ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В одной руке у нее были очки. В другой — книга. Кори мог прочесть название на обложке. Он не разбирался в философии, но догадался, что речь шла не о каком-то легком чтиве. Это была книга Ницше «Так говорил Заратустра».

Девушка еще не заметила Кори. Она стояла и разговаривала с Гроганом. Голос ее был тихий, но четкий, речь — точная, грамматика — безукоризненная. Она рассказывала Грогану, что была сегодня в городе и ходила по магазинам. Купила туфли и сумочку, а потом отправилась в салон красоты. Пообедала в городе и сходила на лекцию в художественный музей.

— Лекция была очень интересная, — заметила она. — Про французских импрессионистов. И докладчик высказал несколько очень оригинальных идей. Стоило послушать.

— Замечательно, — подтвердил Гроган. — Рад, что ты неплохо провела вечер.

— Сходить в музей — всегда удовольствие. Жаль, что ты ни разу не составил мне компанию.

— Постараюсь это исправить, — пообещал Гроган.

— Ты всегда так говоришь!

— Ну ты же знаешь! Просто у меня не хватает времени.

— Ты мог бы найти время, если бы захотел.

— Едва ли, — возразил Гроган. — Поверь, дорогая, у меня дел по горло.

— Не думай — я не жалуюсь, — сказала она. — Я забочусь не столько о себе, сколько о тебе. Ты слишком много работаешь. Надо хоть немного отдыхать! У тебя такой усталый вид!

— И вовсе я не устал! — резко бросил Гроган. — Просто я...

— Уолтер, пожалуйста.

Гроган отвернулся, опустил голову и закусил губу.

— Говоришь, я устал? — буркнул он.

— Не надо, — сказала она спокойно, но твердо, — не начинай!

Но, начав, Гроган уже не мог остановиться.

— Устать — это одно, — бубнил он, — быть сытым по горло — совершенно другое. Я же говорю, меня достало, что я...

— Не сейчас! — предостерегающе сказала она. Гроган поднял глаза и увидел стоящего рядом Кори.

Он на мгновение замолк, потом посмотрел на нее и проворчал:

Будто закрыли занавес, и настроение переменилось. Гроган провел ладонью по губам, словно желая стереть раздраженную гримасу и заменить ее на добродушную улыбку. Он так и продолжал улыбаться, уставившись на элегантный ковер.

— Лита, — пробубнил он, — это Кори Брэдфорд.

Лита вежливо кивнула Кори. Потом отступила на шаг, будто хотела получше его разглядеть. И начала она с ботинок. Кори подумал, что его обувь представляет собой печальное зрелище — кожа местами полопалась, каблуки стоптались, — и к тому же давно не видела щетки. Брюки неглаженые и вряд ли выдержат очередную химчистку. Пиджак под стать им. Теперь Лита смотрела на галстук. Он был потрепанным, из него торчали нитки.

То же самое относилось и к рубашке.

«Ну что ж, в десятку, носящую лучшие костюмы, мы не входим, — думал Кори. — Довольствуйся тем, что есть».

Но Лита на этом не остановилась — она опять начала разглядывать его ботинки.

— У меня есть новая пара, — услышал он свой голос, — но эти гораздо удобнее.

— Неужели? — Лита всплеснула руками. — Неужели действительно у вас есть новые ботинки?

— Нет, — ухмыльнулся он. — Я пошутил.

Лита искоса посмотрела на него. Взгляд ее был холоден как лед.

Кори продолжал ухмыляться.

— Пошутил, — повторил он. — У вас есть чувство юмора?

Лита, не говоря ни слова, повернулась к нему спиной, попрощалась с Гроганом и пошла к лестнице. Поднимаясь по ступеням, она надела очки и принялась листать книгу с интригующим названием «Так говорил Заратустра».

Гроган подождал, пока она поднимется наверх. Потом повернулся к Кори и сказал:

— Не стоило этого говорить. Она раздражается по пустякам.

— В другой раз буду знать, — пожал плечами Кори.

Гроган нахмурился:

— Тебе все нипочем, да?

Кори снова пожал плечами. Гроган продолжал хмуриться, разглядывая его. Потом пригласил:

— Садись.

Кори уселся, откинулся на спинку стула и стал следить за Гроганом, вышагивающим перед ним из угла в угол. Это продолжалось несколько минут.

«Не говори ничего, — повторял себе Кори. — Просто жди. Как бы дело ни обернулось, не дави на него. Видишь ведь, он не в настроении играть в игры. Парень разозлился. В довершение ко всем бедам у него еще и проблемы в постели. Ставлю пятьдесят против одного, последнее время он там не часто бывал».

Гроган перестал ходить туда-сюда, сел в кресло из черного дерева и обратился к Кори:

— Ладно, — начал он, — надо отдать тебе должное. Ничего не попишешь — то, что ты проделал сегодня в забегаловке, требует определенного таланта. Чистая работа. Я такого еще не видел, хотя на многое насмотрелся.

Кори откинулся еще дальше на спинку стула.

«Ну, — подумал он, — такие слова слышать приятно. Но их нельзя положить на тарелку и съесть».

И в этот самый момент он увидел, что Гроган сунул руку в карман и вытащил бумажник.

— Вот, — сказал Гроган и протянул ему несколько пятерок и десяток. — Здесь семьдесят долларов.

— Спасибочки, — ответил Кори.

— Не стоит благодарности. Тебе еще придется их отработать. Это — твоя плата за первую неделю.

— И за что же?

— За расследование, — пояснил Гроган. — Я хочу знать, кто их нанял.

Кори посмотрел на деньги в своей руке.

— Ну, — пробормотал он, — и то хлеб. Только...

— Что «только»? Тебя что-то не устраивает?

— Работка-то временная. Я добьюсь толку и сразу останусь не удел.

— Если ты добьешься толку, тебе больше не нужно будет работать.

Глаза Кори чуть расширились от удивления.

— Дело обстоит так, — стал объяснять Гроган. — Семьдесят — это просто аванс. Если ты выигрываешь, забираешь весь банк. Пятнадцать тысяч.

— Пятнадцать чего?

— Тысяч.

Кори остолбенел. "Подумать только, пятнадцать тысяч! Он сказал «пятнадцать тысяч». Стоит заставить его повторить, чтобы убедиться, что я расслышал правильно? Нет, слух меня не обманывает. Он сказал «пятнадцать тысяч долларов».

— Ну? — буркнул Гроган. А потом повторил немного громче: — Ну?

— Согласен, беру банк. — Кори в упор посмотрел на Уолтера Грогана. — Интересно, почему вас это так волнует?

Седой мужчина медленно поднялся с кресла. Во взгляде его появилось раздражение.

— Ты что, мне не доверяешь?

— Да не в этом дело, — сказал Кори. — Просто мне хотелось бы вас кое о чем расспросить.

— Не выйдет, — отрезал Гроган. — Мне нечего тебе рассказать.

— Как это?

— Вот так.

— Вы не можете или не хотите? — поинтересовался Кори ухмыльнувшись.

Гроган бросил на него взгляд. Один только взгляд. И в этом взгляде читалось: «Ты берешься за эту работу или нет?» Кори перестал ухмыляться. Он пожал плечами и сказал:

— В конце концов, я не кошка. Я не могу действовать в полной темноте.

На несколько минут воцарилась тишина. Гроган медленно прошел в другой конец вестибюля и остановился перед массивным бронзовым Буддой. Потом приблизился к нему, будто советовался с изваянием. Наконец он повернулся и посмотрел на Кори. И глаза его были такими же узкими, как и у Будды.

— Ну, ты заставил меня призадуматься. Постоять и поразмыслить о том, что тебе можно рассказать. Если я разболтаю тебе слишком много, ты будешь слишком много знать.

Кори решил оставить это заявление без комментариев.

— С другой стороны, — продолжал Гроган, — ты не можешь приступить к работе, если я не предоставлю тебе поле деятельности.

Ответа опять не последовало. Кори просто сидел и выжидал.

Уолтер Гроган прошелся по вестибюлю и остановился рядом с креслом. Погладил рукой блестящее черное дерево, потом проговорил тихо и задумчиво:

— Тот, кто нанял этих головорезов, играет по высоким ставкам. Это тот, кто знает... — Он не договорил.

— Знает про что? — переспросил Кори.

Гроган втянул в себя воздух и с шумом выдохнул:

— Про «капусту». Я припрятал немного «зеленых» на черный день.

— В сейфе? — поинтересовался Кори. — Или в банке?

— Еще надежнее.

— В потайном месте?

Гроган кивнул, продолжая поглаживать спинку кресла.

8
{"b":"11252","o":1}