ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я сам беспокоюсь о вашем отце. Я собирался завтра с утра отвезти вас в Уильямсберг.

– Завтра утром… – растерянно пробормотала она.

Он протянул руку и коснулся ее щеки.

– Я вызываю у вас такой ужас, что вы скорее останетесь одна в кромешной тьме, чем будете терпеть мои невинные прикосновения?

Скай вспыхнула. Отпрянув от него, она опустила глаза.

– Нет… я… нет.

– Тогда в чем же дело?

– Я… мне…

– Вы лжете.

– Нет. Я не знаю, как сказать, чтобы вы поняли. Я… не питаю к вам ненависти.

– Ну ладно, – пробормотал он. – У нас ведь ничего нет. У меня с собой была кое-какая еда, но она осталась в седельных сумках. Можно поставить силки, поймать какую-нибудь дичь, если хотите. Где-то поблизости есть вода: я слышу ручей.

– Ручей? – Она прислушалась: ни звука.

– Поверьте мне, мадам, – усмехнулся он. – Ведь я не в городе вырос. Я ясно слышу журчание.

– Близко?

– Совсем близко. Пойдемте, я покажу.

Он протянул руку, чтобы помочь ей встать. Скай нехотя поднялась на ноги.

– Не беспокойтесь, – сказал Рок. – Это недалеко. Мы будем видеть костер.

Она недоверчиво склонила голову набок, с трудом выдавив подобие улыбки.

– А мы не можем… дойти до Уильямсберга? – жалобно спросила она.

Он покачал головой:

– Пешком не скоро доберемся, да и ночь слишком темная.

– Вы хотите сказать, что нам придется остаться здесь – в лесу?

– Мы здесь в безопасности. Костер будет гореть всю ночь.

Огонь остался позади, но он был прав: свет от костра был виден. Это недалеко, уговаривала себя она, он не станет подвергать лес опасности пожара. В лесу он ориентируется так же хорошо, как и на море.

– Осторожнее, – тихо предупредил он, останавливаясь и подавая ей руку.

Скай увидела отражавшиеся в воде огонь и лунный свет. С тихим журчанием ручеек бежал к реке.

– Ах! – промолвила Скай, зачарованная. Она опустилась на колени у края воды и зачерпнула в ладони горсть чистой прозрачной влаги, чтобы напиться. Рок присел рядом, плеснул водой в лицо и тоже стал пить. Напившись, Скай легла на покрытый мхом берег. Блаженная истома охватила ее. Небо прояснилось, светила луна, сияли звезды.

И Рок был с ней. Она была не одна.

Рок лежал рядом, опершись на локоть и лениво жевал травинку. Она знала, что он пристально наблюдает за ней. Вот он отбросил стебелек и прикоснулся к ее щеке. Она не отстранилась.

– Откуда эта боязнь темноты? – мягко спросил он.

Скай вспыхнула.

– Никто об этом не знает, – пробормотала она. – Только отец и Мэтти, да еще Гретель, моя горничная в пансионе.

– Но почему? – настаивал он.

Она покачала головой, опустив ресницы и покраснев.

– В сущности, это так глупо. Ну, не глупо, а унизительно, что я не могу с этим справиться. Безотчетный страх, он накатывает на меня, и я впадаю в панику, а потом теряю всякую власть над собой.

– Но чего вы так боитесь?

Скай колебалась. Наконец вздохнула. После всего, что она ему причинила, она, вероятно, должна хотя бы объяснить…

– У моего отца много земли, – начала она, – у него были владения на севере.

– В землях ирокезов? – спросил Рок. Она кивнула.

– Я тогда была совсем маленькой. Лет пять, не больше. Моя мать считалась очень красивой. Она не была знатной дамой – всего лишь судомойкой в колониальной таверне, – и мой отец, бросив вызов собственным родителям и традициям, женился на ней. Она поклялась, что будет любить его всю жизнь и последует за ним на край света. – Скай помолчала. – В ней были теплота и красота, жизненная энергия. Я никогда ее не забуду.

– Вы очень любили ее?

– Да. Очень… И вот когда отец отправился осмотреть земли на севере, в стране ирокезов, она последовала за ним. Отец выехал из дома с землемером, а мать и я остались одни в маленькой хижине. С нами был лишь слуга, и матушка что-то напевала, веселая, как воробышек, потому что ей не нужно было помнить о своих манерах и о том, что она леди. Потом она вдруг смолкла и затолкала меня в маленький погреб, куда они летом ставили вино и пиво, чтобы охладить, и захлопнула крышку. В погребе было темно и тесно и пахло плесенью.

Скай замолчала, чтобы перевести дух, и обнаружила, что ей трудно дышать. Как она ненавидела в себе эту слабость, не хотела открывать ее никому! Но ведь он уже знал. Отец отдал ее замуж, не спросив согласия. Конечно, он предупредил Рока насчет ее боязни темноты, а если и не предупредил, тот мог и сам догадаться.

– И что было дальше? – спросил Рок.

– Она велела мне сидеть тихо. Потом я услышала шум, словно рухнул дом, а потом она закричала. Я выглянула. Индейцы надвигались на нее. Может быть, они бы не тронули ее, может быть, она слишком отчаянно сопротивлялась. Я отпрянула назад, в ужасе. Они были все размалеваны. Больше я ничего не видела, только слышала крики. Они обнаружили дверцу в погреб. Один увидел меня и рассмеялся. Он был обнажен, весь раскрашен, с копной волос, руки у него были в крови. Он потянулся ко мне. Отец подошел сзади и застрелил его. Индеец свалился на меня сверху, а дверца захлопнулась, и мы с ним оказались заперты в темном погребе, и его кровь хлынула на меня. Наверное, прошло не так уж много времени, пока отец вызволил меня, но оно показалось мне вечностью.

– И они убили вашу матушку?

Скай покачала головой.

– Она решила покончить с собой, лишь бы не попасть к ним в руки, – прошептала она. – Она… она любила отца. Потому-то я и не могу понять, зачем… – Она осеклась, не желая произносить злые слова – ведь он был так добр к ней, и она излила пред ним душу.

– Вы не понимаете, почему он заставил вас выйти за меня замуж?

– Я не понимаю, зачем ему вообще надо было заставлять меня выходить замуж. – Скай заглянула ему в глаза, точно надеясь найти там ответ. Она никогда еще не говорила с ним так искренне, как с другом. – Рок, пожалуйста, скажите – ведь этот брак не может быть законным!

Рок покачал головой. На его челе лежала печать печали, словно она вызвала у него глубокое сочувствие.

– Все законно, – сказал он. При этих его словах Скай упала на землю. – Почему это вас так ужасает? Я же не монстр какой-нибудь.

– Я и не говорю, что вы монстр. Я только… – Она не могла подобрать слов. – Вы никак не хотите понять!

Он долго молчал. Было слышно, как журчит ручей. Скай чувствовала, что погружается в странное оцепенение, ночь больше не пугала ее. Он был здесь, рядом.

– Скажите мне, вы влюблены в моего подлого кузена?

– Ничего подобного! – горячо возразила она. – Он… он ведь пират. Я же говорила вам…

– О да. Настоящее чудовище. Он должен внушать вам отвращение.

Облако, норовившее заслонить луну, отбросило таинственную тень на его лицо. Он с любопытством смотрел на Скай. В горле у нее застрял комок.

– Ну… конечно, – пролепетала она.

Рок вдруг улыбнулся:

– Идите сюда, укладывайтесь. Здесь вам будет удобно, а я постерегу вас до утра.

– Я… мне… – замялась она, но выбора не было, так как он зацепил ногой ее лодыжку, дернул, и она упала навзничь. Она что-то лепетала, пытаясь протестовать, но он, смеясь, перекатился к ней и привлек к себе.

– Все в порядке, – сказал он тихо. Ее голова легла к нему на плечо. Руки его обвились вокруг нее, большое, сильное тело загородило ее, словно живая стена.

Скай улыбнулась, тронутая его словами, и закрыла глаза.

– У-у, – протянула она, – вы готовы были отдать меня какому-то пирату, как будто я доставляю вам беспокойство.

– Доставляете, – подтвердил он.

Она не стала спорить, а только крепче закрыла глаза и погрузилась в сон на лоне природы, довольная, что он здесь, рядом.

Когда наступил день, она еще пребывала во власти грез, но они были такими реальными… Лучи солнца пронизывали листву деревьев, она слышала звонкую мелодию воды.

Это была лагуна…

Она лежала с Серебряным Ястребом у самой воды, чувствуя солнечное тепло и исходящее от земли благоухание. Чувствуя прикосновение рук возлюбленного, волнующее и полное соблазна. Она чувствовала затылком жар его дыхания, а грудью – нежные касания его пальцев. Она чувствовала все его тело, сильное и обжигающее.

49
{"b":"11216","o":1}