сказания о Святом Патрике, о маленьких человечках, которые живут на полянах, о духах смерти бэнши, которые приходят и кричат, когда смерть неизбежна. Обе женщины шутили и смеялись над мужчинами, Дариа описывала ей своего воображаемого возлюбленного, и они проводили длинные весенние дни у камина, играя с ребенком.

Но когда Вильям Нотумбрийский въехал однажды днем в ворота, Рианон была одна. Мергвин ушел куда-то в лес, а Дариа сопровождала Аделу на берег, куда пришло небольшое судно, только что прибывшее от Олафа и Эрин, нагруженное подарками.

Стражники, узнав цвета Вильяма, тотчас же отворили ворота, а слуги позвали Рианон. Она поспешила к двери, уверенная, что получит печальное известие, потому что Вильям сам приехал в ее дом, вместо того, чтобы послать слугу или наемника.

Она выбежала во двор, чтобы встретить его, сердце ее бешено колотилось в груди. Ей показалось, что он очень спешил, и это тоже взволновало ее. Он был один, не считая его постоянного приятеля Аллена. Рианон быстро поздоровалась с обоими, предложив еду и эль. Но Вильям слез с коня и схватил ее за плечи:

— Рианон, времени нет. Прикажи слугам принести нам эля и немного хлеба и сыра. Мы должны спешить.

— Почему? Что случилось? В чем дело? — встревоженно воскликнула она.

— Эрик ранен. Он не может двигаться. Он зовет тебя. Я пообещал привезти тебя как можно скорее.

— Ох! — воскликнула она в ужасе. — Я должна… я должна найти Аделу и взять свои вещи…

— Нет, ты должна ехать сейчас же. Пошли слугу за едой и питьем, а потом поедем со мной. Сейчас же. Времени нет.

— Я должна взять Гарта…

— Что? — спросил Вильям, останавливая ее.

— Моего сына. Я не могу оставить сына. Вильям задумчиво покрутил пальцами темные усы, проведя по всей их длине. Затем он улыбнулся:

— Да, конечно, моя дорогая. Ты должна взять с собой сына. Но поторопись.

Трясясь от страха, с подгибающимися коленями, попыталась она идти. Вот и случилось то, чего она так давно опасалась. Эрик столько раз играл со смертью. Он был великим воином, может быть, одним из самых великих, и он владел мечом, как никто другой. Но люди смертны, и вот теперь он лежит раненый, может быть, умирающий, теперь, когда он стал для нее всем в ее жизни. Он не может умереть! Несмотря на предзнаменования, он не может умереть! Она не даст ему умереть!

Гарт спал. Она не обратила внимания на его протесты, схватила на руки и завернула в одеяло. Она взяла плащ и поспешила вниз по лестнице. К тому времени слуги уже принесли сумки с едой и рога с питьем, а во дворе ее ждала оседланная лошадь.

75
{"b":"11213","o":1}