ЛитМир - Электронная Библиотека

Однако Молли, разбитная деревенская простушка с румяными щечками и живыми темными глазами, все же умудрилась шепнуть ей на бегу:

Джесси, уж я непременно проберусь наверх да снесу твоей маме вино и суп – не сомневайся! А сама поменьше связывайся со старым Джоном, ладно?

Благослови тебя Господь, Молли! – с благодарностью кивнула Джесси.

И в эту минуту Джейк приказал ей подать две кружки эля джентльменам за столиком у очага.

– Да не вздумай задирать там нос, воображала! крикнул он ей вслед. – Они – джентльмены из высшего общества, понятно? Вот и обслужи их как положено!

Девушка отлично понимала, что означает «как положено», и с раздражением подумала, что лучше бы Джейк послал вместо нее Молли. Если благородным джентльменам будет угодно поиздеваться над бедной прислугой и наградить ее щипками, Молли только разрумянится еще больше и станет отвечать так, как от нее ожидают.

Тем временем она спешила к столику у очага. И тут заметила, что расположившиеся там мужчины действительно джентльмены из высшего общества. Стоило лишь бросить взгляд на их изысканное платье, чтобы понять, что перед ней не простые люди.

Несмотря на все усилия казаться равнодушной, Джесси ничего не могла поделать: сердце сладко замерло у нее в груди при виде несравненной красоты джентльмена, сидевшего справа от очага.

Чистое юное лицо, светлые волосы – словом, все как в ее детских мечтах, и даже яркие голубые глаза казались напоенными небесным светом. Когда Джесси опустила на их столик первую кружку с элем, молодой человек одарил ее таким взглядом, что у девушки все поплыло перед глазами.

– Ах, красавица, отчего я не встретил тебя раньше? – шутливо спросил он.

Джесси залилась краской: какой добрый, какой милый! Именно такого мужчину она могла бы полюбить – конечно, совершенно неземной любовью. Именно так должен выглядеть ее рыцарь в золотых доспехах, который увезет Джесси на золотом коне. Он вернет ее а тот мир, который она знала прежде, или отвезет еще дальше, в прекрасный замок ее грез. И она станет жить там, где слуги выполняют малейшую прихоть, где постели застланы чистым бельем и где еды всегда вдоволь. А он – он станет мужчиной ее мечты, супругом, отцом ее детей, защитником, готовым в любую минуту прийти на помощь…

Джесси прищурилась и постаралась встряхнуться. Господи, что с ней происходит? У благородных господ не принято флиртовать со служанкой из таверны, чтобы потом увезти ее на свою роскошную, блестящую жизнь. С такой, как она, они готовы «потискаться на сеновале», как выражается Молли, – и не более.

Джесси гордо выпрямилась. Рано или поздно она сбросит эти оковы. Она отринет нищету и отправится в свободные, дикие края, где сумеет поставить на место всех и каждого, кто посмел мнить себя выше ее.

– Спасибо, – промолвил молодой человек, имея в виду поданный ею эль. Однако его взгляд стал гораздо серьезнее – а вдруг он больше не флиртует? Джесси так нравились его глаза и то, как он смотрел на нее – словно видел в ней нечто большее, чем простую служанку.

И Джесси несмело улыбнулась в ответ, ведь он был так добр, что заставил бедняжку позабыть обо всем на свете. А джентльмен к тому же накрыл ладонью ее руку, все еще сжимавшую вторую кружку с элем. И вряд ли ее стоило винить за то, что случилось в следующее мгновение.

– Роберт! Хватит строить глазки всем потаскушкам подряд, мы говорим о серьезных делах!

Блондин улыбнулся ей так ласково, что Джесси пропустила мимо ушей окрик его приятеля и не успела.

– Помилуй, Джейми, мы только что сели обедать, а ты уже потчуешь меня байками про индейцев и их обряды!

– Роберт!

С этим негодующим восклицанием джентльмен взмахнул рукой так энергично, что нечаянно задел Джесси. Та инстинктивно вздрогнула, отчего опрокинулась кружка, все еще остававшаяся у нее в руке. Эль моментально залил все вокруг.

– Черт побери, девка! Ослепла, что ли?

Конечно, этот грубый окрик исходил не от ее ослепительного золотого рыцаря, а от того, что сидел напротив. От того, которого Джесси и разглядеть то толком не успела.

Однако ей пришлось это сделать, причем немедленно, поскольку мужчина выскочил из-за стола и уставился на нее, вне себя от ярости. Пролитый эль попал не только на элегантную белоснежную сорочку, но и на разложенные на столе документы.

Первое, что бросалось а глаза, – его высокий рост. Пожалуй, даже чрезвычайно высокий, тем паче что сама Джесси отличалась миниатюрной изящной фигурой. И теперь он буквально навис над ней, кипя праведным гневом. Следующее, что успела заметить Джесси, – широкие плечи под тонкой кружевной сорочкой и длинные мускулистые ноги, туго обтянутые тонкой тканью панталон, заправленных в высокие, начищенные до блеска сапоги.

Его густые волосы чернотою соперничали с ваксой па сапогах, они отливали каким-то иссиня-черные блеском – почти как сверкавшие от ярости глаза на загорелом лице. Судя по всему, ему приходилось помногу бывать на солнце. Вряд ли он был старше своего светлокудрого спутника, но Джесси почувствовала, что у него неистовый темперамент. Она физически ощущала излучаемые им волны властной, неукротимой энергии и несгибаемой силы духа. Наверное потому он и казался более взрослым, суровым и даже надменным, нежели его улыбчивый, приветливый компаньон.

И он смотрел на Джесси отнюдь не ласково. Темные глаза метали молнии, а кроме того, девушка заметила в них нечто, больно ранившее ее гордость: равнодушие и заносчивость.

Мигом позабыв о том, кто она такая, Джесси ринулась в атаку на человека, посмевшего столь незаслуженно ее обидеть.

– Сэр! Но ведь вы сами задели меня, когда размахивали руками! И в том, что случилось, нет моей вины.

– Джейми, – мягко увещевал его светлокудрый друг. – Пожалуйста, потише! В этом заведении хозяин – настоящий тиран, ОН превратит жизнь девушки в сущий ад!

Однако Джейми, по-видимому, было не до него. И рассердился он не потому, что эль пролился на его сорочку. Он судорожно пытался спасти свои драгоценные документы, для чего не раздумывая ухватил Джесси за юбку, чтобы протереть ею бумаги.

– Отпустите меня! – выкрикнула девушка, не в силах совладать с обидой и гневом. И в припадке какой-то дикой ярости замолотила его по плечам, ибо вновь почувствовала на себе взгляд этих темных глаз, которые на сей раз не остались равнодушными.

– Хватит!

Джейми мигом остановил ее атаку, ухватив за руки и насильно усадив рядом с собой. Джесси подумалось, что так же, наверное, выглядел бы и сам дьявол: такой же смуглый до черноты, такой же надменный и самоуверенный. Он не допускал и мысли о том, что несчастная служанка станет защищаться.

– Ублюдок! – прошипела Джесси как можно более грозно. – Отпусти меня!

Но молодой человек лишь весело расхохотался в ответ. Девушке очень хотелось вырваться, однако державшие ее руки казались железными. Ей стало совершенно ясно; что этот человек имеет серьезный повод обращаться с окружающими с такой оскорбительной самоуверенностью. Он был невероятно силен, и Джесси чувствовала, какая мощь таится в прижатых к ней мужских бедрах и руках, все еще не отпускавших ее запястья. Впрочем, это не имело значения. Для него удерживать ее па месте не составляло пи малейшего труда. Он даже не напрягался, но при этом не отпускал Джесси и нагло, в открытую разглядывал ее, с любопытством нахмурившись, когда сатанинские угольно-черные глаза столкнулись с ее взглядом и тут же скользнули по ее лицу, задержались на губах… груди и бедрах.

Девушку окатила волна какого-то непонятного жара. Сердце забилось неровно и гулко, она снова рванулась, горя желанием ринуться в бой, сделать что-нибудь, что угодно, лишь бы убраться подальше от этого человека с его железной, неумолимой хваткой.

Но в следующий миг душа у бедняжки ушла в пятки.

Показалась услужливо оскаленная рожа мастера Джона.

– Господа, господа, что тут стряслось? Вы уж простите девчонку – она у нас новенькая! И можете не сомневаться: мерзавка получит у меня по заслугам – пусть впредь не зевает на ходу!

3
{"b":"11215","o":1}