ЛитМир - Электронная Библиотека

— Она же была женой викинга, — подтвердил другой. — Так на кой черт ей его несчастный обвисший конец?

— Мы уволочем ее в сторонку, позабавимся с ней и доставим обратно, — предложил третий, — и никто ничего не узнает! — И он зашелся смехом. — А коли узнает, так и черт с ним — он слишком мало нам платит, чтобы ради него мы отказались от возможности поразвлечься…

— Позабавимся с ней… — пробормотал Конар. Мелисанда дико взглянула на него, но он не обращал на нее внимания. — Утащим-ка ее туда, в рощу, позади наших линий!

Мелисанда хотела было протестовать, но Конар зажал ей рот рукою, а остальные разбойники быстро сгрудились возле него, стараясь укрыть от постороннего взгляда свою добычу. Она стала вырываться, так как чуть не задохнулась под его рукой. Тогда он подхватил ее и поволок мимо скал, под которыми полупьяные часовые якобы несли свою вахту. Так они добрались до кот стены и оказались под сенью деревьев.

— Здесь! — рявкнул кто-то из сопровождавших викингов.

— Дальше! — возразил Конар. — Ее писк могут услыхать лишние уши.

— Ага! — согласно хохотнули сзади. И они двинулись в глубину леса, где царила кромешная тьма: свет от костров уже не достигал сюда.

— Здесь! — снова приказал самый рослый из троих викингов. Как и на Конаре, на нем были надеты латы. На голове красовался шлем, украшенный крыльями, с обломанным наносником. Разбойник явно страдал от ожирения, его мускулатура не была так развита, как у большинства его соплеменников. За ним следовал приземистый, широкоплечий приятель. Третий викинг был среднего роста и хорошо сложен.

— Ага… здесь…

И с этими словами Конар отпихнул Мелисанду в сторону, а сам вытащил из ножен меч и развернулся лицом к разбойникам.

— Что?! — опешил верзила.

— Ребята, она моя! — раздельно произнес Конар.

— Клянусь всеми огнями в проклятом христианском аду! — взревел верзила. — Клянусь их распятием, она наша!

Он тоже выхватил меч и приготовился к бою. Конар повелительно махнул рукой, и Мелисанда укрылась за купой деревьев, обмирая от страха.

— Ну так попробуй ее взять! — обратился к разбойнику Конар.

Верзила попытался сделать обманный выпад, чтобы добраться до Конара. Их мечи даже не соприкоснулись. Викинг во что бы то ни стало хотел добраться до горла Конара, но тот увернулся от удара и, приподняв меч, огрел врага плашмя по затылку. Тот грохнулся на землю.

Все произошло в мгновение ока. Двое других разбойников тоже выхватили оружие, один палицу, другой меч, и стали наступать на Конара. Конар пригнулся, следя за ними обоими. Они бросились на него. Он парировал удар палицы, но меч полоснул по его груди. Конар покачнулся от удара, но латы спасли его. В это время толстый верзила начал приходить в себя, Конар с силой ударил ногой по его груди и тот снова затих.

Его приятель размахнулся палицей, но Конар и на этот раз увернулся, и сокрушительный удар пришелся на ствол дерева: усеянная стальными шипами верхушка палицы глубоко врезалась в древесину, вместо того чтобы раздробить Конару череп.

Конар рванулся вперед, широко размахнувшись мечом. Разбойник с проклятием отскочил назад. Конар продолжал наступать, стараясь выбить у него из рук палицу, но тут третий разбойник изо всей силы ударил его по плечу, и Конар выронил меч.

Мелисанда в испуге вскрикнула, глядя, как палица вновь и вновь со свистом рассекает воздух перед лицом Конара, а он лишь уворачивается и отступает, спасая свою жизнь.

Меч, его меч!

Она выскользнула из-за деревьев и стала подбираться к холодно блестевшему клинку, лежавшему в нескольких футах от нее.

Разбойник оставил Конара и поспешил к ней. Но меч был уже в руках Мелисанды, и она угрожающе поднимала его.

Разбойник попытался выбить у нее оружие. Но Конар был уже возле нее, она ловко перебросила ему меч. Викинг атаковал, его палица вновь свистнула в воздухе. Конар отпрыгнул, замахнувшись мечом, и нанес великолепный удар. Его враг рухнул на колени, из рассеченного горла кровь хлынула ручьем.

Его приятель еще раньше предпочел скрыться, получив легкое ранение в руку.

И тут Конар тоже упал. Он рухнул на спину, выронил меч. Его глаза закрылись.

Мелисанда склонилась над ним, стараясь отодвинуть нащечники шлема.

— Конар! — вскрикнула она, стараясь унять пронзившую сердце боль. Неужели его ранили? Но как, каким предательским ударом? Она ничего не заметила. А вдруг он истекает кровью, может даже умирает? — Конар! — снова окликнула она, ощупывая его горло, стараясь обнаружить в нем биение жизни.

Его глаза приоткрылись, в них зажегся столь знакомый ей синий огонь.

— Сударыня, а вы не очень-то спешили подобрать мой меч!

— Ох! — воскликнула Мелисанда. — Так ты жив!

Он уселся.

— Ну да, ненадолго.

— Как ты посмел меня так напугать!

— Сударыня, но ведь я прилег всего на секунду! Эти парни оказались уж слишком проворными, и почему-то не хотели считаться с тем, что я только что протащил тебя по всему этому ужасному туннелю!

— Мои ноги все изранены!

— О, да.

— И к тому же ты собирался позабавиться мной с этими тремя!

— А как еще я мог обмануть их, Мелисанда! Ты когда-нибудь видела, чтобы я делился тем, что считаю безраздельно своим?

Боже, конечно же, нет! Просто у нее ум зашел за разум от испуга.

— Нет, ты никогда не делился тем, что считаешь безраздельно своим, — послушно согласилась она.

— Ах, если бы ты подобрала мой меч на секунду раньше!

— Ты ведь сам приказал мне укрыться за деревьями.

— И именно в этот раз ты решила меня послушаться? — съязвил Конар.

— Нет, я просто… ох! — возмутилась она, но тут же залилась краской. Он было улыбнулся, но снова стал серьезным и прижал палец к ее губам.

— Мы слишком далеко забрались к востоку. Придется пробираться обратно лесом. Как можно быстрее. Пока Жоффрей не наткнулся на оставшуюся после нас кучу трупов и не обнаружил, что ты сбежала.

Он поднялся на ноги и взял ее за руку.

Она крепко вцепилась в его пальцы, но на мгновение замерла в нерешительности. У нее на глазах выступили слезы.

— Конар, я знаю, что сейчас не время, но я просто обязана сказать тебе одну вещь. Мы… у нас будет ребенок. И я понимаю, что вряд ли ему пошло на пользу то, что я надевала кольчугу и участвовала в битвах, но я была просто в отчаянии, ведь тебя не было со мною, оставался так далеко за морем. А эта земля, эти люди единственное, что у меня было, и мой отец внушил мне чувство ответственности за свой народ…

— Мелисанда…

— Мергвин сказал мне, что это будет мальчик, — прошептала она, опустив глаза.

— Я знаю.

Она попыталась поймать его взгляд. Проклятый шлем, под ним ничего невозможно было различить!

— Это Мергвин сказал тебе?

— Бренна…

— О…

— Мелисанда, она сказала мне лишь сегодня вечером. И то из-за того, что видела, как я гневаюсь на тебя и опасалась, что я могу быть с тобой грубым. Она потребовала, чтобы я проявил мягкость.

— О…

— Идем же, — потянул он ее за руку. — Я хочу жить и стать отцом.

Они пустились в путь по мягкому ковру из хвои.

— Бренна сама ждет ребенка, — добавил Конар.

Мелисанда застыла, не в силах сделать ни шагу, и он вынужден был остановиться тоже. В темноте он никак мог разглядеть ее глаза.

Бренна ведь уверяла, что они с Конаром никогда были любовниками.

Но еще она сказала, что всегда будет находить подле Конара. Выполнять любые его пожелания. Любые. Бренна сопровождала его в пути и в бою.

Мелисанда покинула его. Бренна осталась.

И вот между ними опять разверзлась пропасть!

Но он пришел за нею сегодня. Рискуя жизнью, рискуя быть схваченным и подвергнутым пыткам, о которых наверняка прекрасно знал.

Она поспешила опустить глаза, чтобы скрыть блеснувшие в них слезы.

Но Конар неожиданно заставил ее посмотреть ему в глаза.

— Это что такое?.. А!.. — Он покачал головой, понимающе усмехнувшись. — Она носит ребенка от Свена. Они скоро поженятся.

65
{"b":"11214","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Роза и шип
Rammstein. Горящие сердца
Первому игроку приготовиться
Забытые
Последняя из рода Теней
Свинья для пиратов
Жена по почтовому каталогу
О рыцарях и лжецах
Сила других. Окружение определяет нас