ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Отец Томас внезапно замолчал, выжидая, чтобы матросы, которые несли моток каната, удалились на достаточное расстояние. Затем он продолжил:

– Сэмуэл был также и ученым-историком. От него я очень многое узнал за эти три дня. Летописи повествовали о войне, которую вели Древние. Они полностью уничтожили самих себя.

На второй день вечером Сэмуэл показал мне книгу. Она была сильно повреждена, многих страниц не хватало, но остальное можно было разобрать. Написана книга была ученым, чье имя навсегда утеряно. Он писал об отчаянных попытках разыскать последние кольца, которые были созданы незадолго до катастрофы. В книге ничего не говорилось о том, были эти кольца из розового золота или нет; не было даже понятно, почему их разыскивали. Однако мне было ясно, что они считались достаточно могущественными, чтобы погубить весь мир. Мы читали книгу всю ночь до рассвета, отчаянно пытаясь разгадать тайну прошлого, но не преуспели в этом.

Мы только узнали, что гибель Древних наступила быстро и что избежать ее было невозможно. Автор книги писал о невиданном ужасе и о неоправданных надеждах, но я так и не знаю, что он имел в виду.

– И вы думаете, что кольцо Мэтью – одно из тех колец? – спросил Коллин.

– Не знаю, сын мой. Честное слово, не знаю. В одной части книги рассказывалось о поисках колец, а в другой – о необходимости их уничтожить. Мы не были далее уверены, что автор пишет об одних и тех же кольцах.

Коллин негромко присвистнул.

– Что же нам делать, отец? – спросила Лара.

– Как можно скорее попасть в Баркору. Я верю, что там мы найдем ответы на множество наших вопросов. В святилище расположена самая обширная библиотека западного мира, а у священников было больше пятнадцати лет на изучение находок.

Помолчав, Коллин произнес:

– Об этом нужно рассказать Мэту.

28

Алор-Сатар, Рокой

Дурен с Марсой в ее апартаментах играли в кешерит, когда кто-то постучал в дверь.

– Войдите, – сказала Марса. Дверь быстро распахнулась, и вошли четверо телохранителей Дурена. Между ними ковыляли два элгарских солдата со связанными за спиной руками. Лица элгарцев были опухшими, в синяках и ссадинах, а грязная униформа испачкана кровью. По их измученному виду и воспаленным глазам было видно, что им давно не удавалось выспаться. У одного из них были тонкие черты лица и решительные серые глаза. Даже со связанными руками он выглядел непобежденным. Это был Джерард Айдиус, командующий северной армией Элгарии и оборонительными силами Эндерона. Второй элгарец был несколько ниже ростом и отличался мощным телосложением; на его упрямом лице светились пронзительные голубые глаза. Это был Иниэс Крелин, герцог Королевской провинции и двоюродный брат короля Малаха.

– Господа, мы очень рады, что вы смогли присоединиться к нашему обществу, – невозмутимо произнесла Марса. – Но, по-моему, так вам крайне неудобно. Капитан, пожалуйста, поставьте стулья для наших гостей.

Капитан бросил быстрый взгляд на Дурена и торопливо принес два стула. Пленные остались стоять; тогда капитан и солдат, стоявший рядом с ним, грубо схватили их за плечи и усадили силой, а сами встали по бокам.

– Мне очень жаль, что оказалось необходимым связать вам руки, – сказала Марса. – Если вы дадите честное слово, что не попытаетесь бежать или драться, то, без сомнения, вас можно будет развязать.

– Я вам честного слова не дам, – отчеканил герцог Крелин.

Капитан наотмашь ударил герцога по лицу. Голова Крелина откинулась назад, а изо рта побежала струйка крови.

Марса д-Элсо плавно поднялась со своего места и подошла к висящему на стене зеркалу в золотой раме.

– Послушайте, ваша светлость, неужели мы не можем беседовать как культурные люди?

Герцог напряженно смотрел на нее.

– Да, да, я знаю, кто вы, – продолжала королева. – Знаю я и имя вашего товарища – это Джерард Айдиус, командующий северной армией короля Малаха. Надеюсь, что его величество находится в добром здравии. В городе его не удалось обнаружить, как мне сообщили.

Иниэс Крелин выпрямился и откинулся на спинку стула.

– Культурные? Вы говорите – культурные? Вы нападаете на нас без объявления войны. Тысячи людей убиты – сожжены заживо или разорваны на куски взрывами! Это действие ваших чар! Ваши солдаты убивают женщин и детей. И у вас хватает наглости говорить мне о культуре?

Капитан, только что ударивший герцога, снова поднял было руку, но Марса, предостерегающе подняв палец, остановила его.

– Чары? – засмеялась она. – Уверяю вас, мы не прибегали к волшебству, хотя я понимаю, почему вы так думаете.

Дурен искоса взглянул на сестру, но ничего не сказал. Его лицо было совершенно бесстрастным.

Тут раздался голос Джерарда Айдиуса – надтреснутый и слабый, хоть в его взгляде не было и тени слабости:

– А как же вы объясните огненные стены, которые внезапно появляются из ничего? Пропасти, которые разверзаются в земле и поглощают людей? Здания, которые рушатся без видимых причин?

– Таковы случайности войны. – Марса была довольна этим выражением. – Капитан, будьте любезны, принесите этим людям попить. – Капитан заколебался было, и королева резко прибавила: – Сейчас же!

– Незачем беспокоиться, – бросил герцог. – Мы не пьем с врагами.

– К чему эта детская поза, ваша светлость? Ведь она ничего не изменит.

– Развяжите мне руки, и я покажу вам, что изменится! – отчеканил Айдиус.

– Воин, несгибаемый воин! Ну, это довольно скучно. Нам с братом очень хотелось бы услышать о том, куда бежал король Малах вместе с сыном и тем, что осталось от вашей северной армии.

– Скоро узнаете, – ответил Айдиус.

– В самом деле? – внезапно заговорил Дурен, вставая со стула.

Капитан вернулся с двумя серебряными бокалами в руках. Владыка Крелин покачал отрицательно головой и отвернулся. Так же поступил и Айдиус.

– Вот что, Дурен, – сказал владыка Крелин, намеренно никак не титулуя короля. – Я был в вашем тронном зале двадцать восемь лет тому назад, когда вы ползали на брюхе. Сегодня ваши слова значат столько же, сколько значили тогда. Бросьте нас обратно в подземелье. Говорить нам с вами не о чем. Рано или поздно…

Иниэс Крелин не договорил: его губы шевелились, но слышен был лишь шум его дыхания. Способность говорить покинула его в то мгновение, когда Марса д-Элсо силой мысли перерезала ему гортань, как учил ее брат. Во рту герцога запузырилась кровь, его глаза широко раскрылись от боли. Он не отрывал глаз от сестры Дурена, которая зачарованно смотрела, как две тонкие струйки крови текли изо рта пленного. На ее лице трепетала едва заметная улыбка. В отличие от брата Марсу вид крови ничуть не волновал, тогда как Карас опустил глаза и уставился в пол. По спине королевы пробежала дрожь волнения – она ощутила свое безграничное могущество. Это было неописуемое наслаждение!

Затем Марса вообразила похожие на молоточки небольшие косточки, находящиеся сразу за отверстием слуховых каналов Крелина. В одно мгновение она оторвала их силой мысли – не зря она так долго практиковалась на трупах, которые присылал ей Карас. Тут же герцог навсегда оказался в полном безмолвии.

Просто о чем-то подумать недостаточно, учил сестру Карас. Чтобы воспользоваться силой кольца, нужно ясно представлять себе желаемый результат. Марса была способной ученицей. Герцог, шатаясь, поднялся со стула и неверными шагами прошелся по комнате. Его голова отчаянно дергалась из стороны в сторону. Казалось, что он разыгрывает какую-то абсурдную пантомиму.

Джерард Айдиус в ужасе смотрел на товарища.

– Боже мой! – закричал он. – Боже мой, что же это такое? – Потом он повернулся к Дурену и сказал: – Сделайте же что-нибудь!

Дурен спокойно взглянул на него:

– Извините, я, наверное, недостаточно внимателен. Такое зрелище, разумеется, не могло не взволновать вас, генерал.

В голове Дурена стал формироваться образ человеческого глаза, глаза Айдиуса. Позади глазного яблока находилось толстое образование, напоминающее веревку, – корень нерва, как объясняли ему врачи. А от этого нерва расходились сотни других, поменьше, которые шли к задней части мозга. Ничего подобного Дурен еще не делал, но решил, что достаточно, наверное, будет оторвать самый толстый нерв.

72
{"b":"11223","o":1}