ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Например?

Мэтью глубоко вздохнул и рассказал, как изменилось его зрение в лесу: как он стал все видеть в зеленом свете и обрел способность различать предметы в темноте, да еще сквозь дым. Дэниел подошел к столу, взял кольцо, взвесил его на ладони и протянул Эйкину.

– Тяжелая штука, – сказал Эйкин. – Мне с золотом не часто приходилось работать, но это кольцо тяжелее, чем любое другое золотое кольцо такого же размера. И цвета такого я раньше никогда не видел.

– И ты думаешь, что кольцо как-то связано с тем, что с тобой случилось? – спросил Дэниел с сомнением в голосе.

– Я ведь сказал, что это звучит дико. Несколько дней тому назад я навестил доктора Вайкрофта. Он объяснил, что если тело испытывает сильное напряжение, то мозг может на это необычно отреагировать. Логика в таком рассуждении есть. Но мне кажется, дело не в этом.

– Что ж, я никогда не слышала о том, чтобы человек мог видеть в темноте предметы, удаленные на полмили, да еще в зеленом свете, – сказала Лара.

– И вот еще что, вы помните, как в лесу мы бились с орлоками? – спросил Мэтью у отца Томаса.

Священник задумчиво кивнул.

– А знаете, что один из них сказал, когда увидел меня? Он сказал: «Вот он».

– Но это могло значить что угодно, – заметил Дэниел.

– Верно. Но сейчас в конюшне они не бросились на нас сразу. Один из них заговорил со мной и потребовал, чтобы я отдал ему кольцо.

– Что он потребовал? – спросил Эйкин, соскакивая со столика.

– Это правда, – подтвердила Лара. – Я слышала это так же хорошо, как сейчас слышу вас.

Она еще не до конца оправилась от пережитого кошмара, но говорила вполне уверенно.

– Я действительно помню, что орлок сказал тогда в лесу, – ответил отец Томас. – Мэтью все верно рассказал. Но тогда я и представить себе не мог, что значат эти слова. Даже сейчас я не вполне уверен, что Мэтью сделал правильный вывод.

Мэтью тяжело опустился на кровать, а Лара села рядом и обняла его за плечи.

– Это мы привели орлоков сюда, – сказал Мэтью, уставившись в пол. – Точнее, это я их сюда привел.

Никто не проронил ни слова.

– В таком случае я считаю, что нам необходимо как можно скорее покинуть этот город, – негромко произнес отец Томас. – Пока нас не постигла еще какая-нибудь беда.

– Я согласен, – поддержал его Эйкин. – Не знаю, почему кольцо может интересовать орлоков, мне все это кажется полной бессмыслицей. Но мне хотелось бы знать, в чем тут дело. Погибли люди, которых я знал. Тэд Лейтон с сыном. Стефн Дарси… Может, тут кроется какая-то тайна… Я хочу разобраться, почему все это произошло.

– Ты говоришь, что ощутил покалывание и жжение в руке, когда надел кольцо на палец? – спросил Дэниел.

– Вот именно.

– Ты позволишь? – Дэниел взял кольцо и взглянул на Мэтью.

Мэтью кивнул и отступил в сторону.

– Скажи-ка, ты его на безымянном пальце правой руки носил, правда?

Мэтью снова кивнул; Дэниел надел кольцо на свой палец.

Все замерли в ожидании.

Дэниел обвел взглядом комнату. Прошла минута, за ней другая…

– Ничего необычного я не чувствую, – сказал он, снимая кольцо с пальца.

Он протянул кольцо Коллину.

– Нет уж, уволь, – сказал Коллин, отступая на шаг. – Я к нему и прикасаться не желаю!

– Ну пожалуйста, – настаивал Дэниел, – нужно же нам узнать, в чем причина – в кольце или в Мэте.

– Что ты имеешь в виду? – изумился Коллин.

– Мэт говорит, что каждый раз, надевая кольцо на палец, он ощущает покалывание. Если мы все попробуем кольцо на себе и кто-нибудь почувствует то же самое, мы будем знать, что дело не в Мэте. С другой стороны, если окажется, что покалывание ощущает только Мэт, значит, причина кроется в нем самом или в какой-то связи между ним и кольцом.

Коллин что-то недовольно пробурчал, но все-таки взял кольцо и тоже надел его на безымянный палец правой руки. Все остальные смотрели на него и ждали. Минуты через две он пожал плечами, стянул кольцо с пальца и протянул Эйкину, который повторил опыт. Результат был тот же. Ничего не почувствовала и Лара. Отец Томас последним испытал кольцо и снова положил его на стол.

– Хоть кто-нибудь что-то почувствовал? – спросил Дэниел.

Все молчали.

– Что ж, Мэт… попробуй теперь ты.

Мэтью обвел взглядом комнату. Он уже начинал раскаиваться в том, что завел этот разговор, но тем не менее взял кольцо со стола и надел на палец. Тут же изменившееся выражение его лица сообщило всем о результате опыта.

– Ладно, – сказал Дэниел, – теперь мы знаем, что дело не только в кольце – иначе каждый из нас ощутил бы нечто необычное.

– Я думаю, что Дэниел прав, – сказал отец Томас. – Но вряд ли нам удастся разгадать загадку прямо сейчас. Как я уже говорил, возможно, мы подвергаем опасности местных жителей и поэтому должны как можно быстрее уехать. Эйкин, ты с Дэниелом завтра поплывешь за нами на «Доухалии», как мы договаривались.

– Согласен, – ответил Эйкин.

– Отлично. Давайте соберемся внизу через десять минут.

Эйкин, Дэниел и Лара вышли из комнаты вслед за священником.

– У тебя есть кожаный шнурок? – спросил Мэтью Коллина.

– Да.

– Можешь мне его одолжить?

Коллин порылся в своем мешке, нашел кожаный шнурок и бросил его другу. Мэтью снял кольцо с пальца, пропустил сквозь него шнурок и повесил себе на шею.

– Неплохая мысль, – одобрил Дэниел.

Коллин заметил мрачное выражение на лице Мэтью и обнял его за плечи:

– Не волнуйся, мы во всем разберемся. – Дэниел оглянулся и подмигнул:

– Непременно. Тебе не о чем беспокоиться – мы ведь с тобой.

Мэтью слабо улыбнулся в ответ:

– На самом деле я думал о том, каково нам будет в плавании в такую погоду.

Когда они спустились вниз, отец Томас уже сидел за столом у огня и беседовал с Ситой. Юноши направились к дверям, но, уже выходя на улицу, услышали, как хозяйка постоялого двора громко вскрикнула. Они остановились и посмотрели назад: Сита, закрыв рот рукой, вскочила со стула и убежала на кухню, толкнув по дороге ошеломленную Лару.

– Мне кажется, он только что ей сказал, что он священник, – заметил Дэниел.

Вместо ответа Мэтью и Коллин вытолкнули его на улицу.

Сита Вудолл была шокирована. Она понимала, что у мужчины, к которому она так сильно привязалась за последние четыре дня, были веские причины скрывать свое настоящее имя. О том, что это были за причины, она могла только догадываться – или ждать, пока он сам решит рассказать. Несколько раз он уже собирался заговорить об этом, но что-нибудь все время мешало. Сита была достаточно сообразительна, чтобы понять, что тайна каким-то образом связана с Мэтью.

Сивард внимательно следил за ним и беспокоился, когда юноша куда-нибудь уходил. Инстинкт, на который она привыкла полагаться, говорил Сите, что Сиварду можно верить, и она нечасто встречала таких людей. Лежа по ночам в постели, она упрекала себя в наивности и глупости. Она говорила себе, что ведет себя как глупенькая девица, а ведь ей уже сорок два года! «В моем возрасте женщина должна быть умнее», – думала Сита. Но в этом человеке было нечто, что заставляло ее забыть об осторожности.

Сивард рассказал ей, что они направляются в Баркору, но больше не сообщил никаких подробностей. Она чувствовала, что ему очень хочется разделить с ней груз своих забот. Она сразу отмела предположение, что за ним числятся какие-то преступления. Эйкин Джибб человек явно хороший, а девушка – Лара – верное и нежное существо, с ней у Ситы было внутреннее сходство. Мэтью, Коллин и Дэниел тоже ничем не давали повода заподозрить себя в чем-то дурном.

Какова бы ни была их тайна, Сита не сомневалась, что Сивард откроет ее до отъезда.

И вот сегодня они уезжают. Сита сама познакомила их с Оливером Доналом. О чем она только думала! Когда же это произошло – три дня назад? четыре? Время пролетело незаметно. Об их отъезде Сита размышляла не переставая. Эти мысли не покидали ее всю ночь до самого рассвета. Накладывая на лицо косметику, она добавила больше пудры, чем обычно, чтобы скрыть краску смущения, которая в последнее время часто проступала на ее щеках.

58
{"b":"11223","o":1}