ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Да, — как-то сразу поникнув, ответила она и отвернулась, ожидая, пока Рис наденет плащ.

Он стал у нее за спиной и положил ей на плечи свои руки.

— Я хочу, чтобы ты знала, почему я прошлой ночью попросил тебя уйти. — Она замерла. — Я больше не мог доверять себе и легко мог тебя скомпрометировать.

— А что, если я была не против? — спросила Кенна. — Впрочем, не беспокойся, Рис, я не хочу попадать в двусмысленную ситуацию. Я ничего не скажу Нику о прошлой ночи или сегодняшнем утре.

— Я имел в виду совсем другое.

— А я имела в виду именно это, — твердо сказала Кенна. Она высвободилась и пошла к двери: — Не знаю, как я позволила тебе обвести себя вокруг пальца, но этого больше не повторится. Держись от меня подальше, Рис. Если ты хочешь скоротать время, компрометируя кого-нибудь, попробуй Викторину. Ее чувства к тебе вряд ли претерпели такое уж сильное изменение. — Выпустив эту прощальную стрелу, Кенна выбежала из летнего домика.

Рис подошел к окну и смотрел, как она с гордо поднятой головой идет по двору. Что она имела в виду, говоря о Викторине? Какую глупость она вбила себе в голову на этот раз? Рис подождал, пока Кенна не скрылась в одной из боковых дверей особняка, а потом сам вернулся в дом. Он даже не стал спрашивать разрешения поприсутствовать при встрече Кенны с представителями власти. Рис знал, что она расценит это как вмешательство в свои дела, поэтому лишь коротко побеседовал с Мак-Налти и Уилвером перед их уходом. Как он и ожидал, они ничего не выяснили о личности убийцы. Затем Рис разыскал Ника.

— Я должен с тобой поговорить, — сказал он твердо, закрывая за собой дверь кабинета. — Кажется, я нашел способ обеспечить безопасность Кенны.

Двадцать минут спустя Рис вышел из комнаты, оставив смущенного и разъяренного друга одного. Размашистым шагом он за несколько минут добрался до конюшни, где приказал молоденькому конюху оседлать его жеребца.

Кенна стояла у окна в своей комнате и рассеянно смотрела на Риса, понуро сидящего в седле. Внезапно ее пронзил страх. Похоже, что этот дьявольский жеребец Хиггинс, а не его хозяин ведет скачку. Она никогда еще не видела Риса таким рассеянным. У нее перехватило дыхание. Но тут Рис резко развернул Хиггинса и, поднимая за собой фонтанчики снега и грязи, поскакал к воротам Даннелли, Кенна следила за ним, пока он не скрылся за поворотом дороги в город, и только потом спустилась вниз, чтобы узнать причину поспешного отъезда Риса.

Николас налил себе бренди и одним глотком проглотил содержимое бокала. Он поморщился, когда напиток обжег горло, но решительно наполнил бокал еще раз.

— Неужели тебе обязательно пить, Николас? — тихо спросила Викторина. — Это вряд ли поможет решить твои проблемы. Расскажи, что произошло между тобой и Рисом. Он чуть не сбил меня с ног — так торопился убраться подальше.

— Он сделал тебе больно? — Взяв бокал, Ник сел за стол и опустил локти на его полированную поверхность. — Если только он…

— Нет. — Викторина легонько взмахнула тонкой рукой. — Почему ты пьешь бренди в середине дня?

— Он сделал предложение.

— Предложение?

— Рис хочет жениться на Кенне. — Викторина потрясенно всплеснула руками:

— Боже мой! Неужели он серьезно? — Ник невесело рассмеялся:

— Абсолютно. — Викторина покачала головой:

— Прости меня, это такое потрясение — замужество Кенны. И с кем! С Рисом Каннингом!

— Я же сказал, что он сделал предложение, Викторина. Я не сказал, что она приняла его.

— Значит, он не говорил об этом с Кенной? — Ник сделал еще один глоток.

— Нет. Рис хочет, чтобы я поговорил с ней.

— Ты? Но почему?

— Чтобы я заставил ее согласиться.

— Ты не можешь так поступить, Ник! Она никогда не простит тебя. Ты же знаешь, как она ненавидит Риса.

— Знаю, — согласился Ник. — И Рис это тоже знает, в противном случае он просил бы ее руки лично.

— Что заставило его сделать предложение именно сейчас? — Внезапно ее гладкий лоб прорезала морщинка. — Неужели он любит ее? Я имею в виду, по-настоящему любит?

— Он любит ее, разумеется, но я не могу сказать, насколько это серьезно. Он хочет защитить ее, а это единственной способ.

— Пожертвовать своим будущим, только чтобы защитить Кенну? Наверняка должны быть другие способы. Он не представляет всех последствий этого шага.

— Когда я сказал ему нечто подобное, он чуть было не вцепился мне в глотку. Думаю, он хорошо обдумал этот шаг.

— Что ты ответил ему? Ты поговоришь с Кенной? — Ник закрыл глаза и устало потер руками виски.

— Я сказал, что не стану вмешиваться. Кенна имеет право сама сделать выбор. Так ее воспитали. В тот момент он и выбежал отсюда. Не знаю, что ему сказать, когда он вернется.

— Но Кенна должна иметь возможность решить все сама, — серьезно сказала Викторина, подавшись вперед в кресле. — О, было время, когда я думала, что ей необходимо выйти замуж, но сейчас она так спокойна. Она никогда не походила на других девушек. Помнишь, как она умоляла нас не вывозить ее в Лондон? Она сказала, что терпеть не может эту ярмарку невест. Ник, я никогда не говорила с тобой об этом, но, боюсь, Кенна не такая, как остальные женщины.

— Что, черт возьми, это означает? — вскричал Ник, глядя на мачеху холодными как лед глазами.

— Нет-нет, ты не так понял, — быстро поправилась она. — Боюсь, ей будет тяжело в супружеской постели. Мне кажется, она фригидна, и это проявится как с Рисом, так и с любым другим мужчиной. Она не знает, что такое страсть, и не имеет ни малейшего понятия, чего от нее ждут. Ее муж наверняка станет ей изменять. Бог знает как легко в наши дни мужчины отправляются на поиски любовницы. Пожалей Кенну и избавь ее от унижений.

— Мне надо подумать об этом, Викторина. Я не хочу унижать свою сестру, но ведь речь идет о ее безопасности.

— Разумеется, — с достоинством ответила Викторина. — Я полностью согласна с тобой. — Она встала. — Я люблю Кенну. Она для меня как родная дочь, а возможно, еще ближе, потому что Ивонна никогда не нуждалась во мне так, как Кенна. А это очень важно — чувствовать, себя нужной.

— Викторина. — В голосе Ника звучало предупреждение, и, судя по боли в ее глазах, она его поняла. — Не сейчас. Оставь меня и дай подумать.

Викторина кивнула и вышла.

Услышав приближающиеся шаги мачехи, Кенна быстро отбежала от двери кабинета и скрылась в галерее.

— Леди Кенна?

Кенна подпрыгнула, внезапно осознав, что она здесь не одна.

Молоденькая служанка протирала рамы картин.

— С вами все в порядке, леди Кенна? — с тревогой спросила она. — Вы выглядите так, словно увидели призрак.

— Все хорошо. — Она судорожно рылась в памяти, пытаясь вспомнить, как зовут эту девушку. — Джин, не так ли?

Джин улыбнулась. Не многие высокородные дамы помнят имена своей прислуги.

— Да, миледи, Джин. Вы хотите чего-нибудь? Чашку чая? Пожалуйста, простите мою навязчивость, но вы выглядите очень плохо.

Коснувшись лба, Кенна почувствовала под пальцами капельки пота.

— Нет, спасибо, не надо. Я бы хотела побыть одна. Ты не могла бы закончить свою работу чуть позже?

— Разумеется, миледи. Как скажете. — Служанка заметила, что хозяйка больше не обращает на нее внимания, и тихо вышла из галереи.

В камине горел огонь, и Кенна подошла к нему, чтобы согреться, хотя сомневалась, что это получится. Взяв с одного из кресел оставленную там Викториной шаль, она завернулась в нее и села. Глупо напоминать себе, что нехорошо подслушивать. Но ведь она подслушивала, так что теперь знает, о чем разговаривали Ник и Викторина.

Значит, Рис Каннинг хочет жениться на ней? Он собирается — как это сказала Викторина? — о да, пожертвовать собой ради ее безопасности. Это звучало так благородно, что Кенну передернуло. А кто, по мнению Викторины, будет защищать ее от Риса? Он единственный, кто представлял для нее опасность. Кенна тихонько застонала. Этим утром в летнем домике она почти поверила, что он невиновен. Сейчас ей казалось, что он предложил замужество, чтобы не выпускать ее из виду. Ничего себе жертва! Скорее, отличный способ защитить самого себя. Жена не имеет права выступать на суде против мужа. Это даже лучше, чем просто убить ее.

22
{"b":"11255","o":1}