ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да.

Мгновение он молчал.

– Роберт заходил за вами, чтобы прогуляться по палубе?

– Да, приходил.

Светская беседа была исчерпана. В два шага он очутился перед ней. Она не пыталась бежать, даже и не думала об этом. Его серебристо-синие глаза приковывали к себе ее взор, она едва могла дышать. Она будто приросла к полу.

Он остановился перед Скай, осторожно провел пальцами по ее волосам и медленно коснулся губами ее рта.

Словно молния пронзила ее, сладостная лихорадка охватила все ее тело. Борода и усы пирата щекотали лицо, губы пылко прижимались к ее губам. Его язык, стоило ей чуть раздвинуть губы, проник внутрь ее рта.

Впрочем, он не довольствовался сладостью ее уст. Его ладони опустились на ее талию, привлекли ее вплотную к напряженному сильному торсу. Он гладил ее щеки, шею.

Скай не порывалась бежать от его ласк.

Даже тогда, когда рука его приблизилась к полностью обнаженной груди и она смутно поняла, что ее полотенце упало. Казалось, способность мыслить покинула ее полностью, душой и сердцем ее владели новые ощущения. Расплавленный жар его поцелуя распространился по всему телу, чувственное поглаживание его мозолистых пальцев исторгло из ее горла невнятный всхлип.

Этот рыдающий звук вырвал ее из паралича. Она твердо уперлась ему в грудь, отчаянно забилась в его руках, но он не разжимал объятий. Она откинула голову назад, встретилась с его потемневшими глазами.

– Не играй со мной, девочка.

– Играть!..

– Не соблазняйте, леди, ради Господа Бога, не дразните меня!

– Я не дразню! Это вы здесь дергаете марионеток за ниточки, управляете всеми. Вы захватили меня, превратили в узницу и отдаете приказы, словно владыка-тиран. Вы издеваетесь надо мной, доводя до безумия. Я страшусь насилия, страшусь смерти, а вы играете со мной, как кот с мышью.

Он коснулся ее щеки, глаза его все еще были грозными, лицо напряженным. Она отпрянула, но его большой палец лег на ее влажные, вспухшие губы.

– Разве это, миледи, насилие?

– Прошу вас…

– Вы дали обещание. Может быть, вы надумаете исполнить его.

Скай все-таки вырвалась, упала на колени, стараясь достать полотенце. Ястреб тоже опустился на пол возле нее.

– Кажется, я превратился в игрушку. Вы цепляетесь за меня ночью, полагаетесь на мою доброту. В темноте я мог бы получить все, чего пожелаю, не так ли, леди Кинсдейл?

Она опустила голову, но он тотчас поднял ей подбородок.

– Меня похитили…

– Отвечайте на мой вопрос.

– Хорошо! – закричала Скай. – Да, тогда это было бы легче для вас. Совсем легко. Понять не могу, почему вы этого не сделали…

– Изнасиловать вас, когда вы в ужасе жметесь ко мне? – резко спросил он.

– Да! – прошептала она. Слезы выступили у нее на глазах, закрыв окружающее пеленой. Серебряный Ястреб не отпустит ее!

Он медленно покачал головой:

– Я никогда не овладею вами, миледи, когда вы прибегаете ко мне, боясь темноты. Я подожду, когда вас приведет ко мне желание, а не страх.

Ее глаза расширились.

– Я никогда не пожелаю пирата!

Легкая улыбка мелькнула на его лице. Он слегка обнял ее за плечи.

– Если бы я захотел, вы бы пожелали меня в этот самый момент, – тихо сказал он и внезапно поднялся.

Скай почувствовала себя очень маленькой, когда он заговорил с ней со своей высоты. – Вы правы в одном, миледи. Я большой мастер мучить, и истязаю я самого себя. Я удаляюсь, чтобы вы могли спокойно одеться.

Он решительно повернулся на каблуках и покинул каюту. Скай медленно встала с пола, все ее тело горело как в огне. Она провела по губам дрожащими пальцами. Она все еще ощущала его страстные поцелуи, его властные руки…

Он вернется. Он так сказал.

Она порылась в сундуке. Там оставалась одна ночная рубашка – из светло-голубого набивного батиста с шелковыми лентами на пышных рукавах и талии.

Она быстро надела рубашку, и не зря. В дверь коротко постучали, и снова появился Ястреб. Роберт вошел за ним следом, и капитан передал гроссбух своему помощнику.

– Надо самым тщательным образом соблюдать осторожность, – сказал он.

Роберт посмотрел в ее сторону и нервно улыбнулся.

– Ужин сейчас подоспеет, миледи, – сообщил он.

– Я не голодна, – прошептала она, мечтая, чтобы Ястреб поскорее ушел.

Роберт рассеянно кивнул и перевел взгляд на Ястреба. Капитан уселся за бюро и принялся внимательно изучать цифры в другой толстой книге.

Скай забралась в койку, поближе к стене. Мужчины продолжали толковать о грузах, которые подлежат обмену или купле-продаже. Она закрыла глаза и под убаюкивающие звуки их голосов незаметно погрузилась в дрему. Сон был таким сладким, пока тьма внезапно не вторглась в него.

Она попала в ловушку! Тьма пришла, чтобы поразить ее. Она отпихивалась, толкалась, но не могла убежать, не могла вздохнуть и закричать…

– Скай!

Его голос коснулся ее как мягкий светлый луч. Она открыла глаза. Лицо его склонилось над ней. Свет наполнял комнату, тьмы как не бывало.

Ястреб, должно быть, улегся рядом с ней, собираясь поспать. Грудь его была голой, и, хотя на нижнюю половину тела он до пояса натянул покрывало, она предполагала, что ноги тоже голые. Он привык спать в таком виде.

Его руки обвились вокруг нее, и она прижалась щекой к его груди. Он погладил ее по волосам.

– Что вас пугает?

Скай молча помотала головой. Ястреб вздохнул. Наконец ее дрожь начала утихать. Она приподняла голову и заглянула ему в глаза.

– Вы… вы не должны успокаивать меня.

– Все в порядке.

– Но вы говорите, что я цепляюсь за вас… дразню вас.

– Все в порядке.

– Я не нарочно.

Он сжал ее запястье. Ее волосы рассыпались над ним золотым полотнищем. Лицо его сохраняло напряженность, вопреки мягкости его голоса.

– Миледи, все в порядке. Это истинное удовольствие для меня, Скай Кинсдейл, клянусь. Лежите спокойно, постарайтесь заснуть.

Она закрыла глаза и почувствовала, как он дрожит.

«Моя услада!» – думал он.

И истинная мука вопреки всем трезвым доводам.

Глава 5

Серебряный Ястреб стоял на капитанском мостике, подбоченившись и широко расставив ноги. Он осматривал фарватер, по которому они осторожно продвигались. Он верил, что все будет нормально. У руля был Роберт, несколько матросов с ловкостью обезьян лазили по снастям, оставляя ровно столько парусов, сколько было нужно, чтобы поймать ветер, и проворно убирая их, когда это было необходимо для маневра. Они подходили к острову Нью-Провиденс, к богатому портовому городу, где власть принадлежала негодяям, где правили грабители и убийцы.

Он хорошо знал порт, бывая здесь довольно часто.

Вдруг странная легкая дрожь охватила его, как будто он вышел из горячей ванны на пронизывающий ветер. Передернув плечами, он отогнал это ощущение. Где-то затаилась опасность, подумал он.

Впрочем, здесь всегда опасно, опасность подстерегает повсюду.

И все-таки он чувствовал, что тут нечто иное. Дело в его пленнице!

Надо было идти прямо в Бон-Кей, хоть это и потребовало бы больше времени. Но именно с этого острова, из этого воровского логова, он должен послать весть о себе и заключить сделку о возвращении корабля и заложников. Ведь здесь собирались все капитаны, договаривались о планах на будущее и прикидывали добычу. Ему необходимо было прийти.

Все дело в девушке, будь она проклята!

Он непременно обеспечит ей безопасность: надежно запрет в каюте. Они возьмут баркас, а она останется на попечении Жака Дюбрэ. Этот великан француз отлично владеет шпагой. Ничего с ней не случится.

Он вытащил из кармана подзорную трубу и осмотрел пиратскую гавань. Он видел грубые лачуги, бочки с порохом и соленой рыбой на пристани. Темноволосая шлюха разлеглась на носу небольшого катера: юбки задраны до самых бедер, ноги – бронзовые от солнца. Она спокойно обмахивалась веером и лениво слушала разговор двух мужчин, чинивших неподалеку рыбацкие сети. В городе попадались дома поприличнее, но превосходство все-таки оставалось за отлогим берегом и лачугами… Да еще складами добра, добытого нечестным путем.

18
{"b":"11216","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Монстролог. Дневники смерти (сборник)
Звезда Напасть
Просветленные видят в темноте. Как превратить поражение в победу
Искусство добывания огня. Для тех, кто предпочитает красоту природы городской повседневности
Несбывшийся ребенок
17 потерянных
Эволюция: Битва за Утопию. Книга псионика
Последний вздох памяти
Сука