ЛитМир - Электронная Библиотека

В проеме двери, откуда било яркое солнце, темным силуэтом стояла Рэй. Чепец скрывал великолепие ее волос и придавал ей сходство с молочницей. Когда она шагнула внутрь, грубая красная юбка зашуршала и деревянные сабо, слишком неуклюжие для ее легких ног, гулко стукнули об пол. Джерри мимолетно подумал, какую работу она прервала, чтобы отправиться на поиски Гарета, и по очереди вообразил ее за разными занятиями: сбиванием масла, чисткой речным песком закопченных горшков, утюжкой белья. Он ощутил, как его лицо каменеет, а взгляд становится отстраненным — он смыкал створки раковины, чтобы не быть прочитанным, как раскрытая книга.

— Сюда! — окликнул Гарет и помахал.

Девушка приблизилась к столу с настолько открытой и непосредственной улыбкой, что Джерри понял: улыбка предназначена не ему. Чтобы сдержаться и не сделать какой-нибудь глупости, он напрягся и почувствовал, как задергалось веко. Когда Рэй оказалась совсем рядом, он растерянно поднялся из-за стола. Массивный Гарет буквально вспорхнул со своего места.

— Гарет, извини, что я вторгаюсь в минуты отдыха, — сказала девушка, жестом предлагая мужчинам оставить церемонии. — Дарлин просит передать, что Филдинг уже на пути в Йорктаун.

— Ничего другого я не ожидал, — вздохнул брат. — Он целую неделю только об этом и говорил. Что ж, как-нибудь управимся без него. — Он повернулся к Джерри: — Филдинг — лучший конюх в Маклеллан-Лэндинге.

— Что? Ах, ну да, понятно… Если хочешь, я присмотрю за тем, чтобы после войны он вернулся на рабочее место при всех своих четырех конечностях.

— Мы бы очень оценили вашу помощь, сэр, — мягким тоном произнесла Рэй, переводя на Джерри ясные зеленые глаза. — Биллу Филдингу нет равных, когда нужно объездить лошадь.

Его озадаченное лицо заставило ее зардеться краской.

— О! Гарет, ты нас не представил. Простите его, сэр, он нередко забывает о манерах. Я — Рэй Маклеллан, сестра этого невежи.

Девушка умолкла в ожидании. Джерри поднялся снова. Его душа корчилась от боли, а лицо сильно побледнело.

— Мисс Маклеллан, Джерри Смит к вашим услугам, — вымолвил он. В его голосе не было и следа обычной ленивой напевности. — Я был бы счастлив остаться в вашем обществе, но прошу извинить — неотложные дела.

Джерри бросился прочь только что не бегом, однако все же недостаточно быстро, так как у самых дверей его догнал спокойный, чуть удивленный голос Рэй:

— Какой странный человек! Кто он такой, Гарет?

Как только Смит исчез из виду, Рэй в полуобмороке осела на стул. Веснушки резко выделялись на ее белом как мел лице, руки комкали передник. Встретив испытующий взгляд брата, она тотчас потупилась.

— Зачем ты это сделала? — полюбопытствовал Гарет.

Горло Рэй конвульсивно дернулось, губы шевельнулись, но не произнесли ни слова. Тем лучше, иначе она непременно бы разрыдалась. Ее подбородок дрожал от усилий сдержать слезы.

— Идем отсюда.

Гарет вывел сестру из таверны. Свежий воздух и уличная суета помогли девушке справиться с собой. Гарет обнял ее за плечо.

— Ну как, полегчало? — спросил он немного погодя.

— Еще минутку.

Они молча пошли по Глостер-стрит к дому Гарета. Миновали пекарню, потом кузнечный цех. Рэй обратила на шипение и искры не больше внимания, чем на аромат свежеиспеченного хлеба, и пропустила мимо ушей робкое «добрый день, мисс», с которым обратился к ней подручный аптекаря, подметавший ступеньки. Все ее чувства были притуплены шоком от неожиданной встречи с Джерри, она почти не воспринимала окружающее. Наконец они вошли во двор дома.

Дарлин в палисаднике полола клумбу. При виде мужа она отбросила в кусты кучку сорняков, стянула матерчатые перчатки и сделала вид, что любуется цветами. Гарет настаивал, чтобы жена больше отдыхала, особенно в послеобеденное время, и вполне мог высказаться насчет того, что она не в постели. Бог знает почему, мужчины полагали, что беременность подрывает силы и женщина уже не способна выполнять даже простейшие домашние обязанности.

Однако один взгляд на лицо Рэй заставил Дарлин забыть о возможной нахлобучке. Вряд ли в такое состояние ее привел отъезд лучшего конюха на фронт! Дарлин уперла руки в бока и закрыла собой дорогу мужу и золовке. Вопреки небольшому росту вид у нее был весьма воинственный.

— Ну, и что у вас приключилось? Нахохлились, как два ворона на погосте!

— Лучше не спрашивай! — встрепенулась Рэй, раздосадованная собственными терзаниями. — Все это глупо и нелепо.

— Ты выбрала не самое удачное время, чтобы отправить ее ко мне с новостями о Филдинге, — заметил Гарет. — Я сидел в таверне с Джерри Смитом.

— Да неужто?! — Дарлин прижала ладони к щекам. — Представляю, какое это было потрясение!

— Потрясение! — фыркнул Гарет. — Она сделала вид, что не узнает его.

— Рэй, ради Бога, почему?!

— Сама не знаю. У него был такой… такой устрашающий вид! Я бы не смогла просто взять и заговорить… я бы…

Девушка запнулась, не сумев подыскать слов, но Дарлин и без того все было ясно. Она взяла Рэй за руку и потянула за собой.

— Пошли в дом. Я напою тебя чаем, а поговорим потом. Бетти! Приготовь все, что нужно, к чаю!

Рэй позволила отвести себя в маленькую уютную гостиную и усадить в кресло. Пока экономка сервировала стол, все молчали. Дарлин сама налила чашку мятного чая, протянула девушке и устремила на нее взгляд, давая понять, что готова выслушать исповедь.

— А рассказывать особенно и нечего, — вздохнула Рэй, рассеянно глядя в окно. — В самом деле, я притворилась, что не помню Джерри. Мне показалось, что ему неловко видеть меня, я надеялась, что это поможет нам держаться друг с другом более непринужденно. Ведь мой вид непременно должен был напомнить ему о том, как он принял меня за шпионку и… ну, вы знаете. Во всяком случае, лично мне было ужасно неловко! Я хотела избавить нас обоих от необходимости вспоминать и каяться.

— Хм… — Гарет обвел ее удивленным взглядом. — Оказывается, ты неравнодушна к Джерри!

Догадка заставила его призадуматься. Он всегда относился к Смиту с уважением, которого не смог подорвать даже неприятный инцидент на шхуне. Вопреки сказанному в таверне Гарет не спешил сваливать вину за случившееся на одного только Джерри. Однако как объект нежных чувств сестры тот представал в совсем ином, нежеланном качестве. Смит был не из тех, кто ищет любви и привязанности.

— Неравнодушна! — возмутилась Дарлин, заметив на щеках Рэй румянец смущения. — Речь идет о большем. Ведь так, дорогая? Признайся, ты любишь этого человека?

— Я не виновата, — вздохнула девушка. — Я не хотела, это случилось как-то само собой. Только, умоляю, не говорите ничего маме и папе! Они огорчатся, потому что знают, как и все мы, что это безнадежное чувство. Джерри никогда не разделит его.

Гарет с этим согласился. Все те годы, что он знал Джерри Смита, тот вел жизнь одиночки. Салем и Эшли приглашали его не только в свой дом, но и от имени Чарити и Роберта на целый ряд торжеств в Маклеллан-Лэндинге. Он ни разу не принял приглашения, словно поставил себе целью держаться подальше от людей. Только теперь Гарет понял, что до инцидента на шхуне Джерри не встречал женщин семейства Мак-леллан. Правда, он был представлен Дарлин и неплохо знал Эшли, но ни одна из них не была урожденной Маклеллан. Возможно, он потому и избегал появления в Лэндинге, что опасался самой возможности серьезных отношений.

— Почему ты так уверена? — тем временем допытывалась Дарлин.

— Мужество изменяет Джерри, когда речь заходит о сердечных делах, — сказала Рэй с грустной улыбкой. — Я не считаю его совсем бесчувственным, просто то, что он способен испытывать к женщине, уже отдано другой. Вот почему мне кажется, что отныне и навеки я для Джерри — лишь источник раздражения, средоточие неприятных воспоминаний. Возможно, теперь, когда он думает, что я все забыла, он вычеркнет из памяти те дни, что мы провели вместе.

Девушка умолкла, давая понять, что для нее разговор окончен. Гарет тем не менее предпочел бы выяснить кое-какие подробности, но понял, что сестра была не в настроении.

33
{"b":"11257","o":1}