ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я не могу позволить тебе рисковать собой, Викторина. Это слишком опасно.

Пальцы Викторины нервно теребили складки платья.

— У нас нет другого выхода, Ник. В письме все сказано очень ясно. Я должна сама спуститься в пещеру с выкупом за Кенну. Если же нет…

— Я читал это проклятое послание! — рявкнул Ник. — Но не понимаю: почему именно ты должна доставить эти деньги?

— Возможно, потому, что я женщина и не представляю особой опасности для преступников. — Всего за неделю после известия о смерти Кенны волосы Викторины поседели. Долгие годы она выглядела моложе своих лет, но сейчас этого о ней никто не сказал бы. Вокруг губ и глаз пролегли глубокие морщины, а лицо казалось желто-серым. — Я предпочла бы не вызывать тебя из Лондона, — с горечью сказала она, — справилась бы сама, но именно твоя подпись должна стоять под банковскими бумагами, а у меня не хватало времени продать свои драгоценности.

— И слава Богу, что ты послала за мной! Викторина, ты не можешь рисковать собой попусту. Мы ведь не знаем наверняка, что Кенна жива. Может быть, это просто шантаж. Позволь мне пойти с тобой. Если я принесу деньги, разве похититель Кенны прикажет мне уйти? Разумеется, нет. А если Кенна там, то я могу защитить вас обеих.

— Я боюсь. За нами могут следить, и преступники не войдут в пещеру, если будут знать, что ты там.

— Придется пойти на риск. — Ник нервно провел рукой по волосам. Его губы искривила горькая усмешка. — Викторина, я положил золото и серебро в саквояж, как было приказано. Он такой тяжелый, что ты просто не оторвешь его от пола. Если я пойду сейчас, то меня могут и не заметить.

Викторина кивнула:

— Тогда иди, Николас. Да поможет тебе Бог! — Она подождала, пока шаги Ника затихли в коридоре, затеет подошла к шкафчику и выдвинула нижний ящик. Покопавшись в белье, Викторина нашла, что искала. Очень осторожно она достала пистолет, который хранила там со дня смерти Роберта Данна.

Рис ждал Пауэлла на лесной опушке. Когда тот показался на тропинке, Рис вышел из-за дерева и позвал своего верного друга.

Пауэлл вздрогнул от удивления и быстро повернулся. Сузившимися глазами он оглядел фигуру Риса.

— Боже правый! Вы чуть было не довели меня до могилы! Я не поверил собственным глазам, когда получил записку Полли о том, что вы хотите со мной встретиться. Что вы делаете в Англии, Рис?

Рис коротко ознакомил Пауэлла с последними событиями, стараясь рассказывать только о самом необходимом.

— Я прибыл в Лондон менее сорока восьми часов назад и провел одну ночь у Полли, намереваясь завтра же поговорить с Ником. Однако за день до этого он поспешно выехал в Даннелли. Я мог придумать только две причины этому. Как Викторина?

— Как обычно. Выглядит ужасно, как это и было с тех пор… ну, вы знаете. Это она послала за Ником. Я видел, как она отдавала письмо юному Биллу.

— Значит, это связано с Кенной. Боюсь, у нас мало времени. Что-то должно произойти еще до конца недели.

Пауэлл тяжело вздохнул:

— Не сомневаюсь. Деверелл должен поторопиться, если хочет помочь Наполеону. Вы слышали, что Веллингтон скоро загонит его в угол?

— Да. Все в Лондоне только и говорят об этом. У Ватерлоо, я думаю.

— Если Деверелл знает об том, он должен как можно быстрее получить выкуп и бежать из страны.

— Согласен. Ты проведешь меня в дом?

— Прямо сейчас. Пройдет еще несколько часов, пока проснутся слуги.

Рис прошел за Пауэллом через двор, стараясь держаться в тени. Они завернули за угол, и тут Пауэлл резко остановился.

— Посмотрите туда, сэр! В сторону летнего домика!

Сощурив глаза, Рис пялился в темноту, пытаясь узнать спешащего к летнему домику мужчину.

— Боже мой! Это Деверелл. Посмотри! Он что-то несет в руках.

Пауэллу пришлось придержать Риса, иначе тот кинулся бы вслед за тем человеком.

— Это не Деверелл. Это лорд Данн. Или по крайней мере на этом человеке плащ Николаса.

— Я больше не могу ошибаться. Я иду за ним.

— Нет! Позвольте мне. Я буду наблюдать за берегом, а вы идите в пещеру. Вы можете спускаться по лестнице быстрее, чем я. Вы вооружены?

— Да. Фонарь по-прежнему лежит на верхней ступеньке лестницы?

— Да. Все так, как вы и оставили. Никто, кроме меня, не пользовался тайным ходом. В пещеру тоже никто не заходил со дня вашего отъезда в Америку.

— Неудивительно, — сухо заметил Рис. — Предатель последовал нашему примеру и пересек Атлантику. Будь осторожен, Пауэлл.

— И вы тоже. — Пауэлл ободряюще сжал плечо Риса, и они разошлись каждый в свою сторону.

— Пора, — объявил Мейсон. — Нас встречают.

— Ты был здесь, когда убили моего отца, — сказала Кенна.

— Как умно, — саркастически заметил он. — Пошли.

Но Кенна отказывалась двигаться с места. Ты Мишель Деверо, не так ли?

— Временами. Признаюсь, удивлен, что тебе потребовалось так много времени, чтобы догадаться об этом.

— Единственный раз, когда я видела тебя в личине Мишеля Деверо, ты носил маскарадный костюм, — напомнила Кенна.

— Превосходная маскировка, не правда ли?

— Очень. Как ты радовался, наверное, что бал у Клаудов тоже был маскарадом. Иначе я бы легко узнала Мейсона Деверелла.

— Верно, — согласился похититель. — Как ты помнишь, я не стал испытывать судьбу в тот вечер и избегал тебя. Впрочем, я и не подозревал, что ты знаешь мою фамилию.

— Рис обнаружил это, когда искал меня. — Мейсон равнодушно пожал плечами:

— Прибереги скучную историю поисков для другого раза. Нам пора. — Он вытащил из кармана кусок веревки: — Повернись и заложи руки за спину.

Кенна помедлила, но, вспомнив о флаконе, подчинилась. Деверелл заставит ее выпить зелье, если она откажется, а Кенна понимала, что ей лучше сохранить ясную голову. Мейсон ловко связал руки девушки, затем взял за локоть и повел наверх. На палубе Кенна с любопытством огляделась. Там находилось всего несколько человек.

Увидев озадаченное выражение на лице Кенны, Деверелл объяснил:

— Кораблю такого размера не требуется большая команда. Остальные сейчас спят, ожидая приказа плыть во Францию.

— Ты так уверен в себе!..

Мейсон пожал плечами. Он помог Кенне спуститься в лодку и, взяв весла, начал ритмично грести к берегу.

Кенна узнала место — пляж, который находился почти в миле от пещеры. Этот человек, как обычно, все продумал заранее: под покровом темноты его корабль не различить даже со столь выгодной позиции, какой является летний домик.

Деверелл подвел лодку как можно ближе к берегу, затем спрыгнул в воду и вытащил лодку на сушу, так что Кенна даже не замочила подол. Однако галантность Деверелла нервировала ее. Он протянул к ней руку с тем же спокойным равнодушием, с каким столкнул Алису.

Кенна отрицательно качнула головой:

— Сама справлюсь.

— Как хочешь. — Он взял из лодки фонарь и повел Кенну к пещере, заставляя ее держаться как можно ближе к скалам, чтобы их не заметили сверху.

Потребовалось немногим более пятнадцати минут, чтобы дойти до входа в пещеру. Кенна шагнула внутрь, но Мейсон, схватив ее за локоть, удержал на месте. Подняв фонарь, он молча указал на следы на песке.

— Думаю, у нас большая проблема, — тихо сказал он. — С этого момента ты идешь первой. — Мейсон вытащил из-за пояса пистолет и направил на нее. — Помни, что дуло нацелено тебе в спину.

— Не думаю, что смогу забыть об этом. — Кенна еле слышала себя из-за громкого стука сердца. Деверелл подтолкнул ее, и она медленно двинулась вперед. Со дня смерти отца она ни разу не заходила в пещеру, и сейчас с каждым шагом в ней просыпались воспоминания о той ночи. Она споткнулась и еле удержалась на ногах.

— Иди, — хрипло прошептал Мейсон.

— Не могу. Пожалуйста, не заставляй меня.

— Проклятие! Двигайся!

Кенна заставила себя сделать шаг, затем второй. Перед ее мысленным взором предстала картина десятилетней давности: вот она, цепляясь за стену, прислушивается к спору в другом ее углу. Но теперь Кенна знала то, чего не знала тогда. В картинной галерее был Ник — с убийственной ясностью она вспомнила, как Викторина выкрикнула его имя. Но в пещере с Викториной был другой человек! В тринадцать лет Кенна столкнулась с предательством людей, которых очень любила, — брата и мачехи. Естественно, сработала защитная реакция — ее разум не справился со столь сильным потрясением. Кроме того, она перепутала Ника с Мейсоном Девереллом — понятная ошибка, учитывая их одинаковые маскарадные костюмы. Слова отца, которые он бросил Мейсону, эхом отдались в ее памяти. «Не ожидал, что ты способен предать свою страну ради мифического мирового порядка, который предлагает Наполеон». Тогда Кенна думала, что он говорит об Англии. Сейчас она поняла, что отец обвинял Мейсона в предательстве Франции. «Я обязан, — сказал отец, — отдать тебя под суд, не гордость не позволяет мне опозорить свой дом». Кенна могла легко представить унижение, которое испытал отец, потому что он сам помог Мейсону перебраться в Англию.

84
{"b":"11255","o":1}