ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Блокчейн от А до Я. Все о технологии десятилетия
Теория противоположностей
Эта свирепая песня
Ремесленники душ. Исповедники
Агентство «Фантом в каждый дом»
Рандеву с покойником
Последний присяжный
Один из нас лжет
Нёкк

— Эйприл!

— Да будет тебе, Синди! Я знаю про половину тех трюков втроем и прочих вывертах, которыми вы развлекаетесь.

— Эйприл, ты же замужняя женщина, мать…

— Правильно. И я наслаждаюсь своей благопристойной жизнью, в то время как ты и другие девушки вынуждены…

— Но Дюваль…

— Дюваль иногда навевает ужас. Я в последнее время стала так пуглива. Он страшный?

Синди задумалась:

— Он выносливый, как лошадь. Любит ходить раздетым перед зеркалом, разглядывая себя, и…

— И что?

— Не знаю, как сказать. В нем есть что-то сатанинское. Какой-то намек на то, что он способен перейти грань, но в то же время… это делает его очень сексуальным. Ему подвластно все, чего он хочет, и он берет это не задумываясь. Он умеет возбуждать. Любит заниматься любовью с двумя женщинами одновременно. По-настоящему возбуждается, наблюдая за другими. Джина. Он обожал смотреть, как Джина…

— Что Джина? — нетерпеливо спросила Эйприл.

— Он любил наблюдать за тем, как это делает Джина, — сказала Синди. — Он вообще любит женщин как таковых. Любит секс. Со многими женщинами. В одиночку, парами, втроем… Он имеет странную власть, подчиняет себе партнеров. Я не знаю, что ты хочешь от меня услышать.

Эйприл замялась, потом спросила:

— Он любит причинять боль?

Синди помолчала, раздумывая:

— Я…

— Эй, вы двое! — крикнул им Марта, и обе женщины встрепенулись. — Раз уж вы здесь, идите-ка помогите мне. Давайте посмотрим, хорошо ли я придумал это па. — Он нежно улыбнулся жене.

Эйприл ответила ему такой же ласковой улыбкой. Они оба были явно испуганы, и он не хотел выпускать жену из поля зрения ни на минуту. Как ей повезло! Марти высок ростом и сложен, как Адонис. К тому же талантлив. Она в жизни не встречала такого милого и умного парня. Как она его любила!

Может быть, им уехать прямо сейчас? Убраться отсюда, пока с кем-нибудь еще не приключилась беда?

По правде говоря, они вдвоем заработали уже много денег и скоро смогут хорошо устроить свою жизнь в каком-нибудь другом месте, нарожать еще детей.

И у их детей будет все, чего только можно пожелать.

— Давайте, давайте посмотрим, что ты там придумал! — раздался другой мужской голос, и обе женщины снова вздрогнули.

К Марти приближался Хэрри Дюваль, собиравшийся посмотреть новый танец. Он оглянулся на ходу и окинул девушек пристальным взглядом своих мерцающих зеленых глаз.

— Дамы? — пригласил он.

Обе тут же направились к сцене.

Эйприл прошла мимо него и спиной почувствовала его взгляд. Горячая нервная дрожь пробежала по ее позвоночнику.

Эйприл обернулась. Смуглая кожа с медным отливом, резкие черты лица, глаза, сверкающие золотистыми искорками, темные волосы, ослепительная белозубая улыбка, полные, чувственные губы. Он наблюдал за ней. Словно знал о ней что-то, чего она и сама о себе не знала…

В этом мужчине действительно было что-то сатанинское.

— Марти, где мне встать? — поспешно спросила она, подбегая к мужу.

Энн проснулась от внезапного испуга. Она услышала какой-то шорох.

— Марк! — прошептала она, шаря рукой по постели.

Марка не было.

Она посреди болот, в хлипком домишке. Одна. Совершенно одна.

А там, снаружи, — Старина Билл. И кто-то еще. Что-то еще.

Где же Марк, черт его побери, и что это она слышала?

Энн осторожно выбралась из кровати, дрожа от страха, что дверь может распахнуться в любой момент.

Может быть, убийца выследил ее, когда она блуждала по болотам?

А если не убийца, то…

Тогда Марковы кузены-каджуны могут прийти сюда и наткнуться на голую женщину. Конечно, лучше, если это окажутся его родственники, но все равно она чувствовала себя крайне неуютно, представляя себе то, что может случиться.

Она нащупала на полу рубашку и быстро натянула ее на себя. Слава Богу, рубашка была огромной и на ней выглядела как платье. Застегнув ее на все пуговицы, Энн закатала рукава и тихонько подкралась к окну.

Дождь прекратился. День был восхитительный.

Там, на дворе, происходило какое-то движение. Слышались шаги, приближающиеся к двери.

Энн прижалась к стене, потом подумала, что, стоя здесь, представляет собой прекрасную мишень.

Схватив в кухне сковороду, она нырнула под кровать.

Дверь отворилась. Показалась пара босых ступней и обтянутые джинсами икры.

Чьи это ноги? Марка?

Идиотка! Несколько часов кряду заниматься любовью с мужчиной и не удосужиться запомнить, какие у него ноги! Нет, не в этом дело, просто сейчас ей плохо видно.

Человек выругался и двинулся через комнату. Потом остановился.

Он заметил ее.

И тут же, схватив за ногу, от чего она вздрогнула в испуге, потащил из-под кровати, где она пряталась. Энн бешено сопротивлялась, прикрываясь сковородой, словно щитом. А потом, размахнувшись, изо всех сил ударила ею нападавшего, попав ему прямо в висок.

Дверь снова распахнулась.

— Какого черта?

Это голос Марка.

— Скажете вы мне, что здесь происходит, черт побери?

Энн перевела дыхание. Бассетоподобный Джимми, напарник Марка. Это его она только что огрела сковородой. Вернувшийся Марк с удивлением смотрел на раненого напарника и полураздетую любовницу.

Энн встала на ноги, одергивая рубашку.

— Простите, — сказала она, переводя взгляд с Джимми на Марка и обратно. — Понимаешь, тебя не было, а я услышала шаги, потом дверь распахнулась так внезапно… О Боже, офицер Дево, надеюсь, я не сильно вас поранила?

— Черта с два! Знаете, как больно! — выпалил Джимми.

Марк, упершись руками в бока, наблюдал за ними, потом сердито вздохнул.

— А зачем вы тащили меня за ногу из-под кровати? — обиженно выкрикнула Энн.

— Потому что я думал, что это вор, который забрался в дом моего друга, — раздраженно ответил Джимми.

— Ты же знал, что она здесь, — напомнил ему Марк.

— Но я не мог предположить, что она прячется под кроватью, — огрызнулся Джимми. — А ты-то где был, черт возьми?

— Я встретил Жака Морэ. У нас серьезные неприятности.

— У тебя точно будут серьезные неприятности, — пообещал Джимми. — Синди Маккена звонила сегодня утром в участок, чтобы заявить, что Грегори Хэнсон и миссис Марсел потерялись вчера вечером в болотах, а тебя не могли найти. Я-то знал, где ты, но подумал, что тебе самому может понадобиться помощь.

— Джимми, ты подоспел как раз вовремя. Нам действительно нужна помощь. Надеюсь, телефон при тебе? Мы только что вытащили Грегори из-под поваленного дерева. Он тяжело ранен. И что еще хуже, слишком много времени провел под открытым небом в бессознательном состоянии. Он в шоке. Мама Лили Маэ и Жак укрыли его, как могли, и пришли ко мне за помощью. Его нужно срочно доставить в больницу.

Энн полными ужаса глазами наблюдала, как Джимми достал свой сотовый телефон и стал связываться с оперативной службой полиции. Он говорил быстро и сжато, повторил все, что сообщил ему Марк, потом сложил антенну, засунул аппарат в карман и сказал:

— Пошли поскорее.

Они заспешили следом за ним. Обернувшись, Энн бросила взгляд на кучу перепачканной одежды, которую сняла с себя вчера, перед тем как принять душ. Черт с ней! Не время думать о вещах и о том, как нелепо она выглядит в мужской рубашке.

Ведь Грегори, быть может, умирает.

Джимми приплыл на большой моторной лодке. Грегори уже лежал в ней, укутанный в несколько одеял, его голова покоилась на коленях у Жака Морэ, который мрачно кивнул Энн, когда та влезала в лодку. От его взгляда явно не укрылся ее странный наряд. Усевшись, Энн тщательно подоткнула под себя края рубашки и, протянув руку, нежно коснулась лица Грегори. Оно было холодным, смертельно холодным!

Глаза у Грегори были открыты, но невидяще смотрели в одну точку.

— Боже милостивый! — прошептала Энн. — Он…

— В шоке, — ответил Марк.

Когда Жак заговорил с ней, она невольно сжалась.

— Сердце у него работает хорошо, миссис Mapсел. Он сильный человек. Очень сильный.

40
{"b":"11219","o":1}