ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Это Цинь Ми, ученый из округа Ичжоу, — отвечал Чжугэ Лян.

— Называется ученым, а много ли он знает? — улыбнулся Чжан Вэнь.

— У нас в царстве Шу мальчишки в три чи ростом и те уже учатся! Так что обо мне говорить не приходится, — спокойно произнес Цинь Ми.

— Какими же науками вы владеете? — спросил Чжан Вэнь.

— Всеми — от небесных знамений до законов земли, от трех учений до девяти течений! — отвечал Цинь Ми. — Вы не найдете такой науки, которую бы другие знали, а я не понимал! Я изучил историю возвышений и падений древних и новых царств, все каноны и комментарии к ним, написанные мудрейшими и мудрыми!

— Раз вы так хвалитесь своими познаниями, разрешите задать вам вопрос о небе, — промолвил Чжан Вэнь. — Скажите, есть ли у неба голова?

— Есть!..

— А в какую сторону она обращена?

— К западу! Ведь в «Шицзине» сказано: «С любовью глядит оно на запад». Эти слова указывают на то, что голова неба находится на западе.

— А есть ли у неба уши?

— Небо высоко, но оно все слышит, что творится внизу, — отвечал Цинь Ми. — Недаром же в «Шицзине» говорится: «Аист прокричит в глубоком болоте, и небо услышит его». Разве могло бы оно слышать, если б у него не было ушей?

— А ноги есть у неба?

— Есть и ноги. «Тяжела поступь неба», — так написано в «Шицзине». Может ли быть поступь без ног?

— Ну, а фамилия у неба есть? — продолжал спрашивать Чжан Вэнь.

— А как же без фамилии? — удивился Цинь Ми.

— Какую же фамилию носит небо?

— Лю!..

— С чего вы это взяли?

— Давно всем известно, что фамилия Сына неба — Лю!

— Но ведь солнце всходит на востоке, с этим вы согласны? — спросил Чжан Вэнь.

— Совершенно верно! Солнце всходит на востоке, но заходит на западе! — не задумываясь, бросил Цинь Ми.

Ответы его были блестящи, речь лилась гладко; все присутствующие были поражены его талантом. Чжан Вэнь умолк. Тогда Цинь Ми решил в свою очередь задать ему вопрос.

— Вы знаменитый ученый из Восточного У, — начал он. — Вы расспрашивали меня о небе, и я полагаю, что вы сами глубоко постигли его законы. Как известно, первоначально существовал хаос, из которого постепенно выделились силы мрака и света — инь и ян. Легкое и светлое вознеслось вверх, и так образовалось небо. Тяжелое и мутное скопилось внизу, и образовалась земля. Когда титан Гунгунши был убит, он, падая, задел головою гору Бучжоу — этот столп, подпирающий небо, и тогда обвалился юго-восточный угол земли. Это привело к тому, что земля осела на юго-востоке, а небо наклонилось на северо-запад! Но ведь небо легкое и светлое, и мне хотелось бы услышать от вас, почему же все-таки оно наклонилось? Кроме того, скажите, что еще бывает столь же светлое и легкое?

Чжан Вэнь молчал. Он не мог ответить на эти вопросы.

— Не знал я, — произнес он, вставая с цыновки, — что в царстве Шу так много замечательных людей. Я охотно послушал бы ваши рассуждения, чтобы просветиться в своем невежестве.

— Во время пира можно задавать трудноразрешимые вопросы только в шутку, — поспешил вставить Чжугэ Лян, опасаясь, как бы Чжан Вэнь не был совсем посрамлен, и добавил, обращаясь к нему: — Зато вы хорошо знаете, как установить мир. И если бы вы поделились с нами своими знаниями, это не оказалось бы пустой забавой!

Чжан Вэнь поклонился и поблагодарил Чжугэ Ляна. А тот велел Дэн Чжи ехать вместе с Чжан Вэнем послом в Восточный У. Чжан Вэнь и Дэн Чжи попрощались с Чжугэ Ляном и тронулись в путь.

Между тем долгое отсутствие Чжан Вэня начало тревожить Сунь Цюаня, и он созвал на совет гражданских и военных чиновников. Но в это время приближенный сановник доложил, что Чжан Вэнь возвратился и вместе с ним прибыл Дэн Чжи, посол царства Шу.

Сунь Цюань велел просить их. После приветственных церемоний Чжан Вэнь рассказал о великодушии и добродетелях Чжугэ Ляна и о его желании заключить крепкий мир с Восточным У.

Обрадованный Сунь Цюань устроил в честь посла пир, во время которого он обратился к Дэн Чжи с такими словами:

— Разве не великой радостью будет, если мы совместно с царством Шу уничтожим царство Вэй и, разделив между собой завоеванные земли, установим в Поднебесной великое благоденствие?

— Два солнца не светят на небе, два государя не правят народом, — отвечал Дэн Чжи. — Когда исчезнет царство Вэй, еще неизвестно, на кого обратится воля неба. Ясно лишь одно: тот, кто будет государем, должен обладать великими добродетелями, а его подданные преданно служить ему. Лишь тогда прекратятся войны.

— В ваших словах звучат искренность и преданность! — засмеялся Сунь Цюань.

Он щедро наградил Дэн Чжи и проводил его обратно в Шу. С той поры между царством Шу и Восточным У установились мирные отношения.

Вэйские разведчики донесли Цао Пэю о новом союзе между Восточным У и царством Шу. Сообщение это сильно разгневало вэйского правителя.

— Раз У и Шу вступили в союз, значит они замышляют что-то против нас! — воскликнул он. — Уж лучше мы первыми нападем на них!

И он приказал созвать совет.

В это время да-сы-ма Цао Жэня и тай-вэя Цзя Сюя уже не было в живых.

Ши-чжун Синь Би докладывал Цао Пэю:

— У нас земли обширные, но население редкое, и поэтому начинать войну нам невыгодно. Надо еще лет десять подготавливать воинов и заниматься землепашеством, чтобы запастись вдоволь провиантом и не нуждаться в войске. Только так нам удастся разгромить царства Шу и У.

— Вы рассуждаете, как последний трус! — раздраженно ответил Цао Пэй. — Ждать десять лет! Враг сам вторгнется в наши владения!.. — И он тут же отдал приказ подымать войско в поход против У.

— Восточный У защищен рекой Янцзы, через которую можно переправиться только на судах, — заметил Сыма И. — Не имея судов, нельзя двигаться с места. И вам, государь, предстоит самому отправиться в поход. Надо провести суда из реки Цайин в реку Хуайхэ и захватить Шоучунь, а потом дойти до Гуанлина, переправиться через Янцзы и взять Наньсюй. Ничего другого я не могу предложить.

Цао Пэй принял его совет, и работа закипела. Сотни мастеровых дни и ночи строили десять больших императорских кораблей, каждый длиною более двадцати чжанов, вместимостью по две тысячи воинов. Кроме того, было собрано более тридцати боевых судов.

Осенью, в восьмом месяце пятого года периода Хуан-чу [224 г.] по вэйскому исчислению, Цао Пэй созвал военачальников и распределил назначения. Войско должно было выступить четырьмя отрядами. Впереди Цао Чжэнь, за ним Чжан Ляо, Чжан Го, Вэнь Пин и Сюй Хуан. Сюй Чу и Люй Цянь были поставлены во главе основных сил и несли охрану императора, а Цао Сю прикрывал тыл. Сам Цао Пэй возглавлял военные суда, и с ним отправились советники Лю Е и Цзян Цзи. Всего в войске насчитывалось около трехсот тысяч человек.

Сыма И, получивший звание шан-шу пу-шэ, оставался в Сюйчане. На него возлагались все дела, касавшиеся управления государством.

О том, как войско Цао Пэя совершало этот поход, мы рассказывать не будем.

Тем временем лазутчики донесли Сунь Цюаню, что Цао Пэй вышел из реки Цайин в реку Хуайхэ и что трехсоттысячная армия намеревается овладеть Гуанлином и переправиться на южный берег Янцзы. Встревоженный этим известием, Сунь Цюань созвал военный совет.

— Великий ван, ведь вы заключили союз с царством Шу! — напомнил советник Гу Юн. — Напишите письмо Чжугэ Ляну, чтобы он из Ханьчжуна выступил против вэйцев и отвлек часть их сил. А в Наньсюй пошлите кого-нибудь из военачальников.

— Мне кажется, что только Лу Сунь сможет отбить нападение вэйцев, — подумав, сказал Сунь Цюань.

— Нет, Лу Сунь охраняет Цзинчжоу, и отзывать его опасно, — возразил Гу Юн.

— Это я знаю, — ответил Сунь Цюань, — но кто способен его заменить?

— Разрешите мне отразить нападение вэйцев! — раздался голос одного из военачальников. — Пусть только Цао Пэй переправится через Янцзы! Я схвачу его живым и доставлю вам! А если он не перейдет реку, так я все равно перебью половину его войска!

267
{"b":"11228","o":1}