ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Русская пятерка
Программа восстановления иммунной системы. Практический курс лечения аутоиммунных заболеваний в четыре этапа
День, когда я начала жить
И тогда она исчезла
Там, где бьется сердце. Записки детского кардиохирурга
Принцип пирамиды Минто®. Золотые правила мышления, делового письма и устных выступлений
Сновидцы
Что такое лагом. Шведские рецепты счастливой жизни
Королевство крыльев и руин
A
A

Рейфер замер, моргая и тяжело переводя дух. Гроган продолжал смотреть на него. Прошло несколько минут, потом Гроган отвернулся, пошел к столу, уселся и буркнул громко, обращаясь к себе самому:

— Какого дьявола я все это терплю! Пора завязывать. Что за люди меня окружают!

— Я же ничего не сказал. — Рейфер попытался загладить свою оплошность. — Я только говорил, что...

Гроган поднял на него взгляд. Некоторые из мужчин испуганно дернулись. Рейфер сжал губы, его лицо перекосила странная гримаса, видно было, что он сдерживается из последних сил.

— Ты правда хочешь, Чтобы я это сделал? — очень спокойно спросил Гроган. — Хочешь, чтобы я щипцами вырвал тебе язык?

Рейфер открыл было рот, начал что-то говорить, потом прикусил себе язык и замолк.

— Что бы это ни было, ты должен нам объяснить, — заявил один из мужчин. — В конце концов, мы на тебя работаем.

— Верно, — вставил другой. — Мы же тут не посторонние.

— Если что-то тут происходит, нам хотелось бы знать, — подтвердил третий.

— И вы хотите, чтобы я вам рассказал? — недовольно буркнул Гроган.

— Послушай, Уолт, я хочу... в конце концов...

— Я тебе ничего не скажу! — отрезал Гроган.

— Закончим на этом! — важно рявкнул Рейфер.

Он подошел поближе и встал рядом с Гроганом. И снова грудь его раздувалась от важности, когда он, прищурившись, смотрел на мужчин, столпившихся у стола. Кто-то начал было возражать, но Рейфер рыкнул:

— Заткнись и больше не трогай этой темы!

Они ничего не ответили. Несколько человек пожали плечами. Один негодующе вздохнул. И не то чтобы они боялись Рейфера. Просто они все еженедельно получали от Грогана плату и не хотели терять заработок. У них были жены и дети, и они не могли позволить себе остаться без средств к существованию.

Гроган поднялся со стула. Некоторое время он задумчиво смотрел на два трупа. Потом сказал:

— Ладно. Знаете, как мы это уладим? Мы позовем служителей закона и покажем им этих молодчиков. Мы заявим полицейским, что они попытались нас ограбить. Им нужны были деньги — только деньги. И ни слова о том, что они приходили за мной.

— Поняли? — Рейфер сурово нахмурился на пятерых мужчин. — Скажете все, как он велел.

— Они поняли, — пробурчал Гроган и устало посмотрел на Рейфера: — Иди звони в полицию.

Рейфер подошел к бюро, поднял крышку и вытащил телефонный аппарат. Пока он набирал номер, Кори стоял рядом со столом, отдельно от остальных.

«Вот загадка, — размышлял Кори. — Зачем все эти уловки? Так или иначе, Гроган напуган. Точно, напуган. По виду не скажешь, но чувствуется, что он явно чего-то боится. Интересно чего? А ведь ты знаешь Уолтера Грогана всю жизнь, но никогда не видел его таким испуганным».

Глава 3

Пять минут спустя прибыла полицейская машина. Потом подъехали еще полицейские во главе с капитаном 37-го участка. А в довершение ко всему явилось несколько представителей городской прокуратуры в штатском. Были заданы вопросы и получены ответы. Никаких осложнений не возникло. Все прошло точно так, как предполагал Кори. Люди в штатском сделали несколько заметок для своих будущих рапортов и ушли. Полицейские подождали, пока оба трупа положат на носилки и увезут в похоронном фургоне. Все было шито-крыто. Процедура не заняла и четверти часа.

Капитан выходил последним. У дверей они с Гроганом обнялись на прощанье. Они были близкими приятелями, и Гроган спросил о Салли и детишках. Капитан ответил, что с ними все прекрасно. Они еще немного поболтали по-дружески, посмеялись над чем-то, а потом капитан шутя ударил Грогана в солнечное сплетение и сказал:

— Живот у тебя до сих пор словно каменный.

Гроган улыбнулся:

— Я же занимаюсь греблей, Томми. Тебе тоже стоит попробовать.

— Где взять время? Да и кому нужны эти физические упражнения? Я достаточно занимаюсь ими с Салли в постели.

И они снова захихикали. Потом умолкли и обменялись долгими, понимающими взглядами. Пожимая руки на прощанье, они тепло улыбались друг другу.

Капитан открыл дверь и сказал:

— До свидания, Уолт. — Затем наклонился к Грогану и добавил тихо: — Ради Бога, будь осторожен, хорошо?

— Я всегда осторожен, Томми, — ответил Гроган. — Ты же знаешь!

Капитан похлопал Грогана по плечу, развернулся и вышел.

Рейфер и пятеро мужчин заняли свои прежние места за карточным столом. Но карт доставать не стали, все просто сидели, некоторые курили, другие чистили ногти. Кори стоял один в сторонке. Он размышлял о полицейских из 37-го участка.

«Они даже не поздоровались со мной, — думал он. — Ноль внимания, если не считать обычной процедуры снятия показаний. Добрый старина Томми! Он прошел мимо, словно меня тут и не было! И что с того? Да ничего», — ответил он сам на свой вопрос и пожал плечами.

За столом кто-то вытащил карты и начал сдавать. Гроган подошел к своему стулу и уселся. Раздача продолжалась, и Рейфер сказал:

— Готово. Давайте начинать!

Сдающий делал свое дело. Гроган откинулся на спинку стула, не обращая внимания на карты. Он смотрел на Кори Брэдфорда. Все ждали, когда Гроган пойдет — король был у него.

— Ходи, Уолт, — напомнил кто-то.

Казалось, Гроган его не слышал. Взгляд его был устремлен на Кори.

Потом он медленно поднялся и направился к задней двери, открыл ее и сделал знак Кори Брэдфорду следовать за ним. Они вышли вместе.

Дом Грогана располагался меньше чем в квартале от «Забегаловки». Снаружи он ничем не отличался от остальных полуразвалившихся жилищ на Второй улице. С одной стороны проходил узкий переулок, с другой простирался замусоренный пустырь. Окна давно не мыли, на парадной двери краска облезла, а дерево местами растрескалось.

Гроган отпер дверь, и они вошли. Кори никогда не был внутри этого дома, но слышал разговоры о нем и считал, что слухи здорово преувеличены. Теперь он осматривался, и глаза у него от изумления вылезали на лоб.

Вся обстановка была выдержана в китайском стиле, очень дорогая и элегантная. Мебель из черного дерева и тика. Лампы, вазы и пепельницы — из розового кварца и нефрита. По стенам — росписи по шелку, которые выглядели словно музейные экспонаты. В углу располагалась массивная бронзовая статуя Будды. С того места, где стоял Кори, видна была столовая, обставленная тоже на восточный манер, и в приглушенном зеленом свете лампы он увидел стол с затейливой резьбой, инкрустированный слоновой костью. Кори снова оглядел прихожую.

«Это действительно что-то, — подумал он. — Такое можно увидеть лишь на картинке в иллюстрированном журнале».

Кори почувствовал, что Гроган наблюдает за ним, ожидая какой-то реакции. Он посмотрел на Грогана и сказал:

— Ну, раньше я об этом только слышал, теперь увидел собственными глазами.

— Все это из Китая, — пояснил Гроган. — Мне всегда хотелось увидеть Китай. Но как-то все не получалось. Слишком дел много. Однако я нашел выход — привез Китай сюда.

Пока Гроган говорил, с лестницы послышался какой-то шорох. Кори поднял глаза и увидел женщину, медленно спускавшуюся по ступенькам. Она была одета в серебряное с золотом кимоно, среднего роста, очень стройная. Большие зеленые глаза казались темными по контрасту с платиновыми волосами.

Кори видел ее прежде, но только на расстоянии: за рулем автомобиля или выходящей из машины, припаркованной у какого-нибудь магазина на Эддисон-авеню. Обычно это был кафетерий или бакалейный магазинчик, и покупала она исключительно сигареты. Она никогда и близко не подходила к «Забегаловке».

Как слышал Кори, она большую часть времени проводила дома и редко разговаривала с кем-нибудь из предместья. Она жила с Гроганом вот уже больше трех лет. Это большой срок, учитывая, что Гроган не отличался постоянством в отношениях с женщинами. Другие сменялись через пару месяцев.

«Но, похоже, эта вытянула козырную карту, — подумал Кори. — Дело ясное, судя по тому, как он на нее смотрит. Он проглотил наживку, точно. И крепко сидит на крючке. Я бы не дал ей больше двадцати четырех. И еще я бы сказал, что она не из тех дамочек легкого поведения, которые согласны на все, лишь бы жить за чужой счет. Стоит только посмотреть, что у нее в руках».

7
{"b":"11252","o":1}