ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она не может ехать в Виргинию еще и потому, что Дэниел считает ее предательницей. Потому что относится к ней куда враждебнее, чем любой из генералов северных армий к Бобби Ли.

Она умоляюще протянула руки:

— Дэниел, дай мне хотя бы покормить ребенка. Прошу тебя!

Холодный синий взгляд на мгновение застыл, и он отдал ей ребенка. Наконец-то Джард снова у нее на руках — тепленький, маленький и все еще орущий, он был ей дороже всего на свете! Что по сравнению с ним война или даже гордость, честь, слава?

— Даю тебе десять минут на сборы, — повторил Дэниел. — И жду тебя вместе с сыном. В любом случае Джард едет со мной.

— Но ведь мы с тобой враги!

— Злейшие враги, — вежливо кивнул он.

— А вдруг я снова предам тебя за время пути?

— Я позабочусь о том, чтобы лишить тебя такой возможности, — зловеще пообещал Камерон.

Она твердо выдержала его синий взгляд, потом повернулась и взлетела вверх по лестнице с Джардом на руках. Сердце ее чуть ли не выпрыгивало из груди. Поцеловав сына, она распустила шнуровку платья и высвободила грудь. Затем коснулась рукой его щечки, и он, поерзав, стал жадно сосать.

Огромная любовь к маленькой частичке самой себя вытеснила наконец все остальное. Она порывисто прижалась щекой к головке ребенка. Нет, она ни за что не позволит Дэниелу отобрать у нее сына!

Что бы ни случилось! С чем бы ни пришлось ей, янки, столкнуться на Юге!

Она закрыла глаза. Дэниел не прав. Их сын был зачат в любви.

Не прошло и года с тех пор, как она впервые встретила Камерона.

Кажется, так недавно, но каким же бурным было это время.

На нее нахлынули воспоминания…

Часть 1

ВРАЖЕСКАЯ ТЕРРИТОРИЯ

Глава 1

Сентябрь 1862 года

Шарпсбург, Мэриленд

В голове Дэниела после ранения реальные события перемежались видениями прошлого.

Вот его овеянный славой кавалерийский эскадрон — ребята как на подбор, все красавцы, в лучах летнего солнца поблескивают сабли, на шляпах задорно вздрагивают плюмажи, словно знамена рыцарей давних времен. По правде говоря, они и есть рыцари, последние рыцари своего века, бьющиеся за честь, славу и любовь — суть духовного мира людей…

Да, такими они и были. Когда-то, но не теперь. Любовь, быть может, еще не утратила своей ценности, но он слишком долго сражался на войне, чтобы продолжать верить в воинскую славу. К тому же вблизи он и его кавалеристы не были такими уже блестящими. Потрепанные мундиры, стоптанные сапоги… Конечно, когда на полном скаку его ребята разом выхватывали сабли и с устрашающим криком неслись вперед, они еще вселяли во врага суеверный ужас. Всадники смерти, вестники судьбы.

И все же… Коня своего Дэниел потерял, даже не успев скрестить сабли с синебрюхими!

Скакуна разнесло в клочья разорвавшимся прямо за его спиной артиллерийским снарядом. За несколько коротких мгновений, балансируя между жизнью и смертью. Камерон понял, что значит возноситься на небо. Медленно, без боли. А потом он хлопнулся на твердую землю и на него тут же обрушилась жгучая боль, пронзая все его тело насквозь. Дальше — полная темнота.

И вот реальность сменилась видениями прошлого.

Сначала он еще слышал зловещий свист артиллерийских снарядов, видел вспышки на фоне синего летнего неба. Еще улавливал цоканье копыт, бряцание стальных клинков, предсмертные крики людей. Потом все как будто ветром сдуло.

Осталось только ощущение легкого дуновения ветра, тянувшего с реки Джеме. Жужжат пчелы. Он лежит па травянистом склоне реки, неподалеку от Камерон-холла, его родного дома, и смотрит в синее небо над головой. Со стороны коптильни доносится мелодичный негритянский спиричуэл: густой мужской баритон красиво оттеняют высокие женские голоса. Ему не надо открывать глаза, чтобы увидеть коптильню, дом, реку, причалы и суденышки, которые приплыли сюда, чтобы забрать урожай и свезти его на базар. Ему не нужно открывать глаза, чтобы увидеть в саду ярко-красные розы, которыми с обеих сторон обсажена дорожка, ведущая к широкому крыльцу с крытой галереей и колоннами.

Впрочем, пора вставать. Вот и Криста с Джессом уже поднимаются за ним по склону. Папа ждет всех их ужинать.

Джесс, как всегда, поддразнивает сестру, а Криста смеется.

И наверняка оба сейчас станут подшучивать над его мечтательностью. Криста совсем еще девчонка, но уже умеет вести хозяйство; Джесс собирается поступить в Уэст-Пойнт, получить хорошее медицинское образование и по назначению уехать на Запад. Тогда как он сам…

— Опять мечтаешь, Дэниел? — Старший брат опускается на траву рядом с младшим, по другую сторону садится сестра, глаза которой синевой не уступают небу.

— Ну и что в этом плохого?

— Ничего, конечно! — отзывается Джесс, самый Серьезный человек в семье: спокойный, решительный и упорный. Разница в возрасте между братьями не так уж велика, поэтому они всегда оставались друзьями. Конечно, не обходилось и без драк, но если кто-нибудь нелестно отзывался об одном из Камеронов, другой тотчас вставал на его защиту. А уж за мисс Кристу оба брата готовы были головы сложить в случае чего — пусть даже дома они нередко ей досаждали.

— О чем же ты мечтаешь? — спрашивает Криста и заливается смехом, таким же привычным, как плеск воды в реке или шорох ветерка в листве.

— Уверен, что о лошадях, — отозвался Джесс и шутливо надвинул на лоб брата шляпу.

Дэниел улыбнулся:

— Что ж, Криста станет самой красивой леди и самой искусной хозяйкой в стране, ты самым знаменитым врачом, ну а я, наверное, искусным наездником.

— Лучшим, черт возьми, наездником по эту сторону Миссисипи! — подхватил Джесс.

Камерон-младший вскочил на ноги и взмахнул воображаемой саблей:

— И лучшим кавалеристом! И буду лучше всех владеть холодным оружием, как любой из рыцарей короля Артура!

— И спасать прекрасных дам, попавших в беду, — рассмеявшись, воскликнула Криста и захлопала в ладоши.

— О чем ты? — удивился Дэниел.

— О прекрасных дамах. И юных девах, попавших в беду.

Похоже, все знаменитые рыцари только этим и занимались.

— Да нет, они бились с драконами.

— Или с индейцами, — криво усмехнувшись, добавил Джесс.

— И правда, прекрасных дам всегда приходится спасать от индейцев и драконов, — подхватила Криста.

— Не торопи его, — рассудительно произнес Камерон-старший. — Прекрасные дамы, как правило, начинают интересоваться рыцарями раньше, чем рыцари ими. Он скоро дозреет. А теперь пора ужинать.

В небе разорвался еще один снаряд. Образ Джесса исчез, смех Кристы растаял в зловещем свисте.

Дэниел снова лежит в грязи у какой-то фермы в Мэриленде, на земле, взрытой копытами и залитой кровью убитых и раненых.

Со времени того разговора в детстве он кое-что узнал о спасении прекрасных дам. С драконами, правда, он так и не повстречался, зато с индейцами Запада повоевать пришлось.

Но он прежде и представить не мог, что будет сражаться с соотечественниками! С янки — парнями, что бок о бок ходили с ним в атаку на Западе.

И с собственным братом…

Уж лучше бы он бился с драконами!

Сейчас он истекает кровью, да еще открылась старая рана( Может быть, он умирает?

Дэниел попробовал шевельнуться. Неужели ребята вот так взяли и бросили его здесь? Нет, они наверняка решили, что он убит.

А он ранен, истекает кровью. Конечно, кто-нибудь в конце концов наткнется на него, но он ведь может запросто умереть, пока кто-нибудь поможет ему.

Он с трудом открыл глаза и, осторожно поднявшись, огляделся вокруг.

В отдалении виднелся побеленный известью фермерский дом, у парадного входа в который росло множество цветов. На старом дубе висели качели.

Откуда-то издалека еще доносились звуки битвы. Его рота ушла дальше. Сражение переместилось в другое место. Вокруг лежали убитые — парни в сером и, парни в синем.

Он попытался подползти к дому.

5
{"b":"11220","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Фатальное колесо. Третий не лишний
Круг Героев
Скорпион Его Величества
У Джульетты нет проблем
Академия черного дракона. Ведьма темного пламени
Помолвка с чужой судьбой
Возвращение