ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Счастливая жена. Как вернуть в брак близость, страсть и гармонию
Разоблачение
Соседи
7 навыков высокоэффективных людей. Мощные инструменты развития личности
Чувство моря
Трансерфинг реальности. Ступень I: Пространство вариантов
Не дареный подарок. Кася
Долина драконов. Магическая Экспедиция
Родословная до седьмого полена
A
A

– Какое тебе дело, какой смертью помирают враги? Главное, что они мертвые!

– Но он и женщин с детьми сжег! – сказал Эрн. – Их всех собрали на рыночной площади и сожгли заживо. Я это видел своими глазами. Говорю тебе, он самый настоящий сумасшедший.

– Он людей тысячами губит, это точно, – добавил Билл.

– Говорю тебе, не ори!

Послышался звон стаканов. Мэтью почувствовал, как сильно его сердце бьется, и несколько раз глубоко вдохнул, чтобы успокоиться. Коллин побледнел и не сводил глаз с лица Мэтью.

– А откуда ты знаешь, что его сестра сюда приедет? – спросил через некоторое время Эрн.

– Ничего я не знаю, – ответил третий солдат. – Просто повторяю, что полковник сказал моему капитану. Поэтому-то мы и идем к Тремонту. Солдаты и Баджании, и Алор-Сатара гонят остатки их армии с севера, а мы нападем на них с юга. Нингарцы и синкарцы отрежут их с востока, и они окажутся в западне – бежать будет некуда. За два дня все и закончим. Денег заработаем без особого труда.

– А как же запад? – спросил Эрн.

– Чтобы идти на запад, им придется войти в Сеннию, перевалив через горы, а сеннийцы пока не хотят в эти дела ввязываться, да и мирдианцы тоже.

– А как ты думаешь, орлоки и на этот раз появятся? Меня от одного их вида трясет, – снова послышался голос Билла.

Разговор продолжался и дальше, но уже шепотом, и ни Мэтью, ни Коллин не могли разобрать слов.

– Я достаточно послушал… Пошли отсюда, – предложил Коллин.

– Один из нас должен остаться – вдруг отец Томас с Ларой появятся, – ответил Мэтью.

Только что услышанный разговор потряс его не меньше, чем Коллина, но он старался сосредоточиться на том, что они должны делать теперь. Прежде всего было необходимо каким-то образом предупредить элгарскую армию. Это была нелегкая задача. Хотя бы из-за того, что Мэтью не знал, где точно находится Тремонт. Присутствие отца Томаса было просто необходимо! Но если священник появится не скоро, может оказаться слишком поздно.

– Я остаюсь, – решил Мэтью.

– Отлично, – ответил Коллин, делая шаг к двери. Внезапно Мэтью схватил друга за руку и подтащил к себе. За семнадцать лет он достаточно хорошо узнал, что предвещает такое выражение лица Коллина.

– Послушай, сейчас не время для глупых выходок! Мы должны встретиться с отцом Томасом и рассказать ему о том, что узнали.

Коллин попытался вырваться, но Мэтью крепко вцепился в его руку. Он видел, как в глазах друга темнеет гнев.

– А что если он уже мертв? Что если они вместе погибли? – свирепо зашептал Коллин.

В его голосе слышался гнев, бессилие и… упрек. Мэтью медленно разжал пальцы.

Выйдя на улицу, Коллин повернул налево и быстро зашагал вперед. Он был зол. Зол на ловушку, в которой они оказались. Зол на себя – за то, что обидел Мэта. Зол из-за того, что столько людей были бессмысленно убиты. Ему хотелось завизжать или, еще лучше, кого-нибудь ударить. Но чего он этим добьется?

«Может, тогда мне полегче станет», – пробормотал он.

Пройдя около двух кварталов, он остановился и глубоко вдохнул. Что-то ведь они могут сделать! Через два дня элгарская армия будет окружена и уничтожена. Он никогда не бывал в Алор-Сатаре и даже не встречал никого из этой страны, но, если ее жители хотя бы отдаленно походили на варготов, он не сомневался, что Элгария попала в настоящую беду.

Не зная, что делать, он прошел еще немного, а потом остановился у дорожки, шедшей между двух домов. По улице ему навстречу шла женщина с двумя маленькими детьми, и он посторонился, чтобы пропустить ее. Когда она поравнялась с ним, юноша заметил, что она молода и привлекательна.

«Наверное, не намного старше меня», – подумал он.

Женщина пугливо взглянула на него, затем отвела глаза и притянула к себе детей. На ее лицо легли черной тенью страх и беспокойство. Не оглядываясь, она скрылась за углом. На скольких уже лицах в Тирейне замечал Коллин такое же выражение!

Он печально покачал головой. Так жить невозможно! Дурен не имеет права так унижать людей! Люди должны решать, как им жить. Это он хорошо усвоил в родном скучном Девондейле. Правда, об этом никто никогда с ним не говорил. «Очевидное понятие», как выразился бы отец Томас. А теперь…

«Сейчас лучше всего вернуться, – подумал юноша. – И сказать Мэту, что я ничего такого не имел в виду».

Едва он успел повернуться, чтобы направиться обратно в таверну, как чья-то рука зажала ему рот. Сильные руки подняли его и понесли в проход между домами. Коллин немедленно принялся бить ногами по похитителю. На похитителя эти удары не производили никакого впечатления. Юноша изо всех сил пытался освободиться, отчаянно извиваясь всем телом. Но напавший на него отличался невероятной силой, и Коллин почувствовал себя беспомощным младенцем в лапах великана.

– Коллин… Коллин… не волнуйся. Это я. Перестань вырываться!

Он узнал этот голос!

Через мгновение руки, державшие его, разжались, и похититель поставил его на землю. Он обернулся и уставился в улыбающееся лицо Фергуса Джибба. Рядом с ним стоял один из самых высоких людей, каких только доводилось видеть Коллину.

– Фергус! – воскликнул он, горячо обнимая друга. – Неужели? Как же? – забормотал Коллин, когда они разжали объятия.

– Прости, – засмеялся Фергус, уводя Коллина подальше от улицы. – Мне очень неловко, правда. Но мы никак иначе не могли быстро утащить тебя сюда, чтобы никто не заметил.

– Ничего не понимаю. Как ты здесь оказался? – спросил Коллин.

– Меня послал Сивард Томас. Я тут уже целую неделю вас поджидаю. О, простите мою невоспитанность! Коллин, это Гол. Он один из наших.

Коллин посмотрел на бородача. Юноша и сам был ростом почти шесть футов, но перед ним стоял настоящий великан. Он был выше Коллина на целый фут и на вид весил фунтов триста двадцать пять.

– Один из наших? Он больше похож на трех наших, вместе взятых!

Мохнатые брови на мгновение сдвинулись, а затем широкое лицо расплылось в улыбке, обнажившей ровные белые зубы. Гол приветливо протянул руку, и ладонь Коллина совершенно исчезла в ладони великана.

– Хорошо сказано, мой юный друг. Фергус, мы нашли очень остроумного человека, – зарокотал мощный бас Гола. – Надеюсь, что я не сделал тебе больно.

– Нет, больно мне не было, но вы меня напугали до полусмерти. Простите, что я пинался.

– Забудь об этом, – снова улыбнулся Гол. – Я уже привык к жизни, полной опасностей… хотя она мне совсем не по вкусу.

– Гол – скульптор, – пояснил Фергус.

– Скульптор? – переспросил Коллин, снова уставившись на Гола. Он смутился, встретив взгляд добрых карих глаз.

– Да, это правда. Солдатом я стал на время. На окраине Баркоры у меня мастерская. Тебе уже говорили, что у тебя очень интересное строение костей черепа? Может, когда-нибудь я попрошу у тебя позволения вылепить твою голову.

Это замечание лишь усилило смущение Коллина.

– Вы сенниец? – спросил он, стараясь отвести разговор от темы «лепки головы».

В ответ Гол слегка наклонил голову.

– А как ты узнал, где меня искать? – Коллин повернулся к Фергусу.

– Мы за вами следили, выжидая, когда вы с Мэтом выйдете из таверны. Но ты шел так быстро, что мы тебя несколько кварталов не могли догнать!

– Не понимаю, почему вы просто не зашли в таверну.

– Ну… наемники нашли убитыми двух своих товарищей – им кто-то шею сломал. С тех пор они по всему городу разыскивают высокого парня, которого кто-то заметил неподалеку от того места. Кроме того, если я не ошибаюсь, с вами в зале сидели трое варготских солдат. Поэтому мы решили, что лучше нам к себе внимания не привлекать.

Коллин посмотрел на Фергуса, потом на Гола. Последний улыбнулся, снова обнажив зубы, но на этот раз его оскал показался Коллину просто зловещим.

– Ясно. А мы с Мэтом ждали, что отец Томас с Ларой сами за нами придут. Мы должны были встретиться с ними еще вчера.

– Отец Томас? – повторил Гол низким басом. – Ты сказал «отец Томас»?

– Да, – ответил Коллин.

80
{"b":"11223","o":1}