ЛитМир - Электронная Библиотека

— Какого черта ты здесь делаешь?

Голос, идущий ниоткуда, но словно окружающий ее со всех сторон, заставил Мишель застыть на месте. Он принадлежал Этану — спутать с другим этот низкий, чуть хрипловатый и насмешливый голос было невозможно. Кроме того, в его голосе Мишель безошибочно различила нетерпение, недоверие и гнев. Мишель прижала одеяло к горлу и прищурилась, пытаясь разглядеть его в темноте. Наконец она увидела, что Этан стоит впереди, на каменистом гребне. Почему-то при виде его Мишель вспомнился горный козел, и она хихикнула. Через секунду, не в силах сдержаться, она уже хохотала.

Понимая, что Мишель не в состоянии взять себя в руки. Этан спрыгнул со своего наблюдательного поста. Он схватил Мишель за плечи, с силой вдавливая длинные пальцы в одеяло и через него — в плоть. Встряска была ощутимой, и голова Мишель слабо мотнулась на тонком стебле шеи. Смех утих, прелюдией тишины стала непродолжительная икота.

Широко раскрытыми глазами Мишель уставилась на Этана, удивленная последними звуками и тем, что они исходили от нее. Она пыталась вспомнить, не пила аи что-нибудь.

— Тебя надо убить, — бесстрастно произнес Этан и увидел, что Мишель встретила эти слова не моргнув глазом. Либо она была самой отважной из женщин, либо безнадежно наивной. Этан склонялся к последнему предположению — Мишель явно считала угрозу пустой. — Я сразу понял, что от тебя надо ждать только неприятностей, в ту минуту, когда увидел тебя в поезде. Пожалуй, я предчувствовал это и прежде. — Он потянулся за револьвером и крепко обхватил его рукоятку.

— Что это вы здесь делаете?

Этан мгновенно обернулся, выхватив револьвер. В пятнадцати футах от них стоял Хэппи Мак-Каллистер.

— Господи, Хэппи, тебе что, не терпится сыграть в ящик? Не стоит больше подкрадываться ко мне сзади.

— Я успел бы выстрелить первым, Этан. — Хэппи сунул револьвер в кобуру. — Я заметил, как ушла твоя девчонка, и собирался пристрелить ее сам — пока она не привела сюда ищеек.

Этан убрал кольт, чувствуя, как тяжело привалилась Мишель к его спине. Прежде чем она упала, Этан подхватил ее за талию и вытащил из-за спины, поставив лицом к Хэппи.

— Ты думал, она сбежала? — спросил Этан, пытаясь вложить в слова искреннее удивление: как это Хэппи могла прийти в голову такая идея.

— Я своими глазами видел, как она прокралась мимо нас.

— Слышала, Мишель? — спросил Этан, встряхивая девушку и снова ставя ее на замерзшие ноги. — Хэппи думал, что ты сбежала, и собирался прикончить тебя. — Возможно, эти слова могли бы прогнать оцепенение Мишель. Если бы Этан не подоспел вовремя, сейчас она была бы уже мертва. — Мишель!

— Я вышла… — тихо пробормотала она, — …вышла облегчиться.

Значит, ее мозг не промерз насквозь, подумал Этан, если она сумела назвать убедительную причину.

— Ты против, чтобы моя жена отдавала дань природе, Хэппи?

— Нет, не против, — после недолгого раздумья сообщил Хэппи. — Но зачем она ушла так далеко от лагеря?

— Можешь проверить ее следы, — предложил Этан. — Ты сам увидишь, что она обошла круг и возвращалась.

С подавленным вздохом Мишель поняла, что Этан говорит правду. Она потеряла направление в темноте и ко времени встречи с Этаном уже возвращалась к лагерю.

— Иди спать, Хэппи. Я сам позабочусь о своей жене. — Потому ты и вышел вслед за ней?

— Вот именно.

Хэппи пожал плечами, скептически приподняв бровь:

— Ну, как скажешь, Стоун. Только не припомню, чтобы когда-нибудь мужчина заботился о жене, обещая пристрелить ее. Или мне показалось, что ты хотел ее прикончить?

— Если бы ты был женат на существе, более глупом и упрямом, чем мул, ты знал бы, как хочется иной раз привести ее в чувство.

— Привести в чувство и пристрелить — разные вещи, — заметил Хэппи, поворачиваясь. Еще бормоча что-то и почесывая щетину на подбородке, он направился прочь.

— Он прав, — прошептала Мишель. — Вы хотели убить меня.

Этан не стал разуверять ее:

— И теперь не прочь.

Мишель высвободилась из его объятий и направилась к лагерю по следам Хэппи. Она двигалась неловко, пошатываясь на каждом шагу, и когда значительно отклонилась от направления, Этан усмехнулся.

— И куда же ты собралась теперь?

— Мне надо облегчиться.

— Да ради Бога! — пробормотал Этан. Оставшись на тропе, он с плохо скрываемым нетерпением стал ждать, пока Мишель скроется за грядой камней и несколькими елками. Она задержалась с возвращением, и Этан направился к ней.

Услышав его приближение, Мишель поспешно оправила одежду и поднялась.

— Я иду, — произнесла она, но тут же поняла, что ее голос прозвучал слишком тихо, — Сейчас иду! — повторила она с достоинством.

Этан пропустил мимо ушей достоинство в ее голосе.

— Господи, ну и вид у тебя, — заметил он, окидывая Мишель одним взглядом. Она ежилась под одеялом, накинув его на голову, и дрожала так отчаянно, что едва держалась на ногах. Наклонившись, Этан приподнял подол юбки и увидел под ним кожаные ботинки. И юбка, и обувь промокли и покрылись льдом за время неудачного побега. Не выдавая своих намерений, Этан подхватил Мишель на руки и перекинул через плечо.

— Тебе нужна нянька, — проворчал он.

— У меня было целых пять, — отозвалась Мишель, чувствуя, как кровь приливает к голове. — Благодаря вам и остальным они теперь мертвы.

— Повтори это кому-нибудь еще, — предупредил Этан, — и присоединишься к ним.

Мишель молчала, пока Этан не опустил ее на одеяла в убежище. Когда она стала забираться под одеяла, Этан остановил ее.

— Снимай юбку и ботинки.

Мишель не поверила своим ушам и потому не торопилась выполнить приказ.

Этан опустился на колени рядом с ней, резко схватил Мишель за щиколотки и принялся расшнуровывать ботинки. Мишель отбивалась, ей удалось лягнуть Этана в грудь, но в ответ она получила ощутимую пощечину. Удар возымел желаемые последствия — Мишель затихла.

— Вот так-то лучше, — заключил Этан.

— Вы ударили меня! — потрясенно выговорила Мишель. Этан, казалось, и не думал извиняться.

— И готов сделать это еще не раз, пока ты не научишься слушаться меня. — Он сдернул с нее ботинок. — Снимай второй, а я пока поищу в сумке носки. Не спорь, делай как велю. И юбку снимай.

Мишель сомневалась, найдется ли у Этана в сумке запасная юбка, но инстинкт самосохранения помог ей сдержаться. Она успела раздеться к тому времени, как Этан вернулся. На колени Мишель шлепнулась пара толстых шерстяных носков с хриплым приказом надеть их.

— Куда ты дела перчатки?

Мишель пришлось снять их, чтобы расшнуровать ботинок. Перчатки оказались возле погасшего костра. Этан отобрал их.

— И не смей брать мои вещи без спросу, пока я сам не дам их тебе, ясно?

Мишель кивнула.

Этан бросил ей пару джинсов.

— Надевай. Это запасные штаны Оби — лучшее, что я смог найти? Твою юбку я разложу на камнях. К утру она высохнет, как труп двухдневной давности, так что ты сможешь надеть ее. А вот за ботинки не ручаюсь. — Этан подбросил дров в тлеющий костер и раздул его. — Передвинь постель поближе к огню и ложись. — Отдав приказ, Этан терпеливо дождался его выполнения. Когда Мишель забралась под одеяла, он лег с ней рядом. — И не смей шевелиться до утра.

Мишель не оставалось ничего другого. Крепко зажатая в тисках рук и ног Этана, она задвигалась, мечтая о свободе.

— Незачем держать меня, — прошептала она. — Я никуда не денусь.

Этан устало вздохнул;

— Видишь ли, трудно тебе поверить.

— Ну, тогда я клянусь!

— Спи.

Каким-то образом Мишель удалось уснуть. Позднее, когда Этан отвернулся, Мишель сонно придвинулась поближе к его горячему телу, повторяя его изгибы. Она просунула ногу между его ногами и обняла его за талию. Ее дыхание согревало Этану затылок, убаюкивая мерным ритмом.

Этана разбудили пинок по ногам. Он попытался оттолкнуть неизвестную помеху, но не смог, а ритмичные пинки вскоре возобновились. Открыв глаза, Этан обнаружил, что разбудил его стоящий рядом Хьюстон.

14
{"b":"11258","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Твой второй мозг – кишечник. Книга-компас по невидимым связям нашего тела
Француженка. Секреты неотразимого стиля
Янтарный Дьявол
Личные границы. Как их устанавливать и отстаивать
Раньше у меня была жизнь, а теперь у меня дети. Хроники неидеального материнства
Хочу ребенка: как быть, когда малыш не торопится?
Молочные волосы
Эрхегорд. Старая дорога