ЛитМир - Электронная Библиотека

— Марсел! Как приятно видеть вас. Последнее, что я о вас слышал, это то, что вы в беспамятстве, вроде бессловесного растения, и что вас собираются при первой возможности упрятать в кутузку. А вы вот он, живой, в отличной форме — и свободный, словно птичка!

— Да, мне, считайте, повезло.

Усаживаясь на табурет у бара рядом с Джоном, Дюваль одарил улыбкой и Энн.

— У нас здесь наступили трудные времена, Джон. Без Джины. Очень многие тяжело переживают ее смерть. И полиция снует повсюду. А для бизнеса это, как вы понимаете, очень вредно. Но большинство из нае верят вам. И рады, что вы снова здесь.

— Спасибо, — поблагодарил его Джон. — Я совершенно не сомневаюсь, что теперь, с моим возвращением, у полиции появится ниточка.

— За тобой кто-то следил? — всполошилась Энн.

Джон серьезно кивнул:

— Уверен, что да.

— Это, может быть, Марк?

Джон отрицательно покачал головой:

— Лакросса вызвали сразу же, как только кончили записывать мои показания. Я вышел из больницы уже через час, к тому же мне удалось выскользнуть через черный ход кафетерия.

— Вы знаете, — сказал Дюваль, — мы рады видеть вас снова. Девочки вас обожают. Но… должен вам сказать, что ваша жена затмила вас.

— Поосторожнее с Энни, — предупредил Джон. — У нее… У нее, знаете ли, дочь студентка.

Джон просто невыносим. Энн не знала, чувствовать ли себя польщенной такой неуклюжей попыткой оградить ее от домогательств или оскорбленной тем, что он не считал ее способной выглядеть привлекательно среди здешних красавиц.

— Я пытался подрядить ее на работу, — сказал Дюваль и подмигнул Энн.

При этом она ощутила какую-то странную неловкость. Дюваль вообще возбуждал странные чувства. В его присутствии ей было неуютно, но в то же время он обладал неотразимой сексуальностью.

— Энн не нуждается в работе, она художница, — ответил Джон. — Она… она…

— Она отлично смотрелась бы в моей команде, — перебил его Дюваль.

Джон как-то необычно посмотрел на нее.

— Она отлично смотрится и сама по себе, — сказал он. — И она — моя бывшая жена, Дюваль. А вовсе не танцовщица.

— Ваша бывшая жена очень, очень сексуальна, — поддразнил его Дюваль.

— Ну ладно… — начал было Джон.

Но в этот момент Энн вскочила с табурета. Эйп-рил закончила выступление. Стоя в затемненной левой кулисе, она уже давно манила ее пальцем, но Энн лишь сейчас заметила это.

— Простите меня, — сказала она мужчинам и, увидев их удивленные взгляды, с улыбкой пояснила: — Мне нужно повидаться с приятельницей, — после чего поспешно удалилась.

Эйприл уже исчезла. Пройдя между столиками через затемненный зал, Энн нырнула в кулису. Она была уверена, что Эйприл ждет ее в гримерной, и направилась по коридору в ту комнату, где накануне разговаривала с Синди, Дженнифер и Эйприл.

Постучав, она толкнула дверь. Свет в комнате был погашен, и повсюду скользили какие-то тени.

— Эйприл? — позвала Энн и вошла.

Неожиданно дверь за ней захлопнулась, и комната погрузилась в кромешную темноту.

Энн хотела закричать, но ее рот зажала чья-то рука и чей-то голос прошептал:

— Ш-ш-ш-ш!

Глава 19

Сидя в кабинете Ли Мина, Марк читал окончательное заключение о вскрытии Джейн Доу, которая теперь была опознана как мисс Элли Трейнор из Лос-Анджелеса, Калифорния, тридцати восьми лет, президент и председатель совета директоров туристической компании «Тайм-тревел инкорпорейтед», специализирующейся на организации путешествий для людей, располагающих ограниченным временем. Она жила одна, всецело отдавалась работе, скопила небольшое состояние, не имела ни детей, ни бывших мужей, ни родителей, сотрудники и коллеги ее обожали.

— Справка только что поступила по компьютеру, — сообщил Ли. — Мы, разумеется, проверим, но, похоже, это действительно она. Она приезжала в Новый Орлеан, чтобы ознакомиться с местными возможностями организации туристских маршрутов. В офисе ждали ее возвращения, но она не появилась. Данные совпадают — рост пять футов семь дюймов, вес сто тридцать фунтов, блондинка. Мы сейчас ждем ответа от стоматолога, но, ручаюсь репутацией, он будет положительным.

Марк утвердительно кивал, глядя на прижизненную фотографию женщины. Очень хорошенькая, холеная и утонченная.

— На ужин ела рыбу… — сообщил Ли.

Марк вопросительно взглянул на патологоанатома.

— …которую готовят, насколько мне по крайней мере известно, только в двух местах, — продолжил тот.

— Ты знаток. Где?

— В «Дивинити», на Чарлз-стрит, и в «Эйбелоне», рядом с Бурбон-стрит.

— Сейчас проверим. Можно от тебя позвонить?

— Пожалуйста.

— На работу мисс Трейнор уже сообщили, полагаю?

Ли кивнул.

Нажимая кнопки на телефонном аппарате, Марк продолжал читать заключение. Потом взглянул на часы.

— В Лос-Анджелесе сейчас полдень?

— Да.

Трубку сняла девушка, говорившая с придыханием. Марк представился, выразил соболезнования, а потом попросил о помощи:

— Вы можете мне рассказать, что она делала в Новом Орлеане, с кем встречалась?

— Там должен был быть один джентльмен. Он, знаете ли, такой обаятельный. Он сказал мне, чтобы мы не волновались, когда я позвонила в первый раз… Ну когда мы впервые заподозрили, что Элли пропала.

— Кто он?

— Наша компания уже имела с ним дело и прежде, но на этот раз Элли планировала послать к нему большую группу туристов.

— Вы не могли бы сообщить мне его имя?

— Жак Морэ.

Марк вскинул глаза на Ли, поблагодарил девушку и повесил трубку.

В течение нескольких секунд Хэрри Дюваль и Джон Марсел пристально изучали друг друга.

— Не смотрите на меня так. Я этого не делал! — твердо сказал Хэрри.

— Ну и я этого не делал, — так же твердо заявил Джон. — Я любил ее. Вы это знаете.

— А мне она приносила кучу денег, — напомнил Хэрри Дюваль.

— Но этому пришел бы конец, если бы она вышла за меня замуж.

— Говорю вам, я этого не делал, — повторил Хэрри. — И улики пока еще очень сильно свидетельствуют против вас, а не против меня. А вообще-то у нее в прошлом черт знает сколько всего было. Она ведь до самого последнего дня встречалась и с другими. Вы же не были настолько наивны, чтобы полагать, что она отвергла всех остальных в тот самый момент, когда увидела вас?

— Я не был наивен ни в малейшей степени. Я просто влюбился в нее. Мне было плевать на ее прошлое. И я готов биться об заклад, что Джину убили только потому, что она хотела начать новую жизнь со мной. Кому-то очень не хотелось ее отпускать.

Хэрри Дюваль решительно затряс головой, глядя в стакан кампари, налитый ему барменом. Медленно подняв его, он проглотил содержимое и, глядя на сцену, скорчил гримасу. Джон тоже взглянул на сцену, где танцевала Дженнифер. Она была далеко не так совершенна, как другие девушки, но мужчинам, сидевшим в переднем ряду, это, похоже, было все равно.

— Я ее не убивал. Вы ее тоже не убивали. Жак? — Хэрри снова покачал головой. — Не вижу Жака в роли убийцы. Он слишком корыстен, с него сталось бы шантажировать ее, но убить… Наверное, Джина еще с кем-нибудь встречалась. С кем-то, о ком почти никто из нас не знал.

— С этим копом? — резко спросил Джон. — С Марком Лакроссом?

Многозначительная улыбка искривила губы Хэрри Дюваля.

— Ей нравился этот коп. Очень нравился. Однажды она сказала мне, что такого мужчины у нее никогда не было, а уж у нее их было немало.

Джон понял, что Дювалю доставляет удовольствие злить его, и решил ни за что не поддаваться на провокацию.

— Впрочем, — Дюваль вздохнул, — не уверен, но один раз… Один раз она оставалась здесь и с другим копом.

— С каким — другим?

— С напарником Лакросса. Дево. Джимми Дево.

— Кто-нибудь еще знает об этом?

Дюваль пожал плечами:

— А меня недостаточно? Думаю, она пошла с ним потому, что он узнал…

— Что он узнал?

Дюваль пристально смотрел на Джона.

54
{"b":"11219","o":1}