ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
24 часа
Кто эта женщина?
Ремесленники душ. Исповедники
Собиратели ракушек
Вопрос жизни. Энергия, эволюция и происхождение сложности
Нёкк
Теория противоположностей
Опасные игры с деривативами: Полувековая история провалов от Citibank до Barings, Société Générale и AIG
Сила притяжения

Мишель слабо улыбнулась.

— А ты не считаешь меня красавцем? — спросил Этан, когда они с Мишель остались одни.

— Вы же слышали.

— Китти милое существо, — заметил Этан, — и бесхитростное. Послушай, надо запереть дверь. Почему бы тебе не накрыться одеялами с головой, пока я встаю?

Тонкие брови Мишель вопросительно приподнялись.

— Значит, у вас нет желания красоваться нагишом, если рядом нет Китти?

Этан пожал плечами:

— Ну, как знаешь. Я просто заботился о тебе. Мишель крепко зажмурилась, когда Этан схватился обеими руками за борта ванны и начал подниматься.

— Нет, подождите! Ключ лежит в кармане ваших брюк, а брюки унесла Китти!

Ее стремительно вылетевшие слова были встречены молчанием. Прошло несколько секунд, прежде чем плеск воды о стенки ванны подсказал Мишель, что Этан снова опустился. Мишель боязливо приоткрыла глаза и с изумлением заметила, что лицо Этана покрыто смущенным румянцем.

— Простите. — Мишель поднесла чашку ко рту, чтобы скрыть злорадную улыбку. — Мне казалось, вам не стоит напрасно прерывать купание. Вы и сами поняли бы, что ключа здесь нет, а к тому времени успели закапать весь пол.

Этан недовольно взглянул на нее:

— Про ключ ты могла бы сказать пораньше, пока Китти не ушла.

— Могла бы, — кивнула Мишель. — Честно говоря, у меня нет ни малейшего желания сбегать отсюда в вашей ночной рубашке. Если мне неудобно ходить в ней даже по комнате, как же я переступлю порог?

Этан был не склонен безгранично доверять Мишель, но, по-видимому, она на время образумилась. Он нашарил рядом с ванной мыло и намылился.

— Ты должна знать, что только несколько человек считают нас мужем и женой. Хьюстон, Джейк, Оби, Бен и Хэппи поверили в нашу басню. Твоя безопасность зависит от того, будут ли они по-прежнему верить ей. Ди тоже все знает. Она пробыла любовницей Хьюстона уже три года и знает все, что происходит с нами. Так что помни об этом.

— А Китти?

— Не знаю, что сказал ей Оби. Помню только, что я наговорил ей. Как и все остальные, кто работает на Ди, Китти считает, что ты подписала контракт — Ди наняла тебя для работы в салуне. Ты ведь играешь на пианино?

— По настоянию отца.

— Поешь?

— По настоянию матери, — нехотя произнесла Мишель.

— И что же?

— Я брала уроки напрасно — оказалось, мне медведь на ухо наступил.

— Чудесно! Может, ты умеешь делать обычную женскую работу?

— Не понимаю, к чему такие оскорбления. По-вашему, только мужчины могут и должны быть репортерами?

Этан не хотел спорить:

— Забудь, что я говорил. Не важно, даже если ты не умеешь играть, петь или танцевать…

— Я не говорила, что не умею танцевать, — спокойно прервала Мишель.

Этан бросил в ее сторону недоверчивый взгляд:

— Значит, умеешь?

— Вы же сказали, что это не важно.

— Так ты умеешь танцевать? — спросил он вновь сквозь стиснутые зубы.

— Да. И довольно хорошо.

— Тогда все в порядке. Поэтому Ди и наняла тебя. Надеюсь, ты и вправду умеешь танцевать.

— Об этом вам никогда не узнать. Я не стану танцевать в этом салуне.

Этан пропустил ее возражение мимо ушей. Он не знал еще, позволит ли своей пленнице танцевать для остальных, но если бы понадобилось, он сумел бы ее заставить — нет ничего проще.

— Ди наняла тебя, чтобы развлекать посетителей. Ты прочла объявление в «Кроникл».

— В «Кроникл»? Думаете, это удачная мысль? Я же чувствую, что вы насмехаетесь!

Этан прервал ее нетерпеливым движением руки. Мыло выскользнуло из ладони, и Этан принялся нашаривать его под водой.

— Ди оплатила поездку из Нью-Йорка. Снегопад заставил тебя задержаться на станции Стилуотер, и мы наткнулись на тебя, разыскивая Хэппи.

— Если я явилась сюда, чтобы развлекать посетителей, при чем тут вы?

Этана подмывало ответить: «При том, что придется развлекать и меня» — но здравый смысл возобладал.

— Может, стоит снова поцеловать тебя? Воспоминания заставили Мишель вспыхнуть.

— А, так вот в чем причина!

— Пока все будут считать тебя моей подругой, тебя не станут особенно беспокоить.

— Особенно?

— Здесь не Нью-Йорк, — напомнил Этан. — Прежде всего это прииск. В Мэдисоне всего семьдесят женщин, из них все незамужние либо моложе шестнадцати лет, либо уже работают в одном из салунов. Мужчины будут помнить, что ты моя любовница, но это ненадолго остановит их. Тебе придется выносить поддразнивания и щипки. И время от времени — шлепки по мягкому месту.

Мишель состроила гримаску.

— Мне было бы безопаснее стать вашей женой. Этан задумался. Он никогда не попросил бы об атом, если бы Мишель сама не начала разговор.

— Значит, ты согласна?

— Нет! — Она отставила кружку и подтянула колени к груди. — Конечно, нет! Пока Хьюстон и остальные считают, что мы женаты, они оставят меня в покое. Я знаю, что их мне надо опасаться больше остальных. Я попробую привыкнуть к шлепкам.

— Придется привыкнуть. Я не собираюсь пристреливать каждого, кто прикоснется к тебе. — Прежде чем Мишель смогла ответить. Этан протянул ей мыло. — Может, потрешь мне спину?

— Идите к черту!

Он пожал плечами и отвернулся, чтобы Мишель не заметила его улыбку. Еле слышно насвистывая, Этан закончил купание, взял принесенное Китти полотенце, обернул его вокруг талии и поднялся из ванны. Мишель старательно отворачивалась.

— Можешь повернуться. Я выгляжу вполне прилично. «У нас совершенно разные понятия о приличиях», — подумала Мишель, повернувшись к Этану. Он использовал полотенце для прикрытия, а не вытирался им. Крупные капли воды скатывались с концов его темных волос на плечи. Вода поблескивала на руках и груди, полотенце промокло и плотно облегало узкие бедра. Этан повернулся, прошел к комоду, и Мишель оглядела его длинную спину. Полотенце обрисовало форму ягодиц и верхней части сильных бедер. Мишель вспомнила последние слова Китти: Этан Стоун действительно был красивым мужчиной.

В зеркале над комодом Этан наблюдал за реакцией Мишель. Видя, как блестят темно-зеленые глаза, забавляясь ее непреодолимым любопытством, Этан с трудом мог вспомнить женщину из отдела новостей «Кроникл» — женщину, которая выглядела такой же твердой, как ее накрахмаленная блузка, строгой, как линии юбки, серьезной, как сжатые губы. Сейчас вид Мишель вызвал у Этана ответную реакцию.

Он рывком открыл верхний ящик комода, намереваясь отвлечься от мыслей, вызванных Мэри-Мишель Деннехи.

— Теперь можешь выкупаться. Я оденусь и пойду вниз, выпить, — «притом несколько стаканов», — добавил Этан мысленно. Он нашел подштанники и торопливо натянул их, не снимая полотенца, а затем бросил полотенце на постель. — Если разложить его возле печки, к тому времени как ты вымоешься, оно высохнет.

По-прежнему стоя спиной к Мишель, он перерыл остальные ящики, выудил чистые джинсы, темно-синюю фланелевую рубашку и толстые шерстяные носки. Он не присел, пока не понадобилось натянуть сапоги, и мигом справился с ними. Дважды проведя по мокрым волосам гребенкой, он пригладил их рукой и выбежал из комнаты, словно за ним гналось племя индейцев-сиу.

В его отсутствие Мишель не теряла времени. Заперев дверь на жалкий крючок и засов, она торопливо сбросила ночную рубашку Этана и погрузилась в ванну. Вода уже успела остыть, но Мишель не сетовала — купание все равно принесло ей облегчение.

Она вымыла голову, воспользовавшись ведром воды, которое оставила Китти, чтобы ополаскиваться. Когда вода стала слишком холодной, Мишель вышла из ванны и завернулась в теплое полотенце. Гребенка Этана еще лежала на комоде. Мишель присела на край постели и принялась расчесывать спутанные волосы, продвигаясь по дюйму от кончиков к корням. Удовлетворенная плодами своего труда, она встала на колени возле печки, чтобы высушить волосы. Завернувшись в полотенце, она водила гребнем по волосам, погруженная в размышления, когда дверь комнаты распахнулась от удара ноги Этана.

— Не смей больше запираться от меня!

20
{"b":"11258","o":1}