ЛитМир - Электронная Библиотека

Аманда улыбнулась и высвободила руку. Надо уходить. Она вся пылала жаром и дрожала при одной мысли о письме в кармане.

– Благодарю вас, – только и сказала она.

Девушка повернулась и пошла к двери. Матильда вышла проводить их, а Эрик прошел вместе с ними до дороги, где стояла их маленькая карета со старым кучером-негром. Томас спал, и Аманде было приятно, что ее кузен разбудил его с осторожностью. Дэмьен такой хороший! Разве может он быть изменником?

– Позвольте помочь вам, миледи. – Пока Дэмьен говорил с кучером, Эрик Камерон поднял ее и подсадил в карету. Она почувствовала его руки у себя на талии, и ее глаза расширились от страха Она поспешно попыталась скрыть свой испуг, наклонив голову и опустив ресницы. Затем подняла их вновь, успев взять себя в руки, но с бешено бьющимся сердцем.

Дэмьен все еще разговаривал с кучером Эрик посмотрел на нее с кривой усмешкой на губах.

– Можно подумать, леди Аманда, что мое прикосновение возбудило вас.

– Что?

– Возбудило, миледи. Вы отлично знаете значение этого слова – Лорд Камерон, как вы смеете…

– Леди, мне давно не приводилось видеть таких широко раскрытых глаз. А вот здесь, на шее, голубая жилка пульсирует просто с сумасшедшей скоростью. – Он придвинулся к ней. – Можно подумать, что вам хочется, чтобы вас снова поцеловали – Вы ошибаетесь, лорд Камерон.

– Неужели? – В его голосе слышался напор. – Значит, ваше сердце отозвалось не на прикосновение любимого. Тогда можно предположить, что вы что-то от меня скрываете. Что вы воровка, прячущая украденное в карманах.

– Не говорите глупостей, – удалось выдавить из себя Аманде.

Его улыбка стала еще шире:

– Тогда будем считать, что ваше сегодняшнее извинение было искренним.

– Мое извинение было самым искренним, – ответила Аманда, не смея поднять голову, чтобы смело взглянуть ему в лицо.

– Я рад, – произнес Эрик Камерон.

С этими словами он поднялся по ступенькам, очутился в карете и сел рядом с ней. Девушка почувствовала прижавшееся к ней мужское тело, жаркое и напряженное. Она открыла рот, чтобы возразить, но не смогла произнести ни слова. Эрик протянул руку и Погладил ее щеку.

Потом он обхватил пальцами затылок Аманды, и она прикрыла глаза, поскольку ощущения были столь приятными, словно ее опьянила одна только близость мужчины. Наверное, сказалось бренди, разлившееся огнем внутри. Она не могла протестовать. Могла лишь сидеть и чувствовать, больше ничего…

Его губы оказались очень близко к ее губам и прошептали:

– Я очень, очень рад. Мне становится так неприятно, когда я обнаруживаю вашу неискренность.

Несколько секунд Аманда не могла подыскать достойного ответа.

Она пыталась найти слова и доводы.

– Я предлагаю вам дружбу, – прошептала она, не в силах отодвинуться от него. Девушка ощущала неожиданное и удивительное сочетание силы и нежности в его объятии. Она помнила эти руки. Сильные руки, которые, если потребуется, свернут шею любому мужчине. Или женщине.

Ей в голову лезут глупости. Он не причинит ей вреда. Как бы сильно она его ни предавала.

Или нет?

Аманда сглотнула, пытаясь смотреть на него с невинным выражением. Он не забудет и не простит, если его предать. Может быть, он и не причинит ей вреда, но все же Аманда почему-то была уверена, что если Эрик Камерон узнает правду о ней, то она будет жалеть о том, что сделала, всю жизнь.

Ей захотелось оттолкнуть его, выскочить из кареты и бежать не оглядываясь до самого губернаторского дворца. Но она не могла сделать этого. Эрик держал ее по-прежнему крепко, и так же твердо и изучающе смотрели его глаза. Его рот был так близко от лица Аманды Он провел губами по ее щеке, прикоснулся к мочке уха, и девушка почувствовала, что не может вырваться, не в силах сопротивляться его мужскому напору. Эрик склонился над Амандой, глаза его заглянули, казалось, в самую глубину ее души. Она придвинулась ближе к нему, желая большего. Желая попробовать…

Губы Аманды раскрылись, но она не успела вздохнуть: его поцелуй запечатал ей рот. Она ощутила аромат Эфенди и жар его губ. Его язык с чувственной прямотой проник глубоко в ее рот, руки стали ласкать сначала лицо, а потом и грудь. Аманда не могла дышать. Она лишь чувствовала, как жидким огнем течет по ее жилам бренди. Бренди, подобно мужчине проникшее внутрь и заставившее ее загореться сладостным и ошеломительным желанием ощутить и узнать больше.

– Мэнди… – начал было Дэмьен, но осекся и закашлялся.

Эрик Камерон с улыбкой оторвал свои губы от рта Аманды. Усадив ее обратно на сиденье кареты, он спрыгнул на землю и посмотрел на Дэмьена. Эрик совсем не выглядел виноватым. Его темные волосы немного растрепались, упав на лоб. Аманда представила Эрика Камерона пиратом, каким был его предок, и только теперь осознала, что сидит, прижав пальцы к губам, не в силах унять дрожь. Пламя желания еще бушевало в ней. Она не знает, что это такое – желание, но что-то пылало в глубине ее существа. И разбудил в ней эти чувства какой-то смуглый изменник. Аманду охватила ярость.

Шлюха. Отец назвал ее шлюхой и дочерью шлюхи.

Она не верит этому. И никогда не поверит.

Эрик Камерон следил за ней. Дэмьен стоял неподвижно, и она тоже молчала; казалось, прошла вечность, прежде чем Эрик вновь заговорил с ней:

– Я просил вашей руки, леди. Предложение остается в силе, если я вам понадоблюсь.

Ей удалось ответить:

– Я не могу выйти за вас.

– И все же, Аманда, повторяю: если я вам понадоблюсь, я всегда к вашим услугам. Я буду страдать от вашего равнодушия, но готов жениться на вас, даже зная, что вы любите другого. Только не пытайтесь предавать меня.

– Предавать вас, сэр? Господи, скажите, в чем же я могу предать вас?

– Любого мужчину можно предать.

– Я не предам вас, – легко солгала Аманда.

– Хорошо, – отозвался Эрик. Но не улыбнулся, и глаза его все еще отливали стальным блеском. Он повернулся к Дэмьену:

– Я не предлагаю извинений, Дэмьен, поскольку женюсь на вашей кузине, если она согласится.

Дэмьен не бросился на защиту Аманды. Он переводил взгляд с Эрика на кузину.

– Но почему? – вежливо поинтересовался он.

Аманда и Эрик оба, уставились на него.

– Прости, Мэнди, – обратился он к ней, – но ты была так груба с лордом Камероном. И вы вели себя сегодня отнюдь не как ангел, милорд. Я знаю, что вы всегда добиваетесь своего, и поэтому мне просто любопытно.

– Дэмьен! – предостерегла его Аманда.

Эрик засмеялся:

– Да, мой дорогой, ваша кузина задириста и даже подчас груба, но она действительно самое красивое создание, какое я Встречал в своей жизни.

– Но вы не любите меня! Вы сами признали это, – растерянно пробормотала Аманда. Нет, он не любил ее, но сегодня вечером ее саму все больше влекло к Эрику Камерону. Она может презирать его за то, что он предатель, за то, что он знал о ней, за то, что читал в ее душе, но ее неудержимо тянуло к нему! Ее манили его прикосновения, ей хотелось узнать, каких еще мест на ее теле могут коснуться его руки, его губы. Она покраснела от стыда. – Вы просто не можете…

Он усмехнулся, и ее словно обожгли его слова, произнесенные чуть хрипловатым голосом:

– Аманда, я могу. Да, леди, может быть, я не люблю вас. Вы уж точно не любите меня Но как вы решительно заметили во время нашей последней встречи, вожделение может управлять сердцем мужчины, его душой и разумом, а вы, леди, довели меня почти до крайности. Я действительно желаю вас и едва держу себя в руках Поосторожнее с вашими поцелуями, пока дело не зашло слишком далеко.

– С моими поцелуями! – с негодованием закричала Аманда – Вы раните меня в самое сердце. Вы же целовали меня сегодня, разве не помните?

– Дэмьен, поехали, пожалуйста!

– М-м-м… конечно, – согласился Дэмьен, но продолжал стоять, ухмыляясь.

– Дэмьен, сейчас же!

Молодой человек нырнул в карету Аманда уставилась прямо перед собой, решив больше не смотреть в сторону Эрика Камерона. Она уставилась на свои колени, чувствуя внутри палящий жар Она не вынесет этих переживаний. Она так сильно была влюблена в Роберта. Но с этим дерзким Камероном она испытывала совершенно иные чувства, которые были ей непонятны. В голове снова завертелись отцовские слова Она – дочь шлюхи .

28
{"b":"11217","o":1}