ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В целом немцы, по-видимому, не ожидали серьезного наступления со стороны англичан; они всецело доверяли неприступности линии Гинденбурга. Тем более замечательно, что по инициативе 2-й армии, армейской группы Кодри и 54-й егерской дивизии были приняты, как мы только что увидели, быстрые и энергичные меры защиты. Однако немцы, к несчастью, пренебрегли специальными мерами предосторожности против танковой атаки: на рубеже не было орудий, траектория стрельбы которых позволяла бы поразить танки с близкого расстояния, и, по-видимому, пехоту осведомили о возможности танковой атаки слишком поздно, и в результате, когда пришел час наступления, у нее оказалось слишком мало патронов SmK.

И вот забрезжил хмурый рассвет 20 ноября. В 6.00 была ложная тревога: на Авренкур обрушился огневой вал, но затем опять все затихло. В 7.15 английская артиллерия начала обстреливать немецкие позиции, и все наши войска укрылись в блиндажах, оставив снаружи только часовых. Исходя из прошлого опыта, ожидалось, что пехота противника пойдет в атаку только по истечении нескольких часов, и потому немецкая артиллерия поддерживала всего лишь слабый заградительный огонь, посылая снаряды вперед, за полосу охранения, в дым и туман тусклого утра. Аванпосты были захвачены врасплох: перед ними внезапно возникли неясные черные силуэты. Они извергали пламя, и под их тяжестью мощная и широкая полоса препятствий трещала, как солома. Предупреждение об опасности передали находящимся в окопах, и солдаты поспешили к пулеметам и попытались оказать сопротивление. Но тщетно! Танки появились не поодиночке, а многокилометровым развернутым строем! Патроны SmK оказались бесполезны, зону попаданий заградительного огня нельзя было переместить назад, ручных гранат было немного, и еще меньше тех, которые причинили хоть какой-то ущерб вражеским машинам, продолжавшим вести огонь. Немецкие пехотинцы оказались фактически беззащитны, прижаты к земле и не способны противостоять непреодолимому техническому превосходству англичан. Выбирать они могли только между смертью и капитуляцией, потому что никто не мог убежать в тыл или надеяться выжить под таким огнем.

В этот момент конечно же резервы должны были пойти в контратаку и выручить нас из беды. И командование 54-й егерской дивизий действительно приказало командиру 27-го резервного егерского полка начать контратаку двумя батальонами и вернуть утраченные позиции; задача была поставлена в точном соответствии с уставом. Но за боевые действия пехоты отвечал штаб 108-й пехотной бригады, и он немедленно отменил переброску сил; контратака провалилась, и единственным подразделением, которое смогло оказать хоть какую-то помощь, был третий батальон 27-го резервного егерского полка, находившийся в группе резерва под Камбре.

Еще несколько подразделений были подтянуты из 107-й егерской дивизии, недавно прибывшей с Восточного фронта. В 9.40 2 батальона выступили через Маньер и еще 1 батальон выдвинулся в направлении Кревкера; они были приданы в подчинение соответственно 54-й егерской дивизии и 9-й резервной дивизии; еще 1 полк был направлен к Фонтену, Кантену и Провийе и поступил в распоряжение армейской группы Кодри; третий полк был размещен в Камбре в качестве армейского резерва.

Сообщения с линии фронта оставались до крайности скудными. Приземный туман исключал воздушную разведку, а ползущий огневой вал англичан по-прежнему катился вперед и препятствовал наблюдению.

Тем временем командиры частей делали все возможное, чтобы выполнить приказ и организовать активную оборону. Второй батальон 27-го резервного егерского полка продвигался из Флекьера по направлению к Авренкуру по двум ходам сообщения. Точных рапортов о том, что происходит на поле боя, не поступало, но раненые говорили о большом количестве танков. Затем части рот покинули окопы, чтобы развернуться на открытой местности. Стремясь прорваться вперед, батальон пошел в атаку прямо на танки и был почти полностью уничтожен. Линия обороны 387-го егерского полка ландвера, слева от 84-го егерского, была смята и прорвана; примыкающему к нему 90-му резервному егерскому полку пришлось не лучше, и даже его штаб попал в руки противника. Незначительное облегчение наступило только тогда, когда улучшилась видимость и танки оказались в пределах досягаемости артиллерии, размещенной вблизи Маркуана.

19-й резервный егерский полк, образующий правый фланг 9-й резервной дивизии, также пострадал при танковой атаке и понес чрезвычайно тяжелые потери, однако продолжал удерживать Банто и линию канала.

За короткое время по всей ширине фронта наступления англичан оборонительная система была полностью потеряна. Возглавляемая танками, атака теперь захлестнула промежуточную позицию. Было только одно исключение: деревня Флекьер, где немцы сумели прочно закрепиться благодаря тому, что дома солидной постройки и подвалы были пригодны для укрытий, которые и обеспечили защиту против танковых войск. Кроме того, в 9.00 командир 27-го резервного егерского полка майор Кребс принял командование и успел отдать несколько удачных распоряжений — начать с того, что он призвал остановить эти бессмысленные и кровопролитные контратаки против танков, которые предпринимала беззащитная пехота. Теперь Кребс мог отвести назад хотя бы пулеметную роту и стрелковую роту своего второго батальона, а также половину первого батальона, который должен был идти в атаку невзирая ни на что. Он поставил эти части во Флекьере и поблизости от него, вместе со второй половиной первого батальона, которую привезли на грузовиках из Фонтен-Нотр-Дам и высадили к юго-западу от Кантена. Под его командование поступили подразделения 84-го егерского полка и 108-я саперная рота, и немцы стали связывать ручные гранаты в связки. Именно благодаря разумному руководству майора Кребса, благодаря беззаветной преданности 600 солдат и в первую очередь благодаря блестящей поддержке батарей 108-го и 282-го полков полевой артиллерии деревня Флекьер была удержана до наступления ночи.

Здесь мы должны отметить, что оборона Флекьера показывает, что пехота вполне способна выстоять против атаки бронетанковых сил на самых различных участках при условии, что преимущества этих участков должным образом оценены и использованы; наоборот, танки без поддержки не всегда могут гарантировать уничтожение обороняющейся пехоты. В дальнейшем мы выскажемся на эту тему подробнее.

В 10.50 командир армейской группы Кодри опять освободил свой резерв — 52-й резервный егерский полк — и отдал приказ 54-й и 107-й егерским дивизиям воздержаться от дальнейших контратак, а вместо этого до последнего удерживать существующие позиции. Для подвоза пехоты должны были служить грузовики, для штабов — легковые машины. Однако подкрепления не ожидались раньше вечера, и ситуация продолжала оставаться крайне критической. Генерал Людендорф комментировал эту ситуацию так: «Мы испытывали острую нехватку грузовиков для подвоза наших войск» (Людендорф. Meine Kriegserinnerungen, 393, 395). На фронт были спешно брошены новобранцы из учебно-тренировочных лагерей упомянутых дивизий, и 30 человек из штаба 54-й егерской дивизии немедленно были направлены удерживать канал Шельды.

В этот кризисный момент командир 18-й резервной пехотной бригады (9-й резервной дивизии) полковник фон Глейх обладал достаточным хладнокровием, чтобы мертвой хваткой вцепиться во все имеющиеся плацдармы по ту сторону канала Шельды, так как понимал, что они могут пригодиться для немецких контратак. Деревни Банто и Оннекур, таким образом, оставались в руках немцев, а к северу от Банто и до Кревкера 9-я резервная дивизия сумела удержать прибрежную полосу мелководья вдоль западного берега канала.

21
{"b":"11247","o":1}