ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Кенна?

Кенна развернулась к нему, уперев руки в бока и глядя на него полными слез глазами.

— Теперь я снова Кенна?

Рис потряс головой, словно пытаясь прояснить ее.

— О чем, черт побери, ты толкуешь? — Кенна притопнула ногой.

— Не изображай из себя глупца! — взвизгнула она. — Вопрос в том, как ты меня называешь.

Рис во все глаза глядел на разъяренную жену. Он не понимал, отчего она так злится, но видел, что это серьезно.

— Ты не повторишь свой вопрос?

— Это уже не вопрос, по крайней мере для меня. Не стану утверждать, что понимаю ход твоих мыслей.

Прежде чем Рис успел ответить, раздался стук в дверь.

— Слава Богу, — пробормотал Рис, радуясь передышке. Он крикнул, чтобы стучавший вошел, и в дверях появился помощник кока. Кенна поспешно села и взяла в руки шитье.

— ОМэлли послал меня собрать посуду, если вы поели. — Рис махнул рукой в сторону тарелок:

— Мы закончили, Хэнк.

В каюте царила тишина, нарушаемая лишь позвякиванием тарелок, которые Хэнк ставил на поднос. Кенна атаковала иголкой подол платья, а Рис, погруженный в глубокие раздумья, откинулся на спинку кресла.

— Кэп сказал, чтобы вы все закрепили, мистер Каннинг, — сообщил Хэнк, перед тем как уйти. — Штормовой ветер сначала усилится, потом сойдет на нет.

Рис коротко кивнул, глядя в иллюминатор на быстро темнеющее небо. Потом его взгляд вернулся к Кенне.

— А как быть с нашим внутренним штормом? Он тоже сначала усилится, потом сойдет на нет?

Кенна пожала плечами:

— Не могу сказать.

Встав, Рис подошел к жене. Он без предупреждения вырвал ткань у нее из рук и отшвырнул в сторону. Затем, взяв ее под мышки, заставил встать и поднял на руки.

Кенна была вынуждена вцепиться в его плечи, иначе она рисковала упасть.

— Что ты делаешь? — возмутилась она, когда Рис понес ее к кровати.

— Ты слышала Хэнка. Капитан сказал, закрепить все предметы. А ты, моя дорогая Кенна, единственное сокровище, которое стоит закрепить. — Он уложил ее на кровать.

Пока Кенна пыталась встать, взывая к небесам, Рис запер дверь в каюту и подвернул фитиль лампы. Каюта, мебель и он сам погрузились в полумрак.

Кенна с опаской смотрела на приближавшегося к кровати Риса. Она заметила, что, хотя корабль кренился из стороны в сторону, шаги ее мужа очень уверенные.

— Рис? — с опаской спросила она. — Что ты сейчас делаешь? — Его короткий смешок напугал ее. Кенна отползла к стене.

— Неужели не ясно, даже в этом неярком свете? Раздеваюсь. — Он через голову стянул рубашку и бросил ее на стул.

— Зачем? Еще нет восьми. Разве ты собираешься ложиться спать?

— Ты права. Я не собираюсь спать.

— Но… — Ее мысли разбежались. Рис наклонился к ней, и она увидела в его глазах опасный блеск. Прочая одежда последовала за рубашкой, и он уже обнаженным сел на кровать.

— Иди сюда, Кенна.

Она не пошевелилась, да и не в силах была это сделать.

Но Рис, схватив Кенну за руку, дернул ее на себя и, держа другой рукой за волосы, заставил поднять голову, так что ее полураскрытые губы оказались около его рта. Кенна шумно дышала, явно напуганная тем, чего не в силах была понять.

— Почему ты сердишься на меня? — прошептала она.

— Я могу задать тебе тот же вопрос.

— Но я не сержусь. Больше не сержусь. — «Это правда», — подумала она. Гнев исчез в то мгновение, как Рис обнял ее. Она подивилась его власти над ней, понимая, что причина заключается в ее любви к мужу.

— Со мной то же самое. И я очень сильно хочу тебя. — Его губы жадно припали к ее рту.

Кенна поняла, что их желания полностью совпадают, и с восторгом вернула поцелуй. Хватка Риса ослабла, когда обняв его за шею, Кенна прижалась к его груди. Она почувствовала пальцы Риса у себя на спине: он расстегнул платье ровно настолько, чтобы стянуть его с плеч, обнажив ее грудь. Его губы коснулись чувствительных вершин ее сосков, и Кенна вскрикнула. Но когда Рис собрался вернуться к ее губам, она остановила его:

— Помоги мне снять платье.

— Повернись. — Она послушалась, и Рис занялся сползшим до талии платьем, одновременно покрывая поцелуями ее обнаженные плечи. — Думаю, будет лучше, если ты снимешь его сама, — чуть хрипловато произнес он. — И поторопись, иначе через секунду я сорву эту чертову тряпку.

Встав с постели, Кенна стянула платье, затем быстро сняла белье. Она повернулась к кровати, и в это мгновение корабль нырнул в волну. Рис поймал ее, и она оказалась лежащей на нем, когда они оба упали на мягкую пуховую перину. Кенна хихикнула, глядя ему в глаза.

— Мне, видимо, еще долго придется учиться жить на корабле.

Рис погладил костяшками пальцев ее ягодицы.

— Неуклюжая девчонка! Я обожаю тебя и твое тело. — Он легонько подтолкнул ее, так что Кенна совсем оседлала мужа. Взяв руками его за плечи, она поднялась, чувствуя, как что-то твердое упирается ей в живот. Рис поднял руки, лаская ее ставшие очень чувствительными соски. — Скачи на мне; Кенна.

Ей не требовались дальнейшие указания. Прекрасно понимая, чего он хочет, Кенна слегка приподнялась и вобрала в себя его восставшую плоть. Прикусив губу, она подавила легкий возглас удивления, привыкая к новым для себя ощущениям.

— Я хочу тебя чувствовать, Кенна. Не останавливайся. — Он слегка пошевелил бедрами, задавая ей ритм движений.

Кенна наслаждалась властью. Она поддразнивала мужа медленными толчками, так же как это когда-то делал он. Она жаждала высвобождения, но всеми силами оттягивала это мгновение. И, глядя в лицо мужа, она впитывала ту страсть, которую сама пробудила в нем.

— Да, — сказала она, когда рука Риса, оставив грудь, медленно скользнула между ее бедер. — Пожалуйста, — всхлипнула она, когда его пальцы нашли и погладили влажный бутон ее удовольствия. — Я хочу… — начала она, но не смогла закончить мысль, когда верх взяла сила, более значительная, чем ее слова. Ее бедра задвигались быстрее, а потом ей показалось, что каждый мускул в ее теле напрягся в ожидании чего-то неизвестного. Голова Кенны откинулась назад, шея и спина выгнулись дугой — и это было самое красивое, что Рис видел в жизни. Его пальцы сжали ее бедра, когда он почувствовал близость финала. Он вонзился в нее, вызвав тихий стон, а потом Кенна упала на него, двигаясь в такт, пока не ощутила удивительную и очищающую волну завершения. Успокаивая ее, Рис ласково поглаживал ей спину и ягодицы. Через несколько секунд он осторожно вышел из ее лона. Но даже этого легкого движения оказалось достаточно. Она вцепилась в плечи Риса, и ее тело сотрясла еще одна вспышка необычайного наслаждения.

— Рис! — вскрикнула она, испугавшись возвращения сладкой истомы. Кенна боялась, что не сможет вторично выдержать столь сильные ощущения. Не так скоро. Не так неожиданно. Она зарылась лицом ему в плечо, паникуя от того, что ее бедра, словно против воли, сжали его мужское орудие.

— Ничего страшного — прошептал Рис. Положив руку ей на ягодицы, он прижал ее к себе и держал так, пока его прикосновение не принесло искомой свободы.

— Боже мой! — выдохнула Кенна.

— М-м-м. — Рис поцеловал ее в лоб.

— Что со мной случилось?

— Ничего особенного.

— Это ты так говоришь. Мне это показалось чем-то сверхъестественным.

— Женщины часто испытывают наслаждение несколько раз за одну ночь.

Было бы неприлично спрашивать, откуда он знает, поэтому Кенна воздержалась от подобного ревнивого вопроса. Да ей и не хотелось знать ответ. Она слегка поежилась, и Рис быстро накинул на них одеяло.

— Кенна, — сказал он через мгновение, когда увидел, как горят ее щеки. — Мне это показалось невероятно прекрасным. Более того, ты сама была невероятно прекрасной. — Она промолчала, и он легонько потряс ее за плечо: — Кенна?

Рис рассмеялся: Кенна сладко спала.

Проснувшись, Кенна несколько минут приходила в себя. Она лежала на полу, запутавшись в одеяле, а качка резко усилилась. Уцепившись за край кровати, Кенна попыталась найти что-нибудь смешное в том, что она с нее свалилась.

51
{"b":"11255","o":1}