ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Майндсерфинг. Техники осознанности для счастливой жизни
«Я слышал, ты красишь дома». Исповедь киллера мафии «Ирландца»
Остров Камино
Навигаторы Дюны
Тайная жизнь влюбленных (сборник)
Моцарт в джунглях
Рой
Опасное увлечение
Скажи маркизу «да»

– Англичане должны уйти, мои люди это знают. И если они найдут а лесу тебя, Джеймс Камерон, то скорее всего убьют.

– Не забывай, Опеканканок, что моим учителем был сам Поухатан. И я не могу бросить свою жену. Это ты тоже знаешь. Мужчина должен защищать то, что ему принадлежит.

Опеканканок не стал спорить и даже снабдил Джейми припасами.

Но дни шли за днями, а Камерон так и не нашел стойбища Пована. Он наткнулся на кочующих индейцев племени чнкахомини, но они ничем не смогли ему помочь. Наконец не далее как прошлым днем Ветерок вывез своего хозяина к владениям старого, дряхлого знахаря, который посоветовал побывать в самой глухой части леса.

С этой минуты Джейми не покидал седла. Он сделал краткую передышку лишь в самый жаркий полуденный час, чтобы дать Ветерку напиться, а сам сидел у воды, машинально швыряя камешки в ручей. Опеканканок приказал вырезать всех до единого – мужчин и женщин. Правда, женщин обычно предпочитают брать в плен, но это не дает гарантии, что дикари не разгневаются на пленницу и не предадут ее жестокой смерти. А если она все еще жива…

Он успел выяснить, что Джесси с Элизабет захватил воин по имени Поканок. Пован старше его, он вождь племени, но Поканок – отважный и дерзкий, он может запросто потребовать назад свою добычу, если пожелает овладеть пленницами.

При одной мысли о Джесси в лапах этого дикаря у Джейми сводило судорогой все тело, а в сердце вспыхивала бешеная ярость. Она наверняка станет сопротивляться, и негодяй может изуродовать ее, взяв грубо, жестоко, как принято у этого племени. И если Джесси не угомонится, он будет бить и бить ее, пока не сломает окончательно или не забьет до смерти, что, впрочем, одно и то же.

От этих жутких мыслей Джейми буквально оцепенел, и ему стоило немалого труда заставить себя отправиться дальше. Сейчас не время предаваться горю. Сейчас надо сражаться – сражаться за Джесси и Элизабет.

Ему не остается ничего другого, как прикончить Поканока. Только так можно отомстить за то, что этот дикарь учинил над его домом, над его семьей. Он убил его экономку, похитил его жену…

И тут он услышал крик.

Поначалу он решил, что его подводит разыгравшееся воображение. Но крик зазвучал снова, теперь совсем близко, и Камерон вскочил, выхватив свой кинжал. Он оглянулся и услышал, как под чьими-то осторожными шагами шелестит листва. Джейми едва успел спрятаться, отступив в густую тень.

И тогда он увидел, как на укромную полянку вышел па-мунки. Он молча застыл, сверкая хищной злорадной улыбкой.

А потом появилась Джесси.

Джесси…

Совсем не такая, какой Джейми он запомнил.

Огромные глаза казались невероятно яркими на фоне легкого загара, покрывшего нежную кожу. На ней было надето индейское платье из мягкой замши – без рукавов, короткое, небрежно подвязанное на талин ремешком. Спутанные волосы развевались на бегу, она казалась такой же дикой и напуганной, как раненая лань, напоминая ее быстротой и изяществом движений. В тот же миг сердце Джейми зашлось от тоски, а губы зашептали ее имя.

Памупки с жутким хохотом выскочил из засады и набросился на Джесси, повалив наземь.

У Джейми от ярости потемнело в глазах. Ему казалось, что все вокруг залито теплой кровью, той кровью, которой дикари осквернили его дом. Само солнце вдруг стало алым от охватившей его ярости. Он засунул кинжал обратно в ножны и ринулся в бой, приготовившись голыми руками разорвать на куски негодяя, поднявшего руку на его жену. Однако юный воин не был ни слабаком, ни трусом. Поначалу внезапность атаки дала Джейми преимущество, и к тому же Камерон был закаленным бойцом. Он швырнул индейца оземь и набросился, молотя кулаками по ненавистной размалеванном роже. Но враг сумел извернуться и скинуть с себя бледнолицего.

– Джейми!..

Он услышал, сколько тревоги было в этом крике, и эта тревога пролилась бальзамом на его истерзанную душу. Ему нестерпимо захотелось оглянуться. Джейми хотелось обнять жену и прижать к себе изо всех сил, но он не мог так поступить. Нужно было драться, драться не на жизнь, а на смерть.

Джейми сильно ударился при падении, однако тут же вскочил и изготовился к поединку, пританцовывая на полусогнутых ногах. Памунки сделал выпад, и Камерон мгновенно увернулся, так что индеец со всей силы врезался в толстый древесный ствол. А Джейми обрушил на него новый град ударов, метя кулаками в гладкий, мускулистый живот, в раскрашенное лицо, снова в живот, в глаз. Пока Джейми выбирал место для нового удара, индеец успел выхватить нож. Джейми тут же обнажил свой клинок, и враги закружились на тесном пятачке. Несмотря на заплывавший от удара глаз, памунки улыбнулся медленно и презрительно.

– Камерон, – выдохнул он. – Камерон. – И дальше заговорил по-своему, четко и не спеша, чтобы Джейми успел разобрать каждое слово. Белая женщина бросила Пована и сбежала, и теперь она наверняка достанется ему, Поканоку, потому что это он сумел ее поймать, А Джейми он сейчас прикончит.

Поканок сделал выпад. Джейми отразил его и ответил двойным ударом по шее. Индеец рухнул на колени. В тот же миг кинжал Камерона коснулся его глотки.

И тут грянул выстрел.

– Нет! – раздался повелительный голос.

Джейми застыл на месте. Не убирая кинжала от горла Поканока, он неловко обернулся.

Это был Пован. Он въехал на поляну верхом на своем жеребце. Это по его приказу один из воинов остановил драку выстрелом.

Джесси сидела на лошади впереди вождя, широко распахнутые синие глаза, прикованные к Джейми, были полны тревоги.

– Пован, я пришел за своей женой и матерью моего сына.

– Это должно происходить там, где будут видеть все памунки, – процедил Пован. И брезгливо глянул на Поканока: – Она больше не принадлежит никому из вас. Она теперь моя. И если вы погибнете оба, то твоя жена останется со мной. Если один из вас убьет другого в честном бою, при свидетелях, она достанется победителю. – И вождь приказал споим людям: – Взять их обоих, пусть сражаются завтра.

Джейми выронил кинжал. Он запросто мог прирезать По-канока и сделал бы это с величайшим удовольствием. Но тогда его убьют. Единственным способом вызволить Джесси был тот, который предлагал Пован. И Джейми спокойно пошел за индейцами, получившими приказ не спускать с него глаз. Он даже не взглянул на Джесси, когда проходил мимо. Хотел бы он знать, о чем она сейчас думает…

Всю ночь в стойбище шли приготовления к поединку. Памунки затеяли свои пляски вокруг костров, и, глядя на голые тела женщин, раскрашенные ягодным соком и извивающиеся в бешеном ритме, Джейми вспоминал свои юношеские годы и странствия под началом капитана Смита. Теперь это казалось далеким прошлым.

Тогда он был гостем у индейцев, а сейчас станет игрушкой в их руках.

Его отвели искупаться в ручье и заставили одеться в замшевые лосины. Он сидел у костра рядом с Пованом, как раз напротив Поканока. Мужчины следили за танцем, и когда женщины одна за другой покинули круг, вождь встал и объявил своему племени, что утром состоится поединок. Если выживет бледнолицый, он заберет свою жену и беспрепятственно вернется домой. Он, Пован, дает в этом слово и позаботится, чтобы оно не было нарушено.

Затем их с Поканоком привязали к разным столбам. Вокруг противников заплясали двое мужчин, с головы до ног покрытые татуировкой и с прицепленными к пальцам медвежьими когтями. Вдруг танцоры вонзили острые когти в спины будущим противникам. Джейми почувствовал, как в кровь раздирается его плоть, но лишь сильнее стиснул зубы, твердо решив не издавать ни звука. Ведь у памунки умение терпеть боль считается делом чести, и он хотел выиграть и этот поединок духа. Но в какой-то момент он все же крикнул: жуткие когти разодрали кожу на полосы от плеч до ягодиц, и из глубоких ран хлынула горячая кровь.

Когда его наконец отвязали от столба, Джейми едва держался на ногах. Он стоял, шатаясь и цепляясь за столб, но обрадовался, увидев, что и Поканок чувствует себя не лучше.

Камерона отвели в тесную хижину рядом с жилищем вождя. Он тяжело рухнул на пол, подполз к тощей циновке и затих. Боль от медвежьих когтей стала утихать. В чашке у его изголовья темнела какая-то жидкость, и Джейми жадно выпил все до капли. Он знал, что индейское зелье смягчит боль от ран и поможет как следует выспаться.

88
{"b":"11215","o":1}