ЛитМир - Электронная Библиотека

Она лежала, опутанная паутиной мелодий, звуков, ощущений, – мечтательница в своем далеком раю. Его рука переместилась, скользнув ей под юбку. Пальцы плясали в затейливом танце на обнаженных бедрах, исследовали мягкие, нежные округлости ягодиц. Она что-то пролепетала и попробовала повернуться к нему, чтобы обвить его руками, но он удержал ее. Его ладони властно легли ей на бедра, и это прикосновение было уже не нежным, а требовательным. Потрясенная, она едва не задохнулась, ощутив в себе твердую, как стальной жезл, мужскую плоть. «Ш-ш!» – донесся до нее шепот, и он обнял ее крепче. Мир преисполнился жизни, кипучей энергии, сладостной муки. Он двигался непрестанно, неутомимый, как ветер и волны, как могучий шторм в океане. Он захватил ее врасплох, точно шквал, увлек, покорил своим великолепием. Она тихо стонала, устремляясь все выше к вершинам экстаза. Взрыв – и сладостная, как сок сахарного тростника, влага наполнила все ее тело. Она трепетала, растворяясь в его жарких объятиях.

Наконец он застыл, недвижим. Его руки покоились на ее оголившихся бедрах.

Скай открыла глаза и услышала тонкое журчание ручья. Посмотрела вверх и увидела деревья, ощутила, что их тела все еще тесно сплетены, что в ней все еще отзывается биение его сердца…

Рок привстал, приводя в порядок свои панталоны, она почувствовала, как ее голых ягодиц коснулась оленья кожа.

Это был не сон.

Она в ярости повернулась и оказалась лицом к лицу со своим мужем. Глаза его были открыты – словно серебряные кинжалы, они щекотали ее с удовлетворением, с наслаждением и мужским торжеством.

– О-о! – завопила она, силясь выдернуть из-под него юбку, пытаясь вскочить на ноги, чтобы поправить одежду. Он лежал, лениво опершись на локоть.

– Как вы могли! – вскричала она, негодуя. На его глаза как будто набежала тень.

– Как я мог, мадам? Действительно, как мог я ждать так долго?

– Но вы же знали…

– Что я знал?

– Что я совершенно не желаю иметь с вами дела!

– Да ну? – Рок вскочил на ноги, гибкий и проворный, как кот. Он стоял перед ней, подбоченившись.

– Прошу прощения, жена. Я не слышал криков протеста, вы даже не пытались сопротивляться мне. Хотите знать, что я слышал? Что чувствовал? Только тихие нежные стоны, срывавшиеся с ваших уст, миледи. Мерное покачивание ваших бедер. И в конце – хмельной, сладкий крик восторга.

Она вырвалась из его рук, отвернулась и промолвила, подавленно и глухо:

– Это будет невыносимо для меня, да и для вас тоже, если… если я вдруг забеременею. Ведь я не буду знать, чей это ребенок – пирата или лорда, и все равно, сэр, я буду его любить! А вы будете меня ненавидеть и презирать… Понимаете?

Рок долго молчал. Когда Скай наконец обернулась, то была поражена, увидев печать страдания на его лице. Но это выражение быстро исчезло. Он протянул к ней руку, однако тотчас отдернул. Вздохнул и церемонно поклонился:

– Миледи, больше я вас не побеспокою. – Он отвернулся. – Пойдемте. Днем до Уильямсберга часа два пути.

– Вы не… Этого не было! – закричала она.

Рок вопросительно вскинул брови:

– Выходит, это было грубое насилие?

– Вот именно! – поспешно крикнула Скай.

Рок прищурился, в голосе его зазвенел металл:

– То есть я в ваших глазах ничуть не лучше того презренного пирата?

Скай шумно вздохнула, шагнула вперед и отвесила ему звонкую пощечину. Рок позволил ее руке опуститься, но затем резко привлек ее к себе, схватил за волосы и впился в ее губы властным поцелуем. Она сопротивлялась, вырывалась, царапалась, но он только крепче сжимал ее в объятиях, пока она не обмякла, утратив силу и волю бороться с ним.

Он отстранился. Затем нежно прижался губами к ее векам. Приподняв ее подбородок, он прошептал:

– В следующий раз, миледи, я постараюсь заранее убедиться, что вы не принимаете меня за другого. Сначала пойдет в ход поцелуй. И вы будете смотреть мне в лицо открытыми глазами и шептать мое имя.

– Следующего раза не будет! – выпалила она.

– А я говорю, будет.

Она покачала головой, больше не пытаясь вырваться, но со слезами на глазах:

– Как мне заставить вас понять!

– Успокойтесь, любовь моя.

– Разве вы не видите! – взмолилась Скай, слезы струились по ее щекам.

Рок помрачнел.

– Что? – спросил он.

Глава 13

Рок Камерон остановился и напился, приникнув к источнику. Скай умирала от желания окунуться, но не стала этого делать, набрала пригоршню воды и освежила разгоряченное лицо.

Костер давно догорел, но Рок старательно затоптал угли, выбил о колено свою шляпу и направился к дороге. Она молча последовала за ним, обуреваемая противоречивыми чувствами. Она не могла забыть эту ночь, мрачные тайны, которые она выдала. Как не могла забыть и утро. Теперь она знала его лучше, и все-таки не понимала. Может быть, ей все же удастся убежать… впрочем, она вовсе не была уверена, что ей действительно хочется бежать от него. Он вызывал у нее интерес, завораживал, умел разжечь в ней пламя. Если бы только она могла забыть того, прежнего…

Но сейчас это не имело значения. Рок признал, что тоже беспокоится о ее отце. Не возвращаясь в поместье, они направились в Уильямсберг.

Скай остановилась, чтобы вытряхнуть камешек из туфли. Нахмурившись, Рок дожидался ее.

– Я иду слишком быстро?

– Нет. – Она покачала головой, но потом все же согласилась: – Может быть, чуть-чуть.

Его темные ресницы на миг опустились, он взял ее руку в свою.

– Нам нет необходимости так спешить, – промолвил он и зашагал дальше. Но довольно скоро вновь остановился. Скай вопросительно взглянула на него.

– Приближается карета, – сказал Рок. – Полагаю, моя.

Да, это была его карета. Она показалась из-за поворота, и Скай увидела фамильный герб на дверцах. Скай бросила взгляд на Рока, и он ответил ей со смущенной улыбкой:

– Я должен был предположить, что они отправятся на поиски. Я ведь был почти уверен, что Шторм поскачет домой вслед за кобылой.

Возможно, Шторм и последовал за кобылой, но теперь он послушно бежал за экипажем. Питер сидел рядом с кучером. Увидев их, он соскочил с козел, и лицо его озарила улыбка. Скай умиляла его преданность хозяину.

Да, многое в этом человеке вызывало симпатию. Бравый моряк, он заслуживал наивысших похвал. Он знал, чего хочет, и умел принимать самостоятельные решения. Он был молод и хорош собой, со своими колдовскими серыми глазами и небрежными манерами. Он мог заставить ее смеяться, думала она, и в то же время трепетать от возбуждения и желания.

– Милорд, миледи! Уж как я рад видеть вас обоих! – приговаривал Питер, спеша к ним. – Когда лошади на рассвете пришли домой, мы здорово переволновались.

– Ничего страшного не произошло, Питер, – сказал Рок. – Так, мелкие недоразумения, но мы тоже искренне рады вас видеть. Питер, нам надо в Уильямсберг, и срочно.

– Слушаю, милорд. – Он распахнул перед ними дверцу сине-зеленой коляски. – Быстро, в Уильямсберг! – крикнул он кучеру. Тот приподнял шляпу и церемонно кивнул Року.

Скай замешкалась, вспоминая, где она видела этого человека. Рок помог ей сесть, она быстро забралась в карету и села, нервно кусая губы. Рок не обращал на нее внимания. Скай увидела, что глаза у него задумчивые и мрачные, и страх шевельнулся в ее сердце. Он тоже был встревожен!

– Что случилось? – спросила она. – Где может быть отец?

– Может быть, дома? Ждет, что мы приедем к нему?

Она покачала головой:

– Вы знаете, что это не так. Где он может быть?

– Честное слово, не знаю.

Через несколько минут карета остановилась, и Питер подошел к дверце.

– Мы на окраине города, сэр. Ехать к дому губернатора или к лорду Кинсдейлу?

– К лорду Кинсдейлу, – скороговоркой выпалила Скай и покосилась на Рока. – Вдруг отец дома?

Карета покатила дальше. Скай раздвинула занавески. Сердце ее учащенно билось. Как изменился Уильямсберг! Они проезжали мимо отстроенной заново Брутонской приходской церкви. Когда они свернули за угол, Скай увидела губернаторскую резиденцию, во всей красе возвышавшуюся в конце широкой аллеи.

50
{"b":"11216","o":1}