ЛитМир - Электронная Библиотека

Покончив со своим занятием, он заново укутал девушку и попробовал на ощупь ее лоб. Тот казался прохладнее. Для верности обтерев его снова, Джерри опять устроился на полу, задаваясь вопросом, был ли во всем этом какой-то смысл или он зря потратил водку.

Ответ на этот вопрос был получен лишь через полтора дня.

Джерри удил с борта шхуны, когда в каюте послышалась приглушенная возня. Было слышно, как его подопечная шарит в гардеробе. Похоже, к ней вернулись силы. Отложив удочку, Джерри собрал с перил недосохшее белье и направился в каюту.

— Эй, Рыжая! — За время их знакомства он решил, что это, пожалуй, ее «рабочее» имя. — Ищешь свою одежду? Вот она.

Рыжая? Мужчина в дверном проеме обращался к ней. Лицо его казалось смутно знакомым, а раз так, значит, они имели друг к другу какое-то отношение. Но неужели ее так и зовут — Рыжая? Это скорее прозвище, чем имя! Как странно… а вот его имя полностью исчезло из памяти!

Рэй нерешительно улыбнулась, стягивая на шее чересчур широкий ворот пижамной рубашки.

— Опять строишь из себя недотрогу? Немного поздно, если учесть, что я и раздевал тебя, и одевал.

Незнакомец прошел в каюту и бросил на койку ворох одежды, на которую Рэй уставилась в полном недоумении. Похоже, из памяти у нее выпало множество самых разных деталей: к примеру, кто она и откуда, и как попала… куда? Где она вообще находится? У нее ломило каждую косточку. Похоже, этот человек ее бил.

Рэй сделала шаг к одежде и пошатнулась.

— Пожалуй, ты поспешила. — Незнакомец подхватил ее на руки и уложил. — К тому же сегодня ветрено, и шхуну качает. Как себя чувствуешь? Вчера ты была совсем плоха.

Вот оно что, подумала Рэй с некоторым облегчением. Она была больна. Это вполне объясняло немилосердную головную боль и сильную слабость. К тому же было больно глотать, горло ощущалось распухшим, а при попытке задать первый же из роившихся в голове вопросов не удалось издать ни звука. Рэй постучала себе пальцем по шее в надежде, что мужчина поймет.

— Дай взглянуть, — приказал он.

Рэй беспрекословно повиновалась, а когда он засмеялся, сообразила, что выглядит как голодный птенец.

— Ты совершенно сорвала голос, поэтому даже не пытайся говорить, пока все не заживет. Побереги голосовые связки.

Девушка сдвинула брови. Совсем недавно она это уже слышала. От кого? Должно быть, от него же.

— Что еще у тебя болит?

Ответить на этот вопрос было легко. Рэй молча провела руками вдоль всего тела.

— Все болит? Ничего странного, — назидательно заметил незнакомец. — Не стоило выходить на службу с горячкой, ведь всех денег не заработаешь, разве не так? Когда подхватишь хворь, лучше ложиться в постель в одиночку, иначе забудешь и деньги спросить за услугу! А вообще ты молодчина, умеешь за себя постоять. Заколола того солдата, точно борова! Это твоя первая жертва?

Она кого-то убила? Девушка покачала головой, отказываясь верить.

— Я так и думал, что тебе уже приходилось убивать. Просто в тот момент у тебя был такой вид, словно это твоя первая кровь. Но это быстро проходит. Мне ли не знать — я многих отправил на тот свет.

На всякий случай Рэй отодвинулась к стене.

— В порядке самозащиты, — объяснил он и испытующе заглянул ей в глаза. — Ведь и ты в каждом случае только защищалась. Это так или нет?

Она поспешно закивала. Не помня ничего из того, о чем шла речь, она все же признала, что не могла бы убить человека просто так. Только в порядке самозащиты.

— Ладно, хватит разговоров. Ты полтора дня пролежала без сознания, и вот так сразу вставать не годится. Тебе нужно набраться сил. Ну-ка, быстро под одеяло! Вещи я разложу на креслах, так досохнут. Вода в графине. Еще что-нибудь тебе понадобится?

Рэй покачала головой.

— Тогда постарайся уснуть. Я буду на палубе, а чуть погодя зайду взглянуть, как ты. — В дверях он помедлил. — Вот что, Рыжая… будем считать, что ты мне ничего не должна. Тебе не придется отрабатывать за спасение своей жизни.

Незнакомец ушел, и Рэй вскоре уснула. Когда она снова открыла глаза, в каюте было темно. Свесившись с койки, она различила на полу очертания спящего и расслышала тихий, ровный звук его дыхания. Осторожно потянулась. В животе заурчало. Рэй испуганно прижала к животу ладони, но урчание не прекращалось. Пришлось выбираться из постели на поиски съестного. Не успела она сделать и пары шагов, как цепкие пальцы поймали ее за лодыжку.

— Я сам принесу поесть, — сказал незнакомец, садясь.

— Спасибо, — прошептала она. Она была уверена в том, что он крепко спит, но, видимо, ошиблась.

Шепот заставил мужчину остановиться на полушаге. Он зажег свечу, приблизился и осветил лицо Рэй.

— Надо же, к тебе вернулся голос. Горло болит?

— Не очень.

Это как будто удовлетворило его. Водрузив свечу на стол, незнакомец начал рыться в ящиках комода. Желтый свет играл на его обнаженной спине, и в этом было что-то завораживающее. Сама того не замечая, Рэй опустила взгляд на кромку подштанников, сидевших довольно низко на крепких ягодицах. В этот момент мужчина оглянулся и заметил, что его разглядывают.

— Нравится? — спросил он с усмешкой.

— Нисколько! — отрезала Рэй, сконфуженная тем, что так глупо попалась.

— Ну да, ты видала и получше. Я не забыл.

Она наморщила лоб, пытаясь припомнить, о чем речь. Память к ней пока не возвратилась.

— А вот я беру свои слова обратно — насчет тебя. Ты аппетитнее, чем я поначалу решил.

— Ты не слишком галантен! — фыркнула Рэй.

— Я просто сказал, что думал.

— И не слишком красноречив.

— Вот, держи, — сказал он и сунул ей в руки тарелку. — Скудный ужин.

Рэй подумала, что незнакомец извиняется, но сообразила, что и на этот раз он просто констатировал факт. Очевидно, он и не думал утруждать себя элементарной вежливостью.

Джерри улегся на свое жесткое ложе и прикрыл глаза. Из-под ресниц он наблюдал, как девушка отламывает от сухаря небольшие ломтики, изящным жестом отправляет их в рот и пережевывает, словно на званом ужине, неторопливо и с закрытым ртом. У нее были манеры настоящей леди.

— Ты актриса? — спросил он, не открывая глаз.

Она вздрогнула, помедлила, словно всерьез обдумывая вопрос.

— Нет. То есть я так не думаю. Не мог бы ты налить мне немного воды?

Казалось, она хочет его отвлечь и тем самым положить конец дальнейшим расспросам. Джерри поднялся, отыскал глазами графин, принес и поставил возле койки.

— Что значит, ты так не думаешь?

Девушка отпила воды и с трудом глотнула, проталкивая сухарь через все еще воспаленное горло. Потом вздохнула и смущенно улыбнулась:

— Дело в том, что я все забыла. Я знаю, в это трудно поверить, но я даже не помню твоего имени!

— Ничего странного, ведь мы не знакомы. Джерико Смит. Джерри. А как твое имя?

— О! — вырвалось у девушки. — Я думала… простите, мистер Смит. Я думала, мы были представлены.

— Перестань! Мы столько вместе пережили, что вполне можем обойтись без церемоний.

— Да-да… конечно. А имени своего я не помню.

— Это что, какой-то трюк? У вас, потаскушек, принято скрывать свое настоящее имя?

— У потаскушек?!

— А у кого же? Я видел тебя в деле «У Вульфа» — как ты вертела задом, улыбалась, раздавала улыбки направо и налево и к тому же взвешивала взглядом каждого, кого обслуживала, словно выбирала кошелек потолще. Весь антураж шлюхи был налицо.

— Да, верно… — протянула девушка и отодвинула тарелку. — Раз так, значит, я шлюха и есть.

Глава 4

— И еще для меня не в новинку проткнуть человека кинжалом. По крайней мере ты так сказал. — От усилий сдержать слезы голос девушки невольно дрогнул.

— Ты и в самом деле ничего не помнишь? — недоверчиво спросил Джерри.

— Ничего.

Он вкратце изложил суть того, что случилось «У Вульфа».

— Вот как ты здесь оказалась, — закончил Джерри устало. — Что нам делать дальше, я пока не знаю.

10
{"b":"11257","o":1}