ЛитМир - Электронная Библиотека

— Продолжать, мистер Джадж? — спросила Рэй тем же тоном. — Вы ведь знаете, что я не утаю от дяди ничего из того, что здесь происходило. Но раз уж вам так приспичило…

— Прикройся, женщина, — процедил тот сквозь зубы. — У вас обоих ни стыда, ни совести. Никогда не встречал ничего подобного! Что скажешь, Джуд?

Напарник, все еще полный воспоминаний о грудях Рэй, охотно подтвердил, что да, в самом деле, он тоже не встречал ничего подобного.

Джерри помог Рэй привести в порядок одежду, поднял с пола накидку и закутал ее по самый подбородок. Девушка дрожала, но вовсе не от холода. Обняв ее, он обратился к Джаджу:

— Довольно с вас, капитан, сэр?

— Вполне. — Тот передернул плечами. — Не будь твоя женушка таким ценным имуществом, я бы ее, пожалуй, отпустил. Во-первых, потому, что любая женщина на корабле не к добру, а во-вторых, она хоть и тихая, да с норовом. От таких жди неприятностей.

— Если дело в выкупе, зачем пускаться в такой дальний путь? Предложите нашим близким выкупить нас. Увидите, они будут рады.

— А чем заплатят? Табачным листом? Или, может, военными купонами, которые дураки еще хранят по сундукам? Да и вообще, что бы там ни нажили эти ваши Маклелланы в своем Лэндинге, у герцога в Линфилде найдется побольше денег. Так сказал его доверенный человек, а когда у виска пистолет, правда так и рвется с языка.

— Значит, герцог не нанимал вас лично?

— Мы не из тех, кто нанимается, верно, Джуд?

— Верно, Сэм. У нас своя дорога.

— Которая приведет прямехонько к адским воротам, — негромко вставила Рэй. — Мой дядя не позволит перейти себе дорогу. Может, он и даст вам денег, но не оставит времени их потратить.

— А вот это уже не ваша забота, мэм. Чего ради я должен вам верить? Человек герцога так прямо и сказал, что мы получим свое, когда доставим вас к порогу Линфилда. Как, бишь, его звали? Ага, Харти. Пытался спасти свою тощую английскую шею. Взял да и запродал вас, как цыпленка на базаре. Думал болван, что мы отпустим его на все четыре стороны. А все потому, что не знал Уэнделла. Тот парень хоть и простой, но управляется на славу, что со своим кулаком, что с пистолетом. Немного мозгов было у этого Харти, но разлетелись по всей каюте. — Джадж ухмыльнулся, заметив, как передернулась Рэй. — Зато вам двоим ума не занимать. Поняли меня с полуслова, вот теперь и держитесь этой линии. Не будете дурить — не будет неприятностей. Ясно?

— Ясно, капитан, сэр, — сказал Джерри.

— Вот и отлично. Мы с Джудом проводим твою женушку в ее новое гнездышко. У нас тут по-простому, но все же лучше, чем в этой темной дыре. Советую запомнить, мэм, что на палубу вам путь заказан. Это для вашей же безопасности: хотя в команде у меня народ смирный, но и путь впереди неблизкий, так что нечего разжигать страсти, вертя юбками под носом у матросов. Как устроим твою жену, Маклеллан, так вернемся за тобой. Учти, с этого дня ты ее больше не увидишь. Будешь работать наравне с другими.

— А как я узнаю, что с Эшли все в порядке?

— От меня. Она будет жить со мной. — Сэм Джадж громко расхохотался. — Ты только погляди, Джуд! Хлопнулась в обморок! Я думал, она будет покрепче.

— Зачем вы сказали это? — спросил Джерри, удерживая в объятиях бесчувственное тело Рэй.

— А с чего ты взял, что не буду?

Джерри помедлил. Благодаря своему нелегкому опыту он с юных лет научился разбираться в мужских наклонностях. Достаточно было видеть, с каким равнодушием Сэм Джадж следил, как раздевается Рэй, чтобы понять: Джадж любитель мальчиков-подростков.

— Хотите, чтобы я назвал причину? — спросил он прямо.

Все зависело от того, знает ли команда о наклонностях своего капитана. Судя по тому, как у Джаджа забегали глаза, матросы ничего не подозревали.

— Потому что, капитан, сэр… потому что вам хорошо известно, что я убью вас за это.

Джерри произнес эти слова медленно и многозначительно, при этом стараясь передать взглядом, что знает истинную причину. Он вполне отдавал себе отчет, что в эту минуту нажил личного врага.

— Скажите на милость! — фыркнул Джадж. — Он еше хорохорится!

— Наш капитан слыхал угрозы и пострашнее, — вставил Джуд.

— Вот именно. Бери ее и неси в каюту.

Джуд с готовностью потянулся к Рэй, но она уже пришла в себя.

— Я пойду сама!

— Джадж не тронет тебя, клянусь, — прошептал Джерри, опуская ее на пол.

Рэй не знала, откуда такая уверенность, но хорошо понимала, что клятва Джерри — не пустой звук. Обменявшись с ним коротким рукопожатием, она последовала за Сэмом и Джудом за дверь. В эту минуту она меньше тревожилась о своей дальнейшей судьбе, чем об участи Джерри, который остается в темноте один-одинешенек.

Поднявшись по лесенкам, больше похожим на приставные, Рэй в конце концов оказалась в предназначенной для нее каюте. Из обстановки там были лишь незаправленная койка, рундук и вешалка. Все, включая иллюминатор, было покрыто давним слоем пыли. Джадж ворчливо приказал Рэй устраиваться поудобнее и отбыл вместе с Джудом.

Когда в замке повернулся ключ и шаги в коридоре затихли, девушка наконец позволила себе расплакаться.

Глава 17

Делая ногтем отметины в изголовье койки, Рэй считала дни путешествия. Пока корабль отмерял одну морскую милю за другой, пока пол непрерывно покачивался под ногами, ее будущее оставалось туманным. Она почти ничего не знала о судьбе Джерри. Ненавистный тюремщик был скуп на слова. Он только насмехался и угрожал. Но Рэй не обращала на него внимания, с удовлетворением сознавая, что это злит Сэма Джаджа.

Он покидал каюту с восходом солнца. Выбирался из гамака, снимал и скатывал его, небрежно швырял в рундук. Появлялся Джадж на закате, когда Рэй, облаченная в объемистую холщовую ночную рубаху, выданную ей в первую же ночь, уже лежала в постели с натянутым до самого носа покрывалом. Она не знала, что сдерживает Джаджа от посягательств на ее тело, но все равно была благодарна судьбе за это. Девушка даже научилась радоваться его крепкому сну и скрипучему храпу.

Чтобы хоть чем-то себя занять, Рэй до блеска вычистила каюту и убирала ее ежедневно. Зная, что нужно поддерживать силы, она съедала до крошки приносимую дважды в день еду. Пища оставляла желать лучшего, и аппетит бывал не всегда. Единственной тренировкой для ног стала ходьба по каюте. Раз в неделю ей разрешали принимать ванну. Рэй мылась в огромной лохани с морской водой.

Матросы, приносившие еду и воду для мытья, обращались с Рэй с некоторым уважением, хотя и отпускали шуточки насчет того, как повезло их капитану и что они не прочь поменяться с ним местами.

Нередко, лежа на кровати, Рэй думала о своих близких. Однажды она осмелела настолько, что спросила Джаджа, не боится ли он погони. Так выяснилось, куда подевались ее муфта и плащ Салема, позаимствованный Джерри в тот злосчастный день. Узнав, что семья, вероятно, считает ее погибшей, Рэй разрыдалась. Ее всхлипывания мешали Джаджу заснуть, и в конце концов он вышел из каюты. На другое утро он потребовал, чтобы это не повторялось, иначе «Салем Маклеллан» познакомится с плеткой-девятихвосткой. С тех пор Рэй больше не плакала.

Джерри было трудно смириться с откровенной диктатурой Сэма Джаджа, но он никогда не выражал негодования в открытую. Он молча выполнял свою часть нелегкой матросской работы, заполняя время мыслями то о Рэй, то о побеге. По мере знакомства с командой Джерри убедился, что большинство пиратов на деле были простыми парнями, доведенными до отчаяния нищетой, в которую их ввергла война. Они пошли на этот промысел в надежде поправить дела и теперь цеплялись за обещания Сэма Джаджа, что «дельце с Маклелланами» их обогатит. Джерри знал, как жестоко они ошибаются.

Впрочем, в команде были и обыкновенные головорезы. Они так часто преступали закон, что жизнь Джерри для них мало что значила.

Поначалу Джерри делал вид, что не слышит насмешек над собой за то, что не сумел защитить жену от Сэма Джаджа. Однажды кто-то предложил разыграть, кому достанется «Эшли Маклеллан», когда надоест капитану. Джерри наравне с остальными молча бросил в фуражку записку со своим именем и пошел прочь. Не зная, как к этому отнестись, матросы сочли за лучшее прекратить насмешки. Он работал за двоих, не позволял втянуть себя ни в драку, ни в ссору, и в конце концов некоторые его зауважали. При других обстоятельствах, говорили матросы, они не постыдились бы взять его в команду на равных, а не как каторжанина. В этом была какая-то горькая ирония, ведь сам Джерри всегда сдерживал себя от желания убить любого из них. Единственное, что его останавливало, — это мысли о Рэй.

48
{"b":"11257","o":1}