ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

На следующий день Цзян Вэй приказал подвезти к горе Учэншань обозные повозки и расставить их четырехугольником, чтобы создать подобие временного укрепления.

А ночью пятьсот воинов Дэн Ая с факелами спустились с горы и подожгли повозки. Завязался жестокий бой, длившийся почти до рассвета. Цзян Вэй опять остался без лагеря. Он отвел войско подальше от горы и сказал Сяхоу Ба:

— Наньань, видимо, взять не удастся. Придется сначала захватить Шангуй — там у противника хранятся запасы провианта.

Оставив Сяхоу Ба у горы Учэншань, Цзян Вэй во главе отборных воинов направился к Шангую. Войско двигалось безостановочно всю ночь, а когда рассвело, Цзян Вэй увидел, что они идут по дороге, вдоль которой с двух сторон тянутся горы.

— Как называется это место? — спросил он у проводника.

— Ущелье Дуаньгу.

— Не нравится мне это название. Нас здесь и впрямь могут отрезать…[112]

В этот момент из передового отряда к Цзян Вэю примчался воин с донесением, что впереди видны клубы пыли и, очевидно, где-то вблизи засада противника. Цзян Вэй срочно отдал приказ отходить, но было уже поздно: в бой вступили отряды Дэн Чжуна и Ши Цзуаня, притаившиеся в засаде.

Цзян Вэй отступал, отбиваясь от наседавшего противника, когда впереди появился отряд Дэн Ая. Подвергшись нападению одновременно с трех сторон, войско Цзян Вэя было разгромлено. От окончательного уничтожения его спас подоспевший на помощь Сяхоу Ба.

Вэйские войска отошли, и Цзян Вэй решил снова вернуться в Цишань.

— Там больше нечего делать, — заметил Сяхоу Ба. — Чэнь Тай захватил наш лагерь, Бао Су пал в сражении, и все его воины бежали в Ханьчжун.

Тогда Цзян Вэй изменил свое намерение и, минуя Дунтин, по глухим горным тропам начал отходить к Ханьчжуну. Войско ушло вперед, а Цзян Вэй с одним отрядом шел позади, прикрывая тыл от врага.

Но вдруг на его пути появился Чэнь Тай с войском, и Цзян Вэй очутился в замкнутом кольце. К счастью, об этом своевременно узнал военачальник Чжан Ни и пришел на выручку. С его помощью Цзян Вэю удалось вырваться из окружения и уйти в Ханьчжун. А спасший его Чжан Ни пал под стрелами вэйских воинов.

Тронутый преданностью и самопожертвованием своего верного помощника, Цзян Вэй обратился к Хоу-чжу с просьбой об оказании почестей сыновьям и внукам погибшего.

Войско понесло большие потери, и Цзян Вэй, считая себя единственным виновником поражения, подал императору доклад о том, что складывает с себя обязанности полководца. Он поступил точно так же, как поступил Чжугэ Лян после неудачного сражения под Цзетином.

Когда войска царства Шу отступили, Дэн Ай и Чэнь Тай щедро наградили своих воинов и устроили пир в честь победы.

Чэнь Тай представил вэйскому государю доклад о подвиге Дэн Ая. Вскоре из столицы от Сыма Чжао прибыл гонец при бунчуке и привез указ о пожаловании Дэн Аю высокого звания и пояса с печатью. Дэн Чжун, сын Дэн Ая, получил титул хоу.

В это время вэйский император Цао Мао переименовал свое правление с третьего года периода Чжэн-юань на первый год периода Гань-лу [256 г.].

Сыма Чжао, носивший теперь звание да-ду-ду, командовал всеми войсками царства Вэй. При выездах его охраняли три тысячи вооруженных воинов, и при этом еще впереди и позади шли воины с пучками стрел. Многие государственные дела решались у него на дому, минуя дворец. Сыма Чжао стал помышлять об императорской власти. В связи с этим его помощник Цзя Чун, сын юйчжоуского правителя Цзя Лу, занимавший при дворе должность чжан-ши, сказал:

— Господин мой, вы держите в руках кормило правления, и это не всем нравится. Прежде чем решиться принять титул императора, следовало бы разузнать мнение чиновников.

— Я тоже об этом думал! — одобрительно кивнул Сыма Чжао. — Ты поведешь войско в восточные области якобы для того, чтобы дать воинам отдых после тяжелого похода, и попутно потолкуешь с местными чиновниками.

Цзя Чун отправился в Хуайнань. Прежде всего он посетил полководца Покорителя востока Чжугэ Даня.

Чжугэ Дань, по прозванию Гун-сю, был двоюродным братом Чжугэ Ляна. Он давно служил в царстве Вэй, но большой должности ему не давали, потому что Чжугэ Лян был чэн-сяном в царстве Шу. Только после его смерти Чжугэ Дань получил высокую должность и титул Гаопинского хоу. Под его властью были все войска Хуайнани и Цзянхуая.

Когда Цзя Чун прибыл в Хуайнань, Чжугэ Дань в честь его приезда устроил пир. После того как они выпили по нескольку кубков вина, Цзя Чун, желая выведать настроение Чжугэ Даня, сказал:

— В последнее время в Лояне поговаривают, что государь наш слаб и не обладает талантами правителя… Предсказывают, что полководец Сыма Чжао заменит его. Что вы думаете об этом?

Чжугэ Дань вдруг вспылил:

— Ты сын юйчжоуского правителя Цзя Лу! Как ты смеешь вести такие возмутительные речи?

— Что вы? Что вы? — замахал руками Цзя Чун. — Я только передал вам мнение других!

— Так знайте же, — твердо заявил Чжугэ Дань, — если династия окажется в опасности, для ее спасения я готов отдать свою жизнь!

Цзя Чун промолчал.

На другой день Цзя Чун возвратился в Лоян. Когда он рассказал Сыма Чжао о своем разговоре с Чжугэ Данем, Сыма Чжао разгневался:

— И эта крыса осмеливается становиться мне поперек дороги!

— Чжугэ Даня надо поскорее убрать, — добавил Цзя Чун. — В Хуайнани он пользуется большой любовью народа и может причинить нам немало хлопот.

— Вы правы, я этим займусь, — ответил Сыма Чжао.

Он отправил секретное письмо янчжоускому цы-ши Ио Линю, повелевая ему убить Чжугэ Даня, а к Чжугэ Даню послал гонца с указом, в котором говорилось, что Чжугэ Дань за свою нерадивость по службе снижается в звании до сы-нуна.

Получив указ, Чжугэ Дань понял, что Цзя Чун предал его, и велел допросить гонца.

— Подробности знает только цы-ши Ио Линь, — показал на допросе гонец.

— Откуда он их узнал?

— Из секретного письма полководца Сыма Чжао.

Чжугэ Дань приказал страже казнить гонца, а сам во главе тысячи воинов двинулся в Янчжоу.

Южные ворота города были заперты, мост поднят. Чжугэ Дань закричал, чтоб ему открыли ворота. Но с городской стены никто не ответил.

— Ио Линь негодяй, — разгневался Чжугэ Дань. — Как у него хватает совести на такое коварство?

По приказу Чжугэ Даня воины, спешившись, перебрались через ров, поднялись на стену, разогнали стражу и распахнули ворота. Войско Чжугэ Даня устремилось в город и стало поджигать строения, а сам Чжугэ Дань поскакал к дому Ио Линя. Перепуганный Ио Линь спрятался в башне, но Чжугэ Дань нашел его там.

— И тебе не стыдно? — закричал он. — Отец твой Ио Цзинь верно служил вэйскому государю, а ты стал пособником Сыма Чжао!

Ио Линь не успел ответить, как меч Чжугэ Даня опустился на его голову.

Затем Чжугэ Дань написал доклад, в котором перечислял все преступления Сыма Чжао, и отправил гонца с этим докладом в Лоян. Одновременно он набрал более ста тысяч воинов из жителей Хуайнани и Цзянхуая; кроме того, к нему перешло сорок тысяч янчжоуских воинов. Увеличив свою армию, Чжугэ Дань начал заготавливать провиант для будущего похода.

Чтобы заручиться поддержкой царства У, Чжугэ Дань приказал чжан-ши У Вану отвезти туда заложником своего сына Чжугэ Цина.

За последние годы в царстве У произошли большие перемены. Умер чэн-сян Сунь Цзюнь, и это место занял его младший брат Сунь Линь.

Сунь Линь был человеком вспыльчивым и властолюбивым. Он убил своих соперников — да-сы-ма Тэн Иня и военачальников Люй Цзюя и Ван Дуня. Правитель Сунь Лян, несмотря на свой ум, ничего не мог с ним поделать.

Итак, У Ван, прибыв вместе с Чжугэ Цином в царство У, явился на поклон к Сунь Линю. Тот поинтересовался причиной его приезда.

— Чжугэ Дань, двоюродный брат покойного шу-ханьского Чжугэ Ляна, служит в царстве Вэй, — начал У Ван. — Ныне Сыма Чжао обижает государя и унижает сановников, и Чжугэ Дань принял решение покарать этого злодея. Он понимает, что для такого дела у него одного сил не хватит, и поэтому прислал меня просить у вас помощи. Чтобы у вас не возникло никаких сомнений в намерениях Чжугэ Даня, я привез к вам его сына. Чжугэ Дань почтительно кланяется и просит помочь ему войском.

вернуться

112

Дуань — по-китайски значит «отрезать».

346
{"b":"11228","o":1}