ЛитМир - Электронная Библиотека

— И поэтому тоже. Но, кроме того, он чувствует себя виноватым. Пятеро незаконнорожденных дочерей — это обуза даже для такого богатого и влиятельного человека, как Джей Мак. Он пытается облегчить собственную совесть. — Мишель повернулась к Этану. — Ренни не станет благодарить его за сегодняшний поступок. Не важно, что она действительно совершала ошибку. Я тоже беспокоилась за нее, как и все мы. Но мы уважали ее право строить свою жизнь самой и не осмеливались вмешиваться.

— Когда я вошел, вы уговаривали ее отказаться от свадьбы.

— Конечно, — просто ответила Мишель. — Но это не все равно что предлагать… плату за то, чтобы свадьба не состоялась. Только Джей Мак способен на такой возмутительный поступок. У Ренни своя голова на плечах. Пусть бы решала сама.

— Как ты?

Мишель пожала плечами и отвернулась.

— Да, как я.

— Почему ты никогда не говорила мне, что вы с Ренни близнецы?

Мишель невольно провела ладонью по округлившемуся животу.

— Вначале — не знаю, может, по привычке. Нам с Ренни нравилось наблюдать, как изумляются люди, впервые увидев нас рядом. И Ренни, и я всегда избегали рассказывать о том, что у каждой из нас есть сестра-близнец. А потом, когда я лучше узнала тебя, просто не могла признаться.

— Не могла?

Мишель перестала поглаживать живот.

— Не могла, — повторила она. — Мне хотелось остаться для тебя единственной. — В тот же момент Мишель поняла, что наговорила лишнего. Отвернувшись, она досадливо сжала губы. Между бровями появилась тревожная морщинка. По ее мнению, тему следовало немедленно закрыть.

Мнение Этана оказалось иным.

— Ты и в самом деле единственная, Мишель, второй такой, как ты, не может быть. Ренни совсем другая. — Он помедлил и тихо добавил: — По крайней мере для меня.

Он наблюдал за ней, ожидая ответа, но так и не дождался. Мишель не то чтобы пренебрегла им, но ясно дала понять, как мало значат его слова. Вздохнув, Этан отвернулся и тоже выглянул в окно.

Отель «Святой Марк» оказался впечатляющим мраморным зданием на Бродвее. Несмотря на то, что служащие отеля старались никогда не называть своих клиентов «жильцами» — только «гостями» и относиться к ним соответственно, две трети клиентов постоянно жили в отеле. «Святой Марк» считался престижным, славился просторными номерами и уютом. Здесь были столовые и библиотеки для посетителей, но, кроме того, имелись уединенные помещения, предназначенные только для гостей.

Этану не нужно было видеть свое отражение в зеркальной двери, чтобы понять: здесь ему не место. Недоуменные взгляды со всех сторон подкрепили его предположение. Перейдя широкий вестибюль с полированными ореховыми панелями стен и хрустальными люстрами, Этан проследовал за Мишель к стойке портье. Мишель попросила ключ от своей комнаты и выжидательно взглянула на Этана. Он не понял, чего Мишель ждет от него.

— Тебе надо снять номер, — объяснила Мишель. Этан хотел было ответить, что намерен жить вместе с ней, но тут же передумал. Вряд ли такой разговор был уместен в вестибюле «Святого Марка». Этан получил номер этажом выше и попросил доставить его вещи с вокзала. Считая вопрос решенным, Этан повернулся к Мишель, но она не сдвинулась с места.

— Что еще? — нетерпеливо осведомился Этан.

— Револьвер, — шепотом подсказала Мишель. — Оставь его внизу.

— Какого черта!

Мишель повернулась к клерку:

— Все в порядке, мистер Дентон. Он маршал.

— Маршалл? — клерк нервна улыбнулся. — О, это меняет дело. В отеле «Святой Марк» по-особому откосятся к Маршаллам — с тех пор как человек с такой фамилией стал архитектором этого здания. Вероятно, мы могли бы… — Клерк осекся, увидев, как Этан невозмутимо взял Мишель под руку и повел к лестнице.

Они поднимались в молчании, пока Мишель не остановилась на площадке третьего этажа.

— Мой номер находится здесь, прямо по коридору.

— Знаю, триста пятый. Я видел твой ключ. Мишель остановилась в замешательстве, ожидая, что Этан поднимется к себе. Он остался на месте.

— Твой номер этажом выше. Он кивнул:

— Это мне тоже известно.

— В чем же дело? — Мишель нетерпеливо огляделась. — Чего ты ждешь?

— Жду тебя.

— Я иду к себе.

— Тогда я пойду с тобой. Мишель нахмурилась:

— Еще чего!

Этан справился с затруднением просто: подхватил Мишель на руки и понес по коридору. Поставил ее перед дверью с номером 305 и протянул руку за ключом.

— Тебе нельзя сюда, Этан. — Не обращая внимания на его протянутую руку, Мишель сама открыла дверь, быстро переступила порог, повернулась и загородила дверь. Несмотря на то, что щеки ее горели густым гневным румянцем, она добавила спокойным и ровным тоном: — Это не салун Келли, а ты — не мой муж, — и захлопнула дверь перед его носом.

Оцепенев, как после гулкого взрыва, Этан уставился на дверь. Он не знал, сколько простоял так — секунду или несколько минут, но дверь опять открылась. На этот раз Мишель выставила из номера стул.

— Если ты собрался переночевать в коридоре, это тебе пригодятся.

— Мишель… — Он не успел договорить. Мишель заперла дверь. Этан взглянул на стул, состроил гримасу и раздраженно пнул дверь ногой. Дверь не поддалась. — Черт бы ее побрал, — выругался Этан. Он поставил стул к стене, сел и вытянул вперед ноги, скрестив руки на груди и надвинув на лоб запыленную шляпу. — И меня тоже.

Неожиданно для себя он вскоре задремал. Его будили шаги проходящих по коридору людей. Они странно посматривали на Этана, но воздерживались от замечаний. Этан приколол маршальскую звезду на куртку, надеясь избавиться таким образом от неприятностей. Это подействовало — никто его не беспокоил. Этан видел, как носильщик отеля пронес его сумки на следующий этаж, но не сдвинулся с места. Он надеялся, что стоит лишь подождать, и Мишель одумается, впустит его, и они поговорят. Этан мечтал о горячей ванне, обильном ужине и мягкой кровати — не важно, в каком порядке. Он немного поразмышлял, стоит ли открыть замок отмычкой, но вскоре отказался от своего плана, поняв, что тогда Мишель попросту вызовет полицию. В тюрьме от Этана было бы слишком мало пользы для Мишель.

Эта мысль потянула за собой другую.

— Я нигде ей не нужен, — пробормотал он со вздохом. Узор на обоях навевал на него сон, глаза скользили по венкам из листьев, шипов и темно-красных лепестков роз. Наконец веки отяжелели и сомкнулись. Этан еще дважды просыпался, прежде чем усталость всецело завладела им.

Глава 14

Его разбудил аромат запеченной ветчины. Рот наполнился слюной, словно он ощутил на языке солоноватое нежное мясо. Запах теплых булочек с маслом искушал его. Этан нехотя открыл глаза, опасаясь, что видит сон, и обнаружил источник восхитительных запахов. Рядом с ним, на полу, прямо напротив двери Мишель, стоял поднос с прикрытыми тарелками. Из-под серебряных крышек вырывались струйки пара. Этан глубоко вдохнул, и желудок отозвался голодным урчанием.

Он дважды постучал в дверь, и через минуту она слегка приоткрылась.

— Твой ужин прибыл.

— Это не мой, — ответила Мишель. — Я спускалась к ужину в общий зал, а это заказала для тебя. — Она стала закрывать дверь, но на этот раз он не медлил. Поняв его намерения, Мишель навалилась на дверь всем телом, но сделала это недостаточно проворно. Этан оказался сильнее, и дверь постепенно приоткрылась. Поднос с едой был отодвинут в сторону, стул перевернулся, и Мишель не надо было смотреть в холодные глаза Этана, чтобы понять, как он разъярен. Не собираясь мериться с ним силой, Мишель быстро оценила положение и отступила в сторону. Ее движение было таким неожиданным, что Этану пришлось схватиться за косяк, чтобы не ввалиться в комнату.

Под гневным взглядом Этана Мишель обошла его и забрала из коридора поднос. Нырнув под рукой Этана, она поставила поднос на стол.

— Можешь перекусить здесь, — разрешила она, — а затем уйдешь. — Она шагнула в сторону и немедленно была остановлена рукой Этана, вцепившейся ей в запястье. Мишель обернулась и вскинула голову, в ее взгляде не было вызова, только боль и обида. — Мне больно!

77
{"b":"11258","o":1}