ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сейчас Кенна осознала то, чего не понимала тогда. Ей осталось только узнать, почему Викторина была с Мейсоном и почему отец всего лишь попенял жене на то, что она не верит ему, снимая с нее всю вину и защищая ее до самой своей смерти.

Рис тихо выругался, шаря в поисках фонаря. Проклятие, Пауэлл ведь сказал, что он здесь. Он резко отдернул руку, наткнувшись на зазубренный кусок стекла. Через несколько секунд осторожных ощупываний Рис обнаружил разбитый фонарь. Боясь потерять драгоценное время и не сомневаясь, что сможет и в темноте отодвинуть тот каменный блок, что закрывал проход в пещеру, Рис начал спускаться по ступеням без фонаря. Он двигался так же, как в тот вечер, когда шел за Робертом Данном: вытянув одну руку вперед и держась другой за стену. Рис ненавидел себя за медлительность, с которой вынужден был спускаться, но ничего нельзя было поделать. Он никому не сможет помочь, если сломает шею на этой проклятой лестнице.

— Ник! — воскликнула Кенна, когда вошла в ту часть пещеры, где десять лет назад погиб ее отец. Николас Данн стоял у дальней стены. У его ног лежал саквояж, а фонарь он поставил на каменный выступ. Кенна инстинктивно подалась вперед, а Ник порывисто шагнул к ней, но Мейсон тут же, бросив фонарь, схватил ее за руку.

— Стой, где стоишь, Данн, — приказал он. — Скажи ему, Кенна.

— У него пистолет, Ник. — Ник стиснул зубы и кивнул.

— Ты в порядке?

— Да. Ох, Ник, мне так жаль… — Мейсон ткнул Кенну пистолетом в спину:

— Довольно. Почему пришел ты, Данн? Я же сказал: Викто…

Стена за спиной Ника внезапно будто раздвинулась, заставив всех находящихся в пещере вздрогнуть от неожиданности. Ник, стоявший ближе всех к зияющему провалу, отпрыгнул в сторону. Мейсон, не осознав, что Ником движет безотчетное стремление избежать опасности, толкнул Кенну в сторону, поднял пистолет и выстрелил. Пуля вонзилась в плечо Ника. Он упал, ударившись головой о камень, и потерял сознание.

— Черт тебя побери! — Кенна подбежала к брату. Она больше не боялась пистолета Мейсона, так как требовалось время, чтобы перезарядить его. Кенна опустилась на колени около неподвижного тела Ника, но, услышав шорох, резко подняла голову. В пещеру через отверстие в стене шагнула ее мачеха.

— Зачем ты пришла? Посмотри, что… — Кенна резко смолкла, увидев в руках Викторины пистолет. Он был нацелен на Мейсона.

Деверелл заметил оружие раньше Кенны и действовал без промедления. Толкнув ногой свой фонарь, так что тот покатился к Викторине, он быстро нырнул вниз, используя Кенну как живой щит. Застигнутая врасплох, Викторина пошатнулась, шагнула назад и, наткнувшись на стену, сдвинула потайную пружину, так что каменный блок снова встал на место, отрезав им путь к спасению.

Мейсон встал, заставив Кенну подняться вместе с ним.

— Твое спокойствие удивляет меня, Викторина. Я думал, ты выстрелишь. Давай рассуждать здраво. У тебя все еще заряженный пистолет, а у меня Кенна. Похоже, нам есть чем поменяться. Ты согласна?

По щекам Викторины текли слезы, но она не опустила оружия.

— Ты ублюдок, Мейсон.

— Какое оригинальное обращение, — беззаботно заметил он. — Дай мне саквояж, и я скажу вам всем аu revoir[4].

— Если он тебе так нужен, сам его и возьми. — Кенна не на шутку испугалась за мачеху. Пистолет казался слишком тяжелым для ее слабеньких рук.

— Пусть берет деньги, Викторина, — сказала Кенна. — Какое это имеет значение?

— Ты не права. Как только он получит желаемое, то убьет нас.

— Но его пистолет…

— Мейсон всегда носит с собой нож. Не правда ли?

— Ты так хорошо изучила меня, дорогая, — ухмыльнулся тот. — Разумеется, ведь мы близко знакомы уже много лет. Возможно, ты хочешь, чтобы я рассказал все Кенне?

— Я хочу, чтобы ты перерезал веревки, которыми связал ее.

— Я так не думаю.

— Режь веревки, Мейсон.

Он пожал плечами. Не отрывая глаз от Викторины, он вытащил из сапога нож и перерезал веревки. Однако он не отпустил Кенну, а притянул к себе, прижав кончик лезвия к ее горлу.

— Я выполнил твою просьбу, Викторина, хотя не понимаю, чего ты этим добилась.

Викторина добилась того, что теперь Кенна могла защищаться, что было невозможно со связанными сзади руками.

— Отпусти Кенну, и я дам тебе возможность забрать саквояж.

Мейсон покачал головой:

— И застрелишь меня, когда я наклонюсь над ним. Я еще не забыл, что ты умеешь управляться с оружием, хотя Кенна, возможно, этого не знает. Ты плохо стреляешь на расстоянии — вспомни, как ты промахнулась и вместо Кенны попала в старого браконьера, — но думаю, не промажешь с двух метров.

Кенна вскрикнула, потрясенная до глубины души предательством мачехи. Последние барьеры в ее памяти рухнули. На мгновение закрыв глаза, она увидела то, чего никогда не вспоминала раньше: Викторина подобрала пистолет, который обронил ее отец, за секунду до того, как один из французов разбил фонарь.

— Ты убила моего отца! — обвиняюще закричала Кенна. — Ты убила своего мужа!

Мейсон сжал руку Кенны:

— Неверно. Она убила Роберта Данна, но не своего мужа. — Он дернул подбородком в сторону Викторины: — Скажи Кенне, почему мы были здесь в ту ночь.

Худые плечи Викторины опустились, и пистолет на мгновение дрогнул у нее в руках.

— Я пришла с Мейсоном, чтобы получить весточку о своем муже, графе Дуссо.

— Но… — начала было Кенна и замолчала, когда кончик лезвия сильнее прижался к ее шее.

Викторина, казалось, не заметила ни этого движения, ни того, что Мейсон медленно и осторожно передвигается вместе с Кенной по направлению к саквояжу. Она продолжала говорить тихим бесстрастным голосом:

— Ты думаешь, я была вдовой? Все так считали. Но мой муж был еще жив… Я бы сделала все на свете, чтобы вызволить его… И я так и поступила. Мне сказали, что я могу спасти его, если отправлюсь в Англию и буду там шпионить в пользу бонапартистов. Я приняла предложение Роберта выйти за него замуж, поскольку считала, что так мне будет легче получать информацию. Я не думала, что когда-нибудь смогу полюбить его, но в конце концов это случилось.

— Он любил тебя, — с горечью сказала Кенна. — И той ночью пытался защитить свою жену.

— Знаю. — Викторина опустила глаза. — Он знал обо мне больше, чем я думала. Мало-помалу он понял, чем я занимаюсь, и передавал мне совершенно бесполезные сведения.

Кенна перевела взгляд на безжизненное тело брата. Нужно срочно остановить кровотечение.

— Тогда ты обольстила Ника.

— Да. Ник сгорал от страсти, но я только подшучивала над ним.

— С кем же ты встречалась в летнем домике? — По щеке Викторины скатилась слезинка.

— С Мейсоном, — тихо ответила она. — Моим любовником был Мейсон. Я не хотела этого, но мне не дано было решать. Еще до того, как я отправилась в Англию, Мейсон уже пользовался моим телом. Взамен он обещал, что графа Дуссо не будут пытать. — Она гневно посмотрела на Деверелла. — Однако в отношении моих родителей он ничего не обещал. Они были убиты бонапартистами, а со временем то же произошло и с моим мужем. — Викторина внезапно прервала свои воспоминания и резко выпрямилась. — Не двигайся, Мейсон.

Мужчина замер. Пытаясь сломить сопротивление Викторины, он заговорил о маскараде.

— Твоя мачеха, Кенна, позаботилась о том, чтобы на мне был такой же костюм, как на Нике. Так мы могли отвлечь внимание от меня и бросить тень подозрения на сына хозяина дома. Викторина сказала, что добыла очень важную информацию, и провела меня тайным ходом, который ей показал Роберт, а я подал сигнал на корабль. Но она обманула меня. Ей нужно было лишь узнать о своем муже. Твой отец незамеченным следовал за нами.

— Это был несчастный случай, Кенна! — вскричала Викторина. — Ты должна поверить мне! Это был несчастный случай! Я подобрала пистолет, который уронил Роберт, когда Мейсон схватил его за руку. Фонарь разбился, и я не видела, что происходит. Я была так напугана! Не помню, как я нажала на спусковой крючок, но внезапно твой отец упал на меня. Я закричала, и один из прибывших французов оттащил меня от Роберта. Кенна не смягчилась.

вернуться

4

прощайте (фр.).

85
{"b":"11255","o":1}