ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Недавно вступивший в должность мэр Тирейна обещал великой герцогине, что положение очень скоро переменится к лучшему. Он самонадеянно заявил ей, что прежде всего добьется полного сбора налогов, которые будут сразу же отправляться в замок Лонгрит – в казначейство. Он не сомневался, что справится с этой задачей не позднее чем через два месяца.

После того как одним прекрасным утром главный сборщик налогов был обнаружен повешенным вниз головой на верхушке смотровой башни на центральной площади города, мэр начал понимать, что столкнулся с более серьезными трудностями, чем он изначально предполагал. Второму сборщику налогов тоже не повезло: основательно обмазанного смолой чиновника неизвестные лица оставили лежать прямо у входа в резиденцию мэра.

Чувствуя, что не справился с обязательствами, мэр хотел теперь лишь одного – отделаться от своей должности и провести остаток дней в своем недавно приобретенном поместье. Но осуществление этих планов отодвигалось все дальше и дальше. Мэр устроил совещание со своими советниками, но и они ничего полезного придумать не смогли. В конце концов мэр отослал в замок Лонгрит просьбу предоставить в его распоряжение полицейских, которые пришли бы на подмогу истомленным непосильными трудами штатным полицейским. Просьба сопровождалась двумя ящиками зеленого нингарского вина. Через неделю герцогиня прислала мэру лиркванский сыр и вежливую записку, в которой выражала уверенность в его административных талантах, желала ему успехов в работе, но отказывала в дополнительных силах полиции.

Задача решилась на обеде, который мэр дал самым видным негоциантам Тирейна. На свои собственные деньги он нанял двух головорезов из Фелиции и поручил им по окончании обеда собрать с гостей налоги и подати.

Тирейнские купцы, люди изобретательные, прибегли для восполнения утрат к освященному веками обычаю: они повысили цены на свою продукцию. Таким образом, все оказались довольны – за исключением, может быть, одних покупателей. Но длилось это недолго: в порт вошел флот варготов.

Мэтью почувствовал, что у него кружится голова; он зевнул и произнес:

– Я, наверное, немного пройдусь по палубе и лягу спать. Вино, похоже, ударило мне в голову.

– Останься еще ненадолго, – попросил Коллин. – Сейчас принесут десерт.

Мэтью понизил голос и прошептал так, чтобы услышать его мог только Коллин:

– Если десерт по вкусу похож на остальной обед, я, наверное, дольше проживу, если откажусь от него. И тебе того же советую.

– Нет, я рискну, – ответил Коллин. – Подожди еще минуту-две, и я уйду с тобой.

Мэтью вздохнул и пожал плечами:

– Что с самоубийцей поделаешь!

Через мгновение в каюте стало темно: это капитан Донал и отец Томас задули свечи. Дверь отворилась, и показался силуэт Виккерза, который держал торт, светившийся огнями множества свечей. Внезапно все запели «С днем рождения поздравляем…».

Мэтью был так поражен, что не мог вымолвить ни слова. Он совершенно забыл о своем дне рождения. Юноша задул свечи, и отец Томас пожал ему руку, капитан Донал похлопал по спине, едва не свернув лопатку, а Лара обняла и поцеловала в щеку. Она не выпускала его из объятий гораздо дольше, чем можно было ожидать, и капитан Донал с отцом Томасом многозначительно приподняли брови.

Поздравления и пожелания счастья еще не закончились, когда раздался голос Захарии Уорда:

– Вам, наверное, интересно будет узнать, что несколько месяцев тому назад капитан Донал тоже отмечал свой день рождения на борту «Танцора Волн». Так как я надежный член команды, на которого всегда можно положиться, я не раскрою тайны и не скажу, сколько ему лет. Могу, правда, сообщить, что команда и ему преподнесла в подарок торт – точь-в-точь как господину Люину. Так вот, когда капитан собирался задуть свечи, ему не удалось даже близко к ним подойти – такой от них шел жар.

Сказано это было с такой невозмутимостью, что Мэтью не сразу понял, что Захария Уорд пошутил. Через мгновение все присутствовавшие хохотали, а громче всех сам капитан Донал.

Съев торт, который оказался гораздо более удачным произведением кока, нежели обед, гости начали расходиться. Мэтью и Лара вышли на палубу подышать перед сном воздухом. Они оба не произносили ни слова, погрузившись в свои мысли.

На черном бархате неба над их головами ярко сияли звезды; взошла полная серебристая луна.

27

Великое Южное море

Оставшееся время плавания Мэтью с помощью капитана Донала совершенствовал свои познания в навигации и управлении парусником. Погода стояла прекрасная; с северо-востока задувал легкий ветерок, на сверкающем синем небе кое-где виднелись небольшие белые облачка.

Оглянувшись через плечо, Мэтью помахал рукой Ларе, только что поднявшейся на палубу. В последнее время она часто наблюдала за его занятиями, обычно устраиваясь у поручня с другой стороны, чтобы не мешать. Мэтью понятия не имел, почему она заинтересовалась, но ничего против не имел: внимание Лары льстило юноше.

В этот день она надела бледно-желтое платье, которое ей подарила Сита. Плечи платье не закрывало, и это мешало Мэтью сосредоточиться. Капитан Донал, стоя рядом с юношей, смотрел, как он вычисляет местонахождение корабля. По этим подсчетам получалось, что они прибудут в Тирейн следующим утром.

– Ловко у вас получается, господин Люин. Очень ловко, – похвалил капитан. На палубе он всегда разговаривал официальным тоном. – Да, я думаю, что вы правы. В Тирейн мы придем завтра. Отличная работа, сударь! Продолжайте в том же духе.

Когда капитан удалился, Джейм в отчаянии швырнул линейку на стол и сказал:

– Не понимаю, как это у тебя получается, Мэт! Просто не понимаю. Мы вот уже четыре месяца пытаемся выучиться… а ты все освоил за несколько дней.

– Работа с цифрами мне всегда легко давалась. Хочешь, посмотрим вычисления вместе?

– Для меня это все равно что по-синкарски читать. Не знаю, почему моему отцу показалось это хорошей затеей… Да если мне доверят вести корабль, я его тут же на мель посажу!

– Не думаю, что у нас будет такая возможность, – вмешался Прайор не менее печальным тоном. – Ты же видишь, как на нашу работу смотрит капитан. Вчера он мне сказал, что меня правильнее было бы использовать как приманку для рыб.

Мэтью не знал, что ответить. Оба брата были ему симпатичны, и он с радостью помог бы им. Но Джейм говорил правду – Мэтью с легкостью мог определить местонахождение корабля и нанести маршрут на карту.

– Слушай, к чему все время жаловаться, – сказал Мэтью. – Давай лучше вместе еще раз попробуем.

Он развернул карту и постарался объяснить, как с помощью триангуляции определяется положение корабля. Через несколько минут Джейм просто смотрел на него со страдальческим выражением недоумения, да и Прайор явно ничего не понимал. Звук шагов за спиной заставил юношей оторваться от своих занятий.

– Работаете, господа? – спросил Захария Уорд.

– Так точно, сударь, – неуверенно ответил Прайор.

– А отчего же такая печаль на лицах? – поинтересовался помощник капитана, приглядевшись к братьям.

– От математики и углов – нам от них просто дурно делается, господин Уорд.

Захария взял в руки листок, на котором писал Прайор, и бегло просмотрел записи.

– Если бы вы учли высоту солнца, результат был бы правильнее. А так ваш маршрут приведет нас прямиком в Мелфорт, а совсем не в Тирейн.

– Мелфорт? – переспросил Прайор. – Но ведь Мелфорт на триста миль севернее…

– И в глубине континента! – добавил Джейм.

– Именно на это я и намекал, – усмехнулся Захария. На лице Прайора изобразилось отчаяние.

– Что ж, господин Уорд, капитан, наверное, был прав – нас только как наживку для рыбы и можно использовать.

– Не думаю, что найдется рыба, которая согласится есть таких невежественных мальчишек, – ответил первый помощник капитана. – Но у меня возникла мысль, может, это взбодрит ваши унывшие души. Так как сегодня мы последний день наслаждаемся обществом господина Люина, мы с капитаном Доналом решили устроить небольшое соревнование.

69
{"b":"11223","o":1}