ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Запад в огне
Кето-диета. Революционная система питания, которая поможет похудеть и «научит» ваш организм превращать жиры в энергию
Я ленивец
Стеклянное сердце
Павел Кашин. По волшебной реке
Самоисцеление. Измените историю своего здоровья при помощи подсознания
Не плачь
Возвращение
Закон охотника
Содержание  
A
A

Перед тем как я отпустил Зеппа Дитриха, он сообщил мне, что ему необходимо еще посетить Гитлера. Мне казалось важным, чтобы осуществление аншлюса произошло без кровопролития, чтобы он явился радостью для жителей обеих стран. Поэтому у меня возникла мысль украсить танки флажками и зеленью в знак наших мирных намерений. Я попросил Зеппа Дитриха испросить на это разрешение Гитлера, которое и было получено через полчаса.

К 20 часов 11 марта в Пассау прибыл штаб XVI армейского корпуса, туда же в полночь прибыл во главе своих частей командир 2-й танковой дивизии генерал Фейель. У него не оказалось ни карт Австрии, ни горючего, чтобы продолжать движение. Мне пришлось посоветовать ему воспользоваться бэдекером[96], которым обычно пользуются туристы. Разрешить проблему горючего было гораздо труднее. Хотя в Пассау и находился большой склад с горюче-смазочными материалами, но он предназначался для снабжения войск на случай боевых действий на Западе. В соответствии с мобилизационным планом склад мог отпускать горючее только на эти цели. Начальники, от которых зависело решить этот вопрос, не были уведомлены о нашей задаче, поэтому ночью их было трудно найти. Верный своему служебному долгу, начальник складов в Пассау наотрез отказался отпустить мне горючее, и только когда я пригрозил применить силу, сдался.

Ввиду того, что транспорт для снабжения горючим не был мобилизован, нам пришлось использовать местные средства. Бургомистр города Пассау[97] оказал нам необходимое содействие, выделив в наше распоряжение некоторое количество грузовиков для перевозки горючего. Чтобы обеспечить себя в дальнейшем, мы потребовали, чтобы австрийские бензоколонки, расположенные по пути следования наших войск, были приспособлены к непрерывному снабжению горючим.

Несмотря на все старания, генералу Фейелю не удалось перейти границу точно в 8 часов утра; было уже 9 часов, когда первые подразделения 2-й танковой дивизии стали пересекать ее, радостно встречаемые австрийским населением. Авангард дивизии состоял из 5-го Корнвестхеймского, 7-го Мюнхенского моторизованных разведывательных батальонов и 2-го Киссингенского мотоциклетного стрелкового батальона[98]. Этот авангард приблизительно в полдень быстро миновал Линц и начал продвигаться дальше в направлении на Санкт-Пёльтен[99].

Я следовал впереди главных сил 2-й танковой дивизии; «Лейб-штандарт СС Адольф Гитлер» двигался в хвосте колонны, за 2-й танковой дивизией, к которой он примкнул после совершения продолжительного марша из Берлина. Украшение танков флажками и зеленью вполне оправдало себя. Население видело, что мы идем, имея мирные намерения, и повсюду радостно нас встречало. На дорогах стояли старые солдаты – ветераны Первой мировой войны с боевыми орденами на груди и приветствовали нас. На каждой остановке жители украшали наши автомашины, а солдат снабжали продуктами. Повсюду можно было видеть рукопожатия, объятия, слезы радости. Не было никаких конфликтов при осуществлении этого давно ожидаемого и не раз срывавшегося аншлюса. Дети одного народа, которые в течение многих десятилетий были разобщены из-за злополучной политики, ликовали, встретившись, наконец, друг с другом[100].

Движение наших войск проходило по единственной дороге, шедшей через Линц.

Приблизительно в 12 часов дни я въехал в Линц, где немного отдохнул и пообедал. Когда я намеревался оставить город, чтобы следовать дальше на Санкт-Пёльтен, то встретил рейхсфюрера СС [Генриха] Гиммлера и австрийских министров [Артура] Зейс-Инкварта и [Эдмунд] фон Глайзе-Хорстенау[101]. Они сообщили мне, что к 15 часам в Линц должен прибыть фюрер, и просили меня организовать оцепление дороги, по которой он проедет, а также рыночной площади[102]. Я приказал авангарду остановиться в Санкт-Пёльтене, а оцепление улиц и площади поручил подразделениям главных сил. В этом оцеплении по собственной инициативе принимали также участие подразделения местного австрийского гарнизона. Около 60 000 человек быстро заполнили прилегающие улицы и площадь. Массы народа были охвачены невиданным воодушевлением, немецких солдат встречали с восторгом.

Прибытие Гитлера затянулось до наступления темноты. Я встретил фюрера на окраине и был свидетелем его триумфального въезда в город. Гитлер с балкона ратуши произнес речь, которую я имел честь слушать. Мне никогда не приходилось испытывать такого воодушевления, какое я испытывал в тот час. Закончив речь, Гитлер навестил нескольких раненых, пострадавших в стычках, которые имели место до аншлюса, а затем направился в отель[103], куда последовал и я, чтобы представиться фюреру, прежде чем начать марш на Вену. Гитлер был очень тронут приемом, оказанным ему населением на рыночной площади.

Около 9 часов вечера я оставил Линц и в полночь уже был в Санкт-Пёльтене, откуда в голове авангарда направился на Вену, куда мы и прибыли 13 марта в час ночи, несмотря на сильную метель.

В Вене только что закончилось большое факельное шествие, устроенное в честь аншлюса. Улицы были заполнены празднично настроенными жителями. Неудивительно, что появление немецких солдат вызвало бурное ликование. В присутствии командира венской дивизии австрийской армии генерала [Генрих] Штумпфля авангард прошел торжественным маршем мимо здания оперы под звуки австрийского военного оркестра. По окончании торжественного марша всех снова охватил бурный восторг. Меня понесли на руках до квартиры. Пуговицы моей шинели были оторваны и расхватаны в качестве сувениров. Приняли нас чрезвычайно восторженно.

После короткого отдыха утром 13 марта я нанес визит командующему австрийской армией[104], который принял меня весьма любезно.

День 14 марта целиком ушел на подготовку к большому параду, назначенному на следующий день. Руководить подготовкой к параду было поручено мне, и я с удовольствием впервые сотрудничал с нашими новыми друзьями. Мы быстро договорились обо всем и на следующий день с удовлетворением отмечали, что это первое общественное мероприятие, организованное в Вене, входившей отныне в состав рейха, прошло с большим успехом. Парад начался торжественным маршем австрийских частей, за которыми следовали одна за другой колонны немецких войск. Среди населения царило восторженное настроение.

В один из ближайших вечеров я пригласил нескольких австрийских генералов, с которыми успел познакомиться, в отель «Бристоль»[105] на небольшой ужин с намерением закрепить нашу дружбу во внеслужебной обстановке. Затем я выехал в моторизованные части австрийской армии, чтобы ознакомиться с ними и уяснить себе способ включения их в состав немецкой армии. Особенно запомнились мне две из этих поездок. Одна привела меня в город Нойзидель на озере Нейзидлерзее[106], где стоял австрийский моторизованный егерский батальон. Вторую поездку я совершил в город Брук, где находился [15-й] батальон бронеавтомобилей (Panzer-Wagen-Bat). Этим батальоном командовал подполковник [Рудольф] Тейсс, весьма способный офицер, получивший ранение при тяжелой аварии танка. Его подразделение производило очень хорошее впечатление, и я быстро нашел общий язык с молодыми офицерами и остальным личным составом. В обоих батальонах чувствовалось высокое моральное состояние и поддерживалась хорошая дисциплина. Я мог только с радостью и надеждой ожидать включения этих подразделений в состав армии рейха.

Для того, чтобы не только немецкие солдаты могли ознакомиться с Австрией, но чтобы и австрийские солдаты узнали Германию (это способствовало бы усилению у них чувства принадлежности к одному государству), ряд подразделений австрийской армии был направлен на небольшой срок в Германию. Одно из таких подразделений посетило гарнизон в городе Вюрцбурге, которым я раньше командовал, где ему был устроен радушный прием с угощением, организованный моей женой.

вернуться

96

Бэдекеры – путеводители, который начал издавать в 1827 г. в Кобленце издатель Карл Бэдекер (Baedeker;). Они получили широкое распространение из непревзойденной достоверности и великолепного качестве. Самым лучшим считался бэдекер по Германии и Австрии, 1-е издание которого вышло в 1842 г. После смерти Карла Бэдекера его сыновья продолжили его дело.

вернуться

97

Обер-бургомистром Пассау с 27 апреля 1933 г. по май 1945 г. являлся Макс Моосбауер (Moosbauer; 2.3.1892 – 10.11.1968).

вернуться

98

В данном случае приводимые Гудерианом названия подразделений обозначают лишь то, что 5-й моторизованный разведывательный батальон (Aufklarungs-Abteilung) дислоцировался в Корнвестхейме, 7-й моторизованный разведывательный батальон – в Мюнхене, а 2-й мотоциклетный стрелковый батальон (KradschutzenBataillon) – в Бад-Киссингене (а частично, кстати, в Эйзенахе).

вернуться

99

Санкт-Пёльтен (Sankt-Polten) – столица и крупнейший город земли Нижняя Австрия.

вернуться

100

Движение за объединение Австрии и Германии стало развиваться после окончания Первой мировой войны, когда в 1918 г. Временное национальное собрание Австрии приняло решение о присоединении к Германии (такой процесс был предусмотрен и Веймарской конституцией Германии, принятой в 1919 г.). Однако страны-победительницы высказались против аншлюса, и статьи, запрещавшие подобное объединение, были включены в Версальский и Сен-Жерменский мирные договора 1919 г. В 1920 – 1930-е гг. идея объединения приобрела много сторонников как в Германии, так и в Австрии, был разработан ряд мер по сближению двух стран (в т. ч. проект австро-германского таможенного союза 1931 г.), что также вызвало активное противодействие стран-победительниц. В ноябре 1937 г. британский министр иностранных дел Э. Галифакс во время переговоров с А. Гитлером фактически дал согласие на аншлюс, а 22 февраля 1938 г. премьер-министр Великобритании Н. Чемберлен во время выступления перед членами Палаты общин заявил, что «мы… не должны обнадеживать малые слабые государства, обещая им защиту со стороны Лиги Наций».

вернуться

101

Артур Зейсс-Инкварт 11 марта 1938 г. стал федеральным канцлером (главой правительства) Австрии, а 12 марта принял на себя обязанности федерального президента; генерал Эдмунд Глайзе фон Хорстенау с 11 по 13 марта 1938 г. занимал пост вице-канцлером в кабинете Зейсса.

вернуться

102

В данном случае Гудериан приводит старое название – Рыночная площадь: An dem Markt.C начала XIX в. она именовалась Хауптплац (Hauptplatz – Главная площадь). В 1873 г. ее переименовали в честь императора Франца Иосифа I в Франц-Йозеф-плац (Franz-Josephs-Platz). Заетм 12 ноября 1918 г. – в честь провозглашения Австрийской республики – в Площадь 12 ноября (Platzdes 12. Novembers). В 1934 г. ей вернули название Франц-Йозеф-плац, а после аншлюса она стала именоваться Адольф-Гитлер-плац (Adolf-Hitler-Platz). В 1945 г. ей вернули самое нейтральное из названий – Хауптплац.

вернуться

103

В Лице Гитлер остановился (и ужинал) в отеле «Вейцингер» (Hotel Weinzinger).

вернуться

104

Учитывая, что подобного поста в австрийской армии – федеральных сухопутных войск (Bundesheer) – не существовало, Гудериан скорее всего имеет в виду генерального войскового инспектора (Generaltrappeninspektor) в 1932–1938 гг. генерала пехоты Сигизмунда Шилхавски.

вернуться

105

Отель «Бристоль» (Bristol), основанный в 1892 г., располагающийся в Вене по адресу Кэртнер-Ринг, 1 (Karntner Ring) является одним из наиболее шикарный, ныне 5звездочных, отелей города. Гудериан, скорее всего, пригласил своих гостей не в бар, а расположенный в отеле ресторан «Корсо» (Korso), который с 1920-х гг. считался одним из лучших заведений подобного рода в городе.

вернуться

106

Озеро находится на австро-венгерской границе. – Прим. науч. ред

19
{"b":"11248","o":1}