ЛитМир - Электронная Библиотека

Впервые в жизни Джесси чувствовала себя в безопасности.

Чувствовала, что о ней заботятся…

Она опустила голову ему на плечо. И не смогла удержать зевоту – измученная, счастливая, она больше не боялась ужасных снов.

– Там было что-то еще? – поинтересовался он. – Что, милорд? – полусонно пробормотала она.

– В твоем кошмаре. Там было что-то еще?

– О… да. Когда ты смотрел на меня, с тобой была Хоуп.

– Ах ты, ревнивая лисичка, – ласково рассмеялся Джейми.

– Неправда, милорд, это не так, – встрепенулась Джесси. – Правда.

– Я вовсе не… – Она умолкла, вслушиваясь в протестующие толчки, сотрясавшие живот. – Я… стала такая огромная… – вырвалось у нее.

– Это ненадолго, мадам, – хмыкнул Джейми, прижимаясь подбородком к теплой макушке. – Нам осталось недолго ждать – до конца февраля или начала марта.

– Недолго, – подтвердила она. И снова невольно вздрогнула от страха.

Джейми прижал ее крепче и повторил: – Я всегда буду рядом. Я не оставлю тебя ни на миг, и все будет хорошо.

И Джесси поверила ему. Она взглянула на него со счаст-ливой, благодарной улыбкой, а потом зажмурилась и сама не заметила, как заснула.

Джейми осторожно опустил ее па подушку, отвел с лица пушистые локоны и долго любовался, как смягчились в за-бытьи чудесные черты. С каждым днем она казалась ему все краше, и он все сильнее отдавался во власть этих чар. Временами он вел себя как влюбленный мальчишка, и готов был следить за ней часами, ловя каждое движение, каждый оттенок чувства на подвижном милом лице.

Сожаления… Нет, он ни о чем не жалел.

Джейми был полон решимости сделать ее своей и жениться на ней, потому что сердцем почуял в пей то пламя и силу духа, что были под стать его собственным, что были способны потягаться со стихией в этих диких, глухих краях. Он не сомневался, что, так или иначе, добьется своего и сделает ее своей женой, и был уверен, что сможет разбудить в ней чувственность и страсть, несмотря на всю ее ненависть к нему и ярость. Джейми был настолько самоуверен, что вообразил, будто после этого сможет заставить ее приехать сюда, чтобы стать его опорой.

Но он не смог добиться одного – заставит ее полюбить.

Да, Джесси стала его женой, скоро у них родится ребенок, и нет причин опасаться, что он потеряет ее.

Нет причин, кроме одной: Джейми будет вынужден дать ей свободу. Он больше по в силах любить ее так неистовой держать в тайне свою любовь. Как не может позволить себе бросить к ее ногам истерзанное сердце и лишиться собственной души. Ведь ей нужен Роберт. Она мечтала о нежном, покладистом муже, о жизни, полной веселья и смеха.

И Джейми до боли стиснул зубы. Нет, он непозволит превратить себя в полоумного идиота, готового плясать под ее дудку. Если она не способна полюбить его таким, каким он есть, лучше отпустить ее.

От этой мысли Джейми почувствовал себя бесконечно несчастным, и все его большое, сильное тело свело боле пенной судорогой. Скоро, скоро все встанет на свои места.

Пусть только родится ребенок, и тогда наступит время выяснить отношения. Джейми непременно потребует этого. И он получит ответы на все вопросы.

Глава 16

Никто не предполагал, что Джесси оставалось ждать родов намного меньше, чем рассчитывали.

Доктор из Джеймстауна обещал приехать к ним в округ в двадцатых числах февраля, однако уже пятнадцатого Джесси почувствовала первые схватки.

Она работала на кухне вдвоем с Джонатаном, когда болезненный стальной обруч мгновенно сковал низ живота. Она как раз помешивала суп, склонившись над кипящей Кастрюлей, и чуть не закричала от неожиданности. Последние недели дались ей нелегко. Ей никак не удавалось найти Удобное положение, она не могла ни сидеть, ни стоять, ни лежать спокойно. Подняться с места было почти невозможно, ходить стало трудно, и каждые полчаса ей требовался горшок. Она приходила в ярость из-за любого пустяка и не Могла дождаться, когда этому придет конец.

Болезненно сморщившись, Джесси резко выпрямилась, поджив руки на поясницу, и глубоко вздохнула. Боль вроде бы прошла. Джонатан не спускал с хозяйки тревожного взгляда.

– Специи можно добавить и позже, миледи.

– Мы же не знаем, когда прибудет следующий корабль с припасами. – Джесси покачала головой, устало улыбаясь. – соль уже на исходе. Давай доводить дело до конца.

Джонатан отошел к полке, и Джесси слышала, как он что-то бурчит себе под нос, копаясь в, баночках и коро-бочках и следующее мгновение она словно оглохла: схватка повторилась, но с такой силой, что Джесси едва устояла на ногах и невольно охнула, зажмурившись от боли.

– Миледи…

– Со мной все в порядке, – заявила она, однако сада и частота схваток нарастали. Пришлось опуститься на стул и признаться: – Нет, не все.

– Я позову кого-нибудь, – выпалил Джонатан, схватил свою куртку и выскочил во двор.

Боль ненадолго отступила, и Джесси пожалела, что переполошила понапрасну беднягу повара. Однако стоило попытаться встать – и юбки моментально насквозь промокли от внезапно хлынувших родовых вод. Снова вернулась боль, и Джесси судорожно вцепилась в край стола.

Дверь с грохотом распахнулась, и в клубах ледяного воздуха в кухню влетел Тамсин. Он мгновенно оказался рядом и сказал:

– Это ребенок.

– Но ведь еще слишком рано! – возмутилась Джесси.

– Джесси, детка, – улыбнулся Тамсин, – никому в мире не удалось убедить младенца, которому надоело сидеть в утробе, что он покидает ее слишком рано! Они появляются на свет тогда, когда им угодно, и с этим приходится мириться. А теперь будь послушной девочкой и постарайся подняться к себе в постель.

– И что потом?

– А потом, детка, ты станешь ждать. Давай-ка я тебе помогу. – И он обнял Джесси за плечи.

Но тут дверь распахнулась вновь и на пороге возник Джейми. Он замер в проеме двери, как никогда надменный и мрачный, переводя взгляд с жены на Тамсина и обратно. Один шаг – и он уже возле Джесси, скидывает перчатки и наклоняется, чтобы взять се на руки, небрежно бросив Там-сину:

– Пошел вон.

– Нет! – вскричала она, испуганно глядя на Тамсина. – Джейми, пожалуйста, ведь он же учился в Оксфорде… – Трясясь от страха, бедняжка цеплялась за шею Камерона. В мокрой одежде ей стало ужасно холодно, и Джесси прошептала невпопад: – Ты промокнешь.

Джейми, не обращая внимания на ее мокрое платье, вперил грозный взор в Тамсина. Вряд ли в нем можно было узнать оборванного пьяницу из придорожной таверны. Аккуратно одетый, гладко выбритый, он не расставался со своей глиняной трубкой, но никогда больше не брал в рот ничего крепче эля. Глядя на этого нового человека, Джейми недолго колебался. Правда, он все еще сильно сомневался в его талантах, но знал, что Джесси верит в него всей душой, а в данных условиях это было решающим доводом.

– Тогда пойдем с нами, – велел Камерон. Джесси уткнулась ему в плечо, бормоча слова благодарности.

Джейми поспешил из кухни в дом. Во дворе бушевала февральская вьюга, и он почувствовал, что Джесси трясется от холода. Навстречу им выскочила миссис Лоутон, и ей приказали бежать к Танненам за Молли.

– Где Элизабет? – спросил Джейми.

– Я здесь! – откликнулась Элизабет с лестницы.

– Начались роды, – кратко пояснил Джейми.

Он па руках принес Джесси в спальню, усадил ее в кресло и принялся расстегивать платье. Несчастная, беспомощная, она не сводила с него глаз. Джейми пытался снять с нее мокрое платье через голову.

– Тебе не следует быть здесь, – прошептала она. – Это все так противно…

– Давай-ка сначала разденемся, – возразил Камерон.

Джесси давно уже не надевала корсета – только свободные нижние юбки. Она попыталась слабо протестовать:

– Я могу раздеться сама, Джейми, честное слово!

– А ну перестань вертеться! – грубо окрикнул он. – Тебе не справиться самой.

– Джейми…

В этот момент в комнату вошла Элизабет. Она нерешительно покашляла, стоя у дверей, и предложила:

72
{"b":"11215","o":1}