ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Через четверть часа Лара уже наслаждалась горячей ванной. Закрыв глаза, она чувствовала, как ее тело постепенно расслабляется. Ей никогда раньше не приходило в голову, что мытье может быть таким наслаждением! И она немедленно приняла твердое решение приобрести точно такую же медную ванну, как только обзаведется собственным домом.

Хозяйка постоялого двора Ларе очень понравилась: она была энергичной, сообразительной и живой особой, одаренной способностью откровенно выражать свои мысли, которая привела девушку в восторг. В ходе беседы Лара почувствовала потребность объяснить Сите, что Эйкин вовсе не ее любовник, хотя и не стала объяснять, почему они путешествуют вместе, да Сита и не любопытствовала.

Правда, Лара не была уверена, что собеседница приняла ее слова за чистую монету. Почему-то мысль, что кому-либо она может казаться достаточно взрослой, чтобы иметь любовника, заставляла Лару ощущать смутное неудобство.

Через полчаса Лара заметила, что пальцы на руках и ногах приобретают вишневый оттенок. Она выбралась из ванны и завернулась в огромное полотенце. Сита позаботилась о том, чтобы в кучу полотенец, которые принесла Эффи, был завернут горячий кирпич. Лара решила, что нет ничего более приятного, чем выйти из горячей ванны и завернуться в нагретое полотенце.

Эффи была одного с ней возраста – и ужасная болтушка. Сита сказала, что этой девушке можно доверять, но предупредила, что тайнами с ней делиться не следует, и Лара отвечала на многочисленные вопросы Эффи, продолжая легенду, которую придумала с самого начала. В отличие от Ситы Эффи была куда как менее сдержанна и прямо спросила Лару, спит ли она с Эйкином. Лара заверила ее, что они не любовники, а родственники, но это лишь подогрело любопытство служанки. Не забыла Эффи и спросить, есть ли у Эйкина жена или невеста. Не переставая говорить, она суетилась: взбивала подушки, раскладывала мокрые полотенца и проветривала комнату.

Из всего, что сообщила Лара, больше всего служанку заинтересовала весть, что утром к ним приедет еще несколько мужчин. Вопросы так и полились рекой: сколько им лет? симпатичные они? любят они танцевать? они женаты? Получив ответы на все свои вопросы, Эффи наконец удовлетворилась, пожелала Ларе спокойной ночи и ушла, посоветовав запереть на ночь дверь.

Лара села у стола и стала хлебать суп, поглядывая в окно на пристань. Она принялась мечтать: как хорошо было бы поплыть по реке… и вдруг испугалась – на противоположной стороне улицы в тени стоял какой-то мужчина и наблюдал за ней! Она узнала его по длинным волосам и по одежде. Поняв, что его присутствие обнаружено, Вилл вышел из тени, помахал рукой и пошел по улице по направлению к Рузелару. Лара протянула руку и задернула занавеску.

Кровать была просторной и мягкой. Забравшись под прохладную чистую простыню, Лара почувствовала себя на верху блаженства. Устроившись поудобнее, она задула свечу и закрыла глаза в ожидании сна.

Но сон к ней не шел.

Оказавшись в темноте, Лара снова забеспокоилась о судьбе Мэтью, Коллина, Дэниела и отца Томаса. От страха за их жизнь у нее засосало под ложечкой. Она почувствовала угрызения совести: как ей не стыдно лежать в уютной мягкой постели, когда они остались в лесу и бог знает что может с ними стрястись! Поворочавшись с полчаса, Лара отказалась от намерения заснуть и выпрыгнула из кровати. Отыскав в комоде спички, она зажгла свечу.

Лара натянула свое серое платье, взглянула в зеркало, чтобы убедиться, что оно хорошо сидит и застегнуто на все пуговицы, потом открыла дверь и пошла по коридору к комнате Эйкина. Она негромко постучала, но ответа не было. Лара решилась уже вернуться к себе, полагая, что Эйкин спит, но тут услышала звуки скрипки, доносившиеся снизу.

Спустившись до середины лестницы, девушка увидела Эйкина: он сидел на стуле у камина и играл на скрипке, а менестрель аккомпанировал ему на арфе. Людей в зале было уже меньше, а те, что остались, наслаждались прелестью музыки. Сита сидела за столом с господином привлекательной внешности, а Эффи и еще одна служанка прислонились к косяку кухонной двери. Глаза Эйкина были закрыты; водя смычком, он слегка покачивался из стороны в сторону. Когда песня кончилась, все зааплодировали, а музыканты пожали друг другу руки. Заметив Лару, остановившуюся на лестнице, Эйкин помахал ей рукой, приглашая сесть за стол. Сита и незнакомый мужчина, сидевший с ней, подняли головы и улыбнулись Ларе, а потом продолжили свою беседу.

– Привет, кузина, – ухмыльнулся Эйкин, садясь напротив Лары.

Лара заметила, что он успел побриться. Заметив ее взгляд, Эйкин небрежно произнес:

– Кажется, горячая ванна – полезная штука.

– Да, теперь ты лучше выглядишь, – согласилась Лара. Помолчав немного, она добавила: – Мне никак не заснуть, я старалась, но сон не идет.

– И мне не спится, – ответил Эйкин. – Если они не приедут на рассвете, я поеду назад их искать.

– И я с тобой, – сказала Лара.

– Нет, ты не поедешь.

– Эйкин…

– Ты останешься здесь, как обещала отцу Томасу. Если он узнает, что я позволил тебе вернуться, он с меня живого кожу сдерет.

– Но почему ты…

– Нет! – свирепо зашипел Эйкин. – Нет и нет!

– Но это же нечестно! Только потому, что ты мужчина…

Эйкин взглянул ей в лицо и немного смягчился:

– Я не меньше твоего беспокоюсь, Лара, но никак не могу позволить тебе подвергаться опасности.

Он хотел еще что-то добавить, но замолчал, заметив, что глаза девушки наполнились слезами.

– Не надо… не надо, – ласково произнес он, вынимая из кармана платок и вытирая Ларе глаза. – Я поговорил с хозяйкой, – кстати, милая дама. Она мне сообщила, что дня через три-четыре вниз по реке пойдет корабль. Капитан – ее приятель, и она согласилась нас с ним познакомить.

Лара шмыгнула носом и кивнула.

– А как ты думаешь, долго еще до рассвета? – спросила она.

Прежде чем ответить, Эйкин взглянул на небо за окном.

– Часов пять-шесть, не больше, – решил он. – Постарайся пока поспать хоть немного.

– Я не могу, – сказала Лара.

Эйкин собрался было повторить свой благоразумный совет, но не успел: к ним подошла Эффи и спросила, не хотят ли они чего-нибудь выпить. Лара попросила чашку горячего чая.

Эффи кивнула, но, не сводя глаз с Эйкина, продолжила разговор:

– Ваша кузина мне не сказала, что вы так чудесно играете! Гейл и я все слышали из кухни. Просто прекрасная музыка!

– Что ж, спасибо на добром слове, – ответил Эйкин, глядя на служанку.

– А где вы научились так играть?

Лара заметила про себя, что глаза у девушки слегка округлились, а говорит она слишком быстро, но ничего не сказала.

– Мой отец научил нас с братом играть, когда мы еще маленькие были.

– Он был знаменитым музыкантом? – спросила Эффи, наклоняясь к столу.

– Музыкантом? Нет, он был серебряных дел мастером, как и я, – ответил Эйкин, слегка отклоняясь назад.

– В самом деле? Это чудесно! У вас, наверное, очень сильные руки, – сказала девушка, взяв его за руку и внимательно рассматривая ладонь.

Лара во всем происходящем ничего чудесного не усматривала. Да и вообще ничего не видела, кроме обширного зада Эффи! Лара принялась всерьез раздумывать о том, не дать ли этому заду доброго пинка. К счастью, в этот момент подошла Сита, чтобы осведомиться, понравились ли гостям комнаты. Эффи немедленно выпрямилась, присела и поспешно удалилась на кухню, однако перед тем успела одарить Эйкина многообещающей улыбкой.

Сита представила своего собеседника. Доктор Вайкрофт был немного ниже ростом, чем Сита. Его длинный черный плащ застегивался спереди золотой цепочкой. Тщательно расчесанные волосы доктора уже начали седеть. Лицо его выражало спокойную уверенность в себе. Ларе Вайкрофт показался очень изысканным господином.

– Миссис Вудолл рассказала мне, что вы с сестрой прибыли из Эшфорда, – сказал он, пожимая руку Эйкина и слегка кланяясь Ларе.

– Так и есть, – небрежно ответил Эйкин. – Мы направляемся в Баркору, чтобы повидать родню. Не желаете ли присесть?

45
{"b":"11223","o":1}