ЛитМир - Электронная Библиотека

– Готова? – спросил он.

– Я боюсь темноты, а не воды! – попыталась храбриться она.

– Тогда вперед, любовь моя! – Он протянул ей руку.

Она ухватилась за руку. Спасительная лодка была почти рядом с ними, но Скай поняла, что им придется прыгать и плыть – чтобы их поврежденная лодка не столкнулась с той, которая должна их принять. Переплетя пальцы с пальцами Ястреба, она нырнула за борт.

Ее мгновенно потянуло вниз. Вода была холодная и темная. У Скай перехватило дыхание. Только бы удержаться на поверхности, пронеслось в голове.

Вдруг она ощутила сильный рывок – Ястреб тянул ее вверх. Скай выскочила на поверхность, но вздохнуть ей все равно не удавалось – дождь безжалостно обрушился на нее, ветер выл.

– Плыви! – скомандовал Ястреб.

Гигантская волна захлестнула девушку, отделила ее от капитана. Будто огромная ледяная рука приподняла ее и швырнула куда-то. Безумно, отчаянно Скай отбивалась от натиска моря.

Соленая вода жгла ей глаза, врывалась в рот, когда она пыталась вздохнуть. Она ничего не видела, ужас поглощал ее. Баркас остался далеко, и Ястреб был там же, рядом с ним, цеплялся за него. Он заберется на борт, а она… Волна опять поднялась и обрушилась на ее голову. Скай пошла вниз. Легкие готовы были лопнуть от мучительной боли. Она знала, что сейчас умрет, утонет, опустится на дно морское и там станет пищей акул и других рыб. Жизнь, это сладостное волнение, подойдет к концу. Смерть не будет слишком тяжелой. Не такой болезненной, как агония, терзающая ее легкие, не такой устрашающей, как зеленая морская тьма и холод, который окутывает ее. Говорят, что перед глазами утопающего мужчины проходит вся его жизнь. А как насчет утопающей женщины?

Утопающая женщина, решила она, видит перед собой лицо своего возлюбленного, но Скай уже задыхалась и никак не могла разобрать, видит она своего мужа или Ястреба…

Внезапно резкая боль пронзила ее: чьи-то пальцы вцепились в ее волосы и тянули ее вверх. Она вырвалась на поверхность и сквозь мглу и сплошной дождь увидела Ястреба.

– Плыви! – закричал он.

– Не могу! Мои юбки…

– Замолчи!

Держа ее перед собой и неистово колотя ногами по воде, он занес нож. Хочет зарезать ее, чтобы она не утонула?

Но он ее не зарезал. Его нож пронзил не плоть, а ее одежду: платье и нижние юбки упали, ноги освободились, и она могла плыть.

– Избавься от туфель! – прокричал он.

Она согнулась – и глотнула воды. Он опять схватил ее за волосы, помогая оставаться над водой. Ей наконец удалось сбросить туфли. Они поплыли вместе. Ястреб не боролся ни с течением, ни с волнами, разрешая натиску шторма нести их к берегу.

Надежда шевельнулась в Скай и тут же умерла. Ей не доплыть! Она так быстро устает! Берег кажется совсем близко, а потом коварная волна обрушивается на нее, и он опять отдаляется на сотню миль. Она начала слабеть. Ястреб снова схватил ее за волосы.

– Довольно! – крикнула она, коченея от холода. Уж лучше умереть. – Довольно, ты делаешь мне больно. Я больше не могу!

– Я сделаю еще больнее, если ты не прекратишь отпихиваться! – пригрозил он, продолжая плыть.

Она перестала сопротивляться. Дождь лил сплошным потоком, мутным, как небо, и темным, как море. Меж ними исчезла разница: небо, дождь и море слились воедино. Скай и Ястреб оказались заложниками стихии.

– Ну вот. Держись! – приказал Ястреб.

Она не понимала, держится она или нет, не чувствовала ни рук, ни ног. Берег был прямо перед ними, это она видела. Потом в глазах потемнело.

Сознание вернулось к Скай чуть позже: она была распростерта на песке, а он, стоя на коленях, прижавшись к ее губам ртом, старался вдохнуть воздух ей в легкие. Она закашлялась и вдохнула сама.

– Мы живы! – воскликнула она.

– Да, живы, – просто сказал капитан и лег рядом. Они укрылись от дождя и бури под скалой. Больше она ни о чем не думала той ночью, закрыла глаза и заснула.

Разбудило ее солнце – горячее и желанное. Скай перевернулась на бок и увидела Ястреба. Он лежал футах в десяти от нее. Если он спит, она разбудит его нежным поцелуем! Этим утром она не испытывала ни вины, ни стыда.

Она наклонилась к нему, и морщинка прорезала ее лоб. Половина его бороды была оторвана, усы тоже оторвались. Они были фальшивыми! И теперь, без бороды и усов, он стал удивительно похож на Петрока Камерона. Точнее говоря, он был вылитый Петрок Камерон!

Скай не отрывала от него глаз, и истина медленно открывалась ей. Она забыла об отчаянной борьбе со смертью, за жизнь, забыла обо всем – ярость обжигала ей сердце, заслоняла собой весь мир.

– Мерзавец! – пронзительно завопила она и разбудила его не поцелуем, а пинком в живот.

Глава 16

Жалкий ублюдок! Подлый негодяй. Ты хуже грязи, гаже… крысиного дерьма! Тебе надо кишки выпустить, шкуру заживо с тебя содрать!

Это ему снится, думал Рок. Вокруг него все еще бушует буря и накатывают волны, вот ему и приснилось, что какая-то гарпия налетела на него.

Нет… он не спал.

Это была Скай. Осыпала его бранью, вопила как сумасшедшая и дергала его изо всех сил. Шпага… Она вытащила его шпагу из промокших кожаных ножен!

Корчась от боли, силясь проснуться и примириться с наступившим утром, Рок увидел, что Скай стояла над ним, уперев в бок левую руку, а правой угрожающе размахивая шпагой. Ее глаза сверкали на солнце, как сапфиры, волосы развевались, юбки были изорваны в клочья, ноги босы. Он бы рассмеялся, если бы она не находилась в такой ярости. Да, выглядела она неважно, но до чего же хороша, пленительна была! Ноги оголились до самых бедер, грудь напряглась под мокрой тканью, она казалась языческой богиней. Рок с недоумением смотрел на нее. Она прошипела еще несколько ругательств и ожесточенно поддала его ногой в живот. Теперь уж и в нем начал закипать гнев: поднимался и бурлил, словно колдовское зелье.

Он застонал, а она пнула его снова! Он в изумлении приподнялся:

– Скай! Что, черт возьми, тебя не устраивает?

– Ты! – ответила она.

Тогда он дотронулся до своего лица. Половина бороды была на месте, другая половина исчезла. Ругаясь сквозь зубы и морщась, он отодрал остатки накладных усов. Голова раскалывалась, все тело болело, а она поднесла шпагу к его горлу и скомандовала:

– Поднимайся!

Прищурившись, он медленно поднялся на ноги, стал к ней лицом.

– Мне бы надо разорвать тебя на мелкие клочки, чтобы избавить палача от лишних трудов. Боже мой, что ты со мной проделывал!

– А что я с тобой проделывал?

– О, капитан-лорд Камерон-Ястреб! Как вы могли! Как посмели! Повесить вас – это слишком легкое наказание!

Она устремилась вперед – с острым как бритва лезвием, – так что ему поневоле пришлось пятиться назад. Он никогда не видел ее такой разозленной. Интересно, способна ли она пустить в ход оружие или нет?

– Отдай мне шпагу, Скай.

– Отдать шпагу? Вы, должно быть, спятили.

– Ты же не хочешь меня убить…

– Не хочу? О мой дорогой капитан! Я жажду убить вас, но сначала я вас помучаю! Как бы я хотела сварить вас в кипящем масле или лучше отрубить вам один за другим все пальцы на руках и на ногах и прочие выступы…

– Мадам, – предостерегающе начал Рок.

– Кого же я убью – лорда Камерона? Нет, он мой законный муж, член сословия пэров. Я убью пирата, капитана Ястреба. Подлого негодяя, разбойника и…

– И вашего любовника, леди Камерон? – проговорил он, издевательски растягивая слова. Она запнулась, а он, осторожно взявшись пальцами за холодную сталь, отвел шпагу от своего горла. – Ах да! Капитана Ястреба, Серебряного Ястреба. Трусливого мерзавца, который жестоко изнасиловал вас при первой же встрече. Так вы описывали то, что было между нами? Вы ведь так говорили вашему мужу, миледи, когда всецело положились на его великодушие, стараясь отвергнуть ваш брак?

Они подошли к пальме. Скай в испуге охнула, натолкнувшись на нее спиной. Стиснув зубы, она слегка потянула шпагу к себе. На большом пальце лорда осталась тонкая полоска крови, и он сердито фыркнул. Это ничуть не напугало Скай. Лезвие снова оказалось возле его горла.

62
{"b":"11216","o":1}