ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

7 июня 1917 года англичане разбомбили немецкие позиции на Витчетском выступе, разгромили 5 немецких дивизий и достигли реки Лис. Этот первый удар обеспечил прикрытие правому флангу последовавшего затем наступления, которому предшествовали четыре недели артобстрела и которое продолжалось до начала декабря. Британские танковые силы вновь и вновь бросались в бой, но неизменно мелкими группами, получая строго ограниченные боевые задания и часто действуя в самых неблагоприятных условиях местности, какие только можно вообразить, — на почве, которую дожди и снаряды превратили в топкое болото. Под Витчетом у англичан было 76 танков, в третьем сражении при Ипре — 216, но они мало чего добились, и вину за это следует возложить на несовершенную тактику, которую им навязали.

А удалось ли другим родам войск получить заслуженную награду, увенчались ли успехом все их титанические усилия? Около четырех недель велся ураганный огонь, в котором было израсходовано 93 тысячи тонн артиллерийских боеприпасов плюс к этому за четыре месяца тяжелых боев — 400 000 жертв. Такова была цена покорения клочка земли, который протянулся самое большее на 9 километров в глубину и 14 километров в ширину. Немцы и сами потеряли 200 тысяч человек, но они смогли воспрепятствовать прорыву, и базы подводных лодок остались невредимыми. Величайшие жертвы были принесены без всякой пользы, и до британского высшего командования так никогда и не дошло, что с самого начала они готовили наступление тактически неправильно и что было совершенно немыслимо утаить приготовления к штурму такого масштаба, а это давало противнику время для принятия контрмер, поэтому и английские солдаты, после того как они брали с боем каждую пядь земли и платили за нее такую дорогую цену, оказывались перед необходимостью преодоления все новых линий обороны, создаваемых в тылу. Командование так и не признало, что у подобного способа ведения военных действий нет шансов привести войну к успешному завершению.

Всякое представление о внезапности или быстроте должно было отступить перед непоколебимой убежденностью в преимуществе грубой силы и упрямством в применении изначально порочных методов. Рельеф местности, погодные условия, физические и моральные ресурсы армии — и в конечном счете самой британской нации — ничто не имело особого значения перед лицом этой жестокой борьбы. Зашоренные умонастроения высшего командования объясняли отсутствие проницательности и в других отношениях — они ни за что в жизни не желали изменить своей политической линии! Ради всего святого, никакого нового оружия! Это был период, когда британский танковый корпус, так же как и французские chars d'assaut, стояли на грани расформирования, поскольку в сражениях на болотистых полях Фландрии они смогли добиться не больших результатов, чем пехота.

4. Массовое производство

Хотя английское Верховное командование питало неприязнь к каким бы то ни было инновациям в тактике, английские и французские военные заводы были готовы выпускать танки большими партиями, и опыт боев 1917 года осмысливался ими как с точки зрения технической, так и тактической. К лету 1918 года Англия предполагала иметь тысячу полностью готовых к бою танков, а Франция — 3500. К тому же и американцы намеревались предложить фронту 1200 танков, организованных в 25 батальонов. Эти цифры в действительности так и не были достигнуты из-за трудностей с производством, но танковые силы к этому времени настолько выросли, что получили возможность выйти из узкотактических пределов и добиться успехов большого оперативного значения. С технической стороны новые модели представляли заметный прогресс в том, что касается проходимости на пересеченной местности, запаса хода, скорости, качества брони, вооружения и управляемости; к тому же группирование танков в батальоны и роты сделало возможным более жесткий контроль над ними.

Следующая информация даст некоторое представление о тактических и оперативных возможностях танков в 1918 году:

Внимание, танки! История создания танковых войск - tabl_1918.jpg

Прежде чем высшее командование сумело разработать план использования танков в 1918 году как для целей обороны, так и наступления, поздней осенью 1917 года произошло событие, которое представило значение танков в совершенно ином свете. Даже по прошествии многих лет этот эпизод стоит того, чтобы обратить на него наше внимание.

Рождение нового оружия

1. Камбре

Со времени их первого появления на поле боя в сентябре 1916 года английские танковые войска не только возросли численно, но и претерпели изменения в организации и личном составе. Первоначальные 6 рот разрослись до 9 батальонов, которые с июля 1917 года стали именоваться танковым корпусом. В свою очередь, были сформированы 3 бригады из 3 батальонов каждая. Каждый батальон сопровождался передвижной ремонтной мастерской и состоял из трех рот, в каждую из которых входили по 4 взвода из 4 танков каждый.

Осенью 1917 года стандартным танком являлся танк «Маrk IV». Внешне он походил на танк «Маrk I», произведенный осенью 1916 года, но его броню не пробивали патроны SmK, и он был снабжен приспособлением, которое можно было прикрепить к гусеницам, чтобы дать машине возможность выбираться из окопов. Этот танк весил 28 тонн, и двигатель «даймлер» мощностью 105 лошадиных сил помогал ему развивать среднюю скорость 3 километра в час и максимальную — 6 километров в час. Экипаж состоял из командира и семи подчиненных, а вооружение танка составляли 2 пушки 58-го калибра и 4 пулемета (в «мужской» версии) или б пулеметов (в «женской»). Запас его хода равнялся 24 километрам. В ноябре 1917 года у Англии было 318 танков «Маrk IV», готовых к эксплуатации, и 98 более старых моделей, которые могли использоваться в качестве танков снабжения.

Танковым корпусом командовал бригадир (позже генерал-майор) Хью Эллес, и в его штаб входили майор Дж.Ф. К. Фуллер (начальник штаба), майор Ж. ле Мартель и майор Ф.Э. Хотблэк, отвечавший за связь.

После того как третье наступление при Ипре настолько очевидным образом провалилось, руководство танкового корпуса попросило высшее командование дать ему право самостоятельно использовать танки более эффективным путем. Они мыслили в том же направлении, что и Суинтон в своем февральском меморандуме 1916 года, который был уже одобрен высшим командованием, но на следующий год забыт.

В основу успеха танковой атаки были положены три непременные предпосылки: подходящая местность, массированное применение и внезапность. Они заслуживают более подробного рассмотрения, прежде чем мы сможем продолжить наш рассказ.

Бронетанковые войска часто критикуют за то, что их нельзя использовать где придется — совершенно очевидно, что они никак не могут справиться с высокими горами, крутыми склонами, глубокими болотами и реками. Но то же самое на всем протяжении исторического развития было справедливо и для любого другого транспортного средства. Проблема в том, что за неимением лучшего всегда используется то, что есть под рукой, и при необходимости нам придется преодолевать препятствия такого рода путем создания в них искусственных проходов или просто перелетать их. Правда, техника постоянно прилагает усилия для улучшения проходимости боевых машин, особенно танков; за совсем короткое время было достигнуто очень многое, и мы безусловно верим, что последует еще более значительный прогресс. Однако рельеф местности остается соображением, которое следует всегда принимать в расчет.

18
{"b":"11247","o":1}