ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я не желаю выходить к ужину! – закричала она, вырываясь от него.

– А я велю вам!

– Я не сажусь за стол с грабителями, с джентльменами удачи! Ваши манеры не спасут вас от правды! Я не стану есть вместе с учтивым…

– Мерзавцем? С джентльменом удачи, так? Этой ночью, леди, я не благородный разбойник, а разбойник в прямом смысле. Вы желаете пирата – вы его получите…

– Пустите меня, Ястреб! – Смятение охватило ее, легкий туман от бренди развеялся. Его прикосновение к обнаженной коже обжигало. Он стал пламенем, готовым поглотить ее волю, ее сердце. Надо бежать от него, подальше от этого пламени! Ее страшил не столько его гнев, сколько бушевавшая внутри него буря, которая соблазняла и притягивала.

Она изо всех сил уперлась в его облаченную в шелк грудь.

– Немедленно отпустите! Я требую!

Он медленно покачал головой.

– Вам не нравится, когда с вами обращаются учтиво, но не нравится и пиратское, так сказать, обращение. Берегитесь, леди. Этой ночью перед вами пират, монстр, разбойник. И будьте уверены, именно разбойник овладеет вами. Если надумали молить о милосердии, миледи, сейчас самое время.

Глава 8

Может быть, мы все-таки сначала поужинаем, – тихо предложила Скай.

Он в недоумении уставился на нее:

– Что?

– Ужин, – прошептала она. – Вы ведь хотели поужинать. Я… я не против.

– Вы пьяны, – сказал он.

– Что?..

– Вы напились!

– Вовсе нет! Хорошо воспитанные дамы никогда не напиваются, сэр!

– Леди Кинсдейл, ваше воспитание не подлежит сомнению, но я позволю себе не согласиться с высказанным утверждением. Вы пьяны.

– Ну, может быть, самую чуточку.

– Вдрызг.

– Сэр, вы вынудили меня к этому, – скорбно проговорила она. Ее руки обвились вокруг его шеи, она держалась за него, чтобы не упасть.

– Я вынудил вас напиться, леди! Боже мой, человек в здравом уме бросил бы вас в море!

Тут он внезапно схватил ее с такой силой, что она вся сжалась, так как была уверена, что все ее косточки рассыплются по полу. Но этого не случилось – он рванулся к кровати и бросил ее на мягкий матрац. Как серебряные кинжалы, его глаза сверкнули над ней.

– Я вынуждаю вас пить? Леди, вы святого доведете до исступления!

Он круто повернулся, а она нервно схватилась за простыню, натягивая ее на себя. Боже, он готов взорваться, как бочка с порохом! Что он предпримет дальше?

Он распахнул один из ее сундуков. Шелк, атлас, бархат так и замелькали, разлетаясь вокруг. Потом он бросил ей светло-зеленое атласное платье. Она едва поймала его, когда он крикнул от двери:

– Ужин, миледи, уже на столе!

Скай долго лежала на постели, прижимая руку к сердцу и чувствуя себя безумно усталой. Он опять ушел, но недалеко. Он оставался за дверью, которую больше нельзя было закрыть или запереть. Но ведь это не важно. Ястреб всегда знал, а она обнаружила недавно, что барьеры находятся внутри нее. И внутри него. Быстро наступала ночь. Когда станет темно, он придет и зажжет лампы, независимо от того, встанет она с постели или нет. Если она решит упорствовать, то не должна испытывать страха. Он ее не тронет, не даст тьме поглотить ее.

Она быстро встала, нервно поглядывая на открытую дверь. Его не было видно. Она надела платье, которое он ей оставил, – атласное вечернее платье с кружевным лифом, высоким воротом и длинным шлейфом. Скай поглядела в зеркало на туалетном столике на свое бледное отражение, машинально провела серебряной щеткой по волосам. Золотые локоны, словно волны солнечного огня, упали ей на плечи. Глаза смотрели серьезно – ведь этой ночью должно решиться многое.

Она порывисто отошла от столика, покопалась в сундуках, отыскала изящное золотое ожерелье с изумрудной подвеской, окруженной россыпью сверкающих бриллиантов, и надела его. Глубоко вздохнув, она прошла через открытый дверной проем и остановилась, глядя на своего тюремщика.

Ястреб в задумчивости стоял у окна. Шторы были открыты, в окна задувал ветер. Он выглядел джентльменом, привлекательным благородным молодым человеком, погруженным в мысли, неустрашимым пред лицом наступающей ночи. В руке он держал серебряный кубок. На другом конце комнаты Скай увидела небольшой обеденный стол, весь уставленный кушаньями; на белой скатерти лежали серебряные приборы, стояла красивая посуда. Зажженные свечи бросали на стол мягкий свет.

– Лорд Камерон приедет за вами со дня на день, – сказал Ястреб, не оборачиваясь.

– Как же так? – пробормотала она. – Откуда он знает, что я здесь?

– Я отослал ваше судно «Серебряный вестник» курсом на мыс Гаттерас, тогда как мы пошли на юг. Корабельный сигнальщик передал сообщения одному торговцу. Сегодня днем «Серебряный вестник» прибыл сюда, и мой человек заверил меня, что сообщения получены и ответ не замедлит быть.

– Приятно слышать, – тихо сказала она.

Он внезапно повернулся, глаза его задержались на изумруде, висящем у нее на груди. Ни слова не сказав, он поклонился.

– Миледи, не угодно ли отужинать?

Она направилась к столу, и он быстро оказался позади нее, пододвинув ей стул. Прежде чем сесть самому, он наполнил ее бокал. Свечи мягко сияли между ними, комнату наполняли краски заката и прохлада вечернего бриза.

– Вы позволите, миледи? – спросил он.

Скай кивнула, откидываясь на спинку кресла. Пока он клал еду на ее тарелку, она смотрела на его темную голову, на красивое грустное лицо. В конце концов, он поймал ее взгляд. Она вспыхнула, схватила свой бокал.

– Что теперь, миледи? – едко спросил он.

Скай нехотя усмехнулась:

– Что вы за пират, сэр? Я сижу перед вами невредимая, на мне драгоценности. – Она наклонилась вперед, ткнув пальцем в изумруд. – Вот эта вещица стоит небольшого состояния, сэр Серебряный Ястреб. Я уверена, вы это знаете.

– Возможно, леди, я получу небольшое состояние, вернув вас в целости и сохранности.

– Возможно, – пробормотала она, не переставая улыбаться. Он тихо выругался и отбросил ложку, которую держал в руках.

– Леди, я доведен до крайности! Теперь меня не остановит обычная выпивка, и ужин не утолит моего голода.

Скай взяла вилку, равнодушно потыкала еду на своей тарелке. Она не хотела есть, но отведала нежной рыбы, тушеной моркови и картофеля, сладких жареных бананов.

Ястреб наблюдал за ней, продолжая хмуриться, губы его были сердито сжаты.

– Он прибудет сюда? – спросила она. – Лорд Камерон?

– Да.

– Он будет чувствовать себя в безопасности?

– Он знает, что будет в безопасности.

Она отодвинула тарелку, он тут же наклонился к ней.

– В чем дело, миледи? – хрипло сказал он. – Что вы возомнили о себе? Благородное происхождение наградило вас спесивым презрением, которое вы распространяете на всех окружающих? Да, я пират, но вы пренебрежительно относитесь к члену вашего собственного клана, человеку, который готов переплыть бушующее море из-за нерасположенной к нему невесты!

Скай тотчас вспылила, ее первым побуждением было дать ему пощечину. Но вместо этого она лишь улыбнулась, водя пальчиком по ободку серебряного кубка.

– Я сама себе хозяйка, сэр, в этом все дело.

Он откинулся на спинку кресла и прищурился.

– Что это означает, леди?

– Я… я наделена собственным умом, сэр. Моя мать… – она нервно сглотнула, – моя мать умерла, когда я была совсем юной, и я стала мешать отцу. Он отослал меня в школу в Лондон и не позаботился рассказать об обещании, данном при моем рождении.

– Стало быть, это обещание не имеет к вам отношения?

– Нет.

– И вы не склонны выказывать почтение отцу?

– Только не в этом. – Она отставила свой бокал и серьезно проговорила: – Некоторые думают, что дочери созданы невольницами, для того чтобы выставлять их на торги.

Его глаза затуманились.

– Вероятно, он заботится о вашем будущем.

– Он так мало обо мне знает. – Она вдруг опустила голову.

– О том, как вы боитесь темноты?

31
{"b":"11216","o":1}