ЛитМир - Электронная Библиотека

Дэви повернулся и весь побелел.

– Ты закончил, парень? – осведомился лорд Камерон.

– Да, сэр!

– Тогда марш отсюда, сынок. – Лорд Камерон смотрел прямо в глаза Скай.

Она невольно вздрогнула. Как она ненавидела этот серебряный взгляд, как у Ястреба!

И при этом лорд совершенно не похож на своего кузена, «паршивую овцу».

– Мы миновали мели и рифы, Скай. Я пришел, чтобы повести вас ужинать.

Она крепко сжала руки.

– Вы очень любезны, лорд Камерон. Однако я чувствую себя очень усталой. Не могла бы я…

– Леди Скай! Обещаю, я не задержу вас надолго. Я и подумать не могу о том, чтобы оставить вас голодной. Понимаю, вы расстроены, но, пожалуйста, вы должны выйти к ужину.

В его голосе зазвенела сталь. Как и его дальний родственник, он привык командовать. Что творится с мужчинами?

– Сэр…

– Миледи, – сказал он твердо и предложил ей руку.

Она все же приняла ее: ведь он рисковал ради нее жизнью и здоровьем.

Он повел Скай по коридору к своей двери.

– Вот моя каюта, миледи. А если вам что-нибудь понадобится – мистер Морли и мистер Нивен занимают вдвоем каюту напротив. Другие офицеры располагаются дальше по коридору, а матросы – на нижней палубе.

Она кивнула и попыталась улыбнуться. Когда он толкнул дверь, она робко вошла и огляделась. Помещение выглядело скорее удобным, чем элегантным, хотя на всем лежал отпечаток прекрасного вкуса. Массивное, отполированное до блеска бюро было завалено грудами карт. Плотным бархатным шторам темно-синего цвета соответствовало простое покрывало на койке у дальней стены. На столе сияла белоснежная скатерть с полным набором столового серебра, изысканно-тонкими тарелками.

Лорд Камерон закрыл за собой дверь и придвинул Скай кресло с высокой спинкой.

– Благодарю, – пробормотала она, садясь.

Он не сел вместе с ней, а прошел к бюро, на котором стоял графин.

– Выпьете, дорогая? – Он вдруг повернулся к ней со странной улыбкой. – Или вы уже позволили себе?

– Что? – выдохнула она, ошеломленно глядя на него. Этот стальной взгляд…

– Простите мне мои дурные манеры, миледи, – произнес он извиняющимся тоном.

– Прощаю.

– Вы прошли через ужасное испытание. Разумеется, вы имеете право на… утешение.

Как ему удалось добиться, чтобы простое слово прозвучало так осуждающе?

Он подошел к столу, поставил перед ней бокал темно-красного вина. Хорошо бы схватить бокал и разом осушить! Нельзя так злиться, уговаривала она себя. Он же не пират, он лорд и поклялся соблюдать определенные правила. Она подняла свой бокал, отпила вина и заставила себя посмотреть ему в глаза.

– Да, это было настоящим испытанием.

Он сел напротив нее.

– Я слышал удивительные рассказы о вашей доблести, Скай.

– В самом деле?

– Члены команды с судна вашего отца, которым удалось спастись, поведали нам, как вы сражались с пиратами, защищая ирландских девушек. Они говорят, вы дрались просто бесподобно.

– Я немного умею владеть шпагой.

– Да, ваш отец рассказывал мне. Вы владеете шпагой отлично.

– Да.

– Значит, вы одолели первых пиратов.

– Да.

– Но не Серебряного Ястреба.

– Нет. – Она опустила голову.

Он надолго замолчал. Ей вдруг захотелось выложить ему всю правду.

– Но он не обидел вас?

– Нет, лорд Камерон.

– Скай! Мы скоро будем жить вместе как муж и жена. Мне дали при крещении имя Петрок – таков был каприз моей матери, и мои близкие называют меня Рок. Я хотел, чтобы вы называли меня так.

Она натянуто улыбнулась, чувствуя, как ее пробирает озноб.

– Рок, – пробормотала она послушно.

– Из ваших нежных уст это звучит красиво, миледи.

– Скажите мне, сэр, – сказала она, подавшись вперед, – как мой отец?

– В добром здравии, – заверил Рок. – Он встретит нас в Камерон-Холле.

– В Камерон-Холле? – в замешательстве повторила она.

– Что вас смущает, миледи?

– Ничего. Я просто думала, что мы направимся в Уильямсберг.

Он встал и отошел от стола, потягивая вино и рассеянно отодвигая край шторы. За окном почти стемнело. Он задернул штору.

– Уильямсберг сильно изменился, увидите сами. Губернатор Спотсвуд въехал в новую резиденцию, но она еще не совсем отстроена. Зато оружейный погреб завершен и доверху забит мушкетами и шпагами для ополченцев. Церковь Брутонского прихода восстановили. С каждым днем в город стекается все больше и больше торговцев. Приезжают даже из Лондона. Дорогая, я полагаю; рост нашей столицы произведет на вас впечатление.

– Уверена, что так и будет.

– Нельзя сказать, что мы так уж близко от Уильямсберга.

– Простите?

– Я говорю о Камерон-Холле, миледи. До него ведь добрых три часа вниз по реке Джеймс. До Джеймстауна ближе, но надо ехать сушей. Конечно, мы постоянно бываем в столице. Вы не будете чувствовать себя совсем отрезанной от светской жизни.

Ей почудилось, будто засовы новой тюрьмы уже лязгнули, запирая ее.

– Меня удивляет, милорд…

– О, вы не должны так осторожничать, миледи. Я слышал, вы возражали против этого брака.

– Милорд, как я слышала, вы тоже возражали!

Улыбаясь, он наклонил голову.

– Это было до того, как я вышел в море за вами, миледи!

Она вспыхнула и выпила залпом вино. Лорд Камерон тотчас встал и вновь наполнил ее бокал. Она смотрела ему вслед, пока он шел через каюту: высокий с широкими плечами. Наверняка под пышным нарядом у него крепкие мускулы и смуглая кожа. Она неожиданно вздрогнула: он безупречно вежлив, но она предчувствовала, что, если вывести его из себя, гнев его будет велик.

– Милорд…

– Рок, Скай. Прошу вас.

– Рок… – Она остановилась, стиснув зубы. Он приблизился, поставил перед ней бокал с вином и сел у бюро. Выжидательно посмотрел на нее. – Рок, я всей душой благодарна вам за заботу и за то, что вы мужественно устремились спасать меня. И затраты, конечно…

– Затраты? – Он удивленно поднял брови.

– За… затраты, – повторила она, запинаясь. – Выкуп! Без сомнения, он дорого запросил с вас за мое возвращение.

– О, вовсе нет, миледи!

– Вы слишком вежливы и великодушны, милорд.

– Я говорю правду. Пират не взял с меня ни фартинга за ваше освобождение.

Она поднялась, ловя воздух ртом.

– Как… Он не…

Темные ресницы лорда Камерона дрогнули над его серебряными глазами.

– Что вас волнует, миледи? Мы заплатили за матросов, за корабль, за горничных, но вы, моя дорогая, были возвращены нам по доброй воле.

– Он даже не назначил за меня цену! – Чтобы поскорее скрыть свое волнение, она опустилась в кресло, осушила второй бокал вина.

– Повторяю, дорогая: не назначил.

В дверь капитанской каюты постучали, и лорд Камерон быстро открыл.

– Спасибо, мистер Монеган, – сказал он, направляя здоровенного матроса с огромным подносом к столу. – Дорогая, это мистер Монеган, помощник повара. Мистер Монеган, это леди Скай.

– Леди, – проговорил мистер Монеган, торжественно водрузив поднос на стол и низко поклонившись. Он снял с блюда серебряную крышку. – Фазаны, миледи, фаршированные орехами с изюмом и кукурузной мукой. Надеюсь, они вам понравятся.

– Уверена, что понравятся, мистер Монеган, – сказала Скай любезно.

Пока мистер Монеган расставлял тарелки, наступило молчание. Скай, нетерпеливо дожидаясь его ухода, украдкой взглянула на лорда Камерона. Сердце чуть не выпрыгнуло у нее из груди, когда она обнаружила, что он внимательно смотрит на нее. Увы, каюта слишком мала для них двоих. Ей отчаянно нужно было остаться одной!

– Вы нездоровы? – спросил Рок, когда мистер Монеган покинул их. Он сел на свое место напротив нее.

Она покачала головой:

– Я… я отлично себя чувствую.

Неправда, ей было совсем плохо. Она взяла вилку, равнодушно поковыряла еду на тарелке.

– Губернатор намерен разделаться с пиратами. Он сильный человек, смелый и решительный. Он добьется, что пираты уберутся прочь, что их насадят на шпагу или предадут суду. А потом вздернут на виселице.

37
{"b":"11216","o":1}