ЛитМир - Электронная Библиотека

— Прошу прощения, — возразил Хьюстон, — но, припоминаю, совсем недавно их отдали мне.

— Вы прекрасно понимаете… Хьюстон махнул свободной рукой:

— Довольно. Скажите, чтобы женщина оставила их у себя, иначе я рассержусь. Нашему врачу они не понадобятся. Если не ошибаюсь, он не остался с пустыми карманами.

Густой румянец выдал врача.

— Понятно, о чем я говорю, мэм? Вот она, честность. — Его черные глаза смеялись. Отступив в сторону, он велел врачу и Мишель идти впереди него. Врач быстро прошел вперед, предоставляя Мишель подставлять спину винчестеру. Мишель услышала, как Хьюстон усмехнулся. Распрямив плечи, чтобы скрыть испуг, Мишель снова услышала тихий смешок.

У двери вагона первого класса Хьюстон велел врачу идти внутрь и остановил Мишель, собиравшуюся последовать за ним.

— Пустите меня, — спокойно потребовала она. Пальцы Хьюстона разжались.

— Ваши вещи, мэм, — последуйте примеру остальных.

Мишель уже собиралась выпалить ему в лицо все известные ей ругательства, но по нахмуренным бровям Хьюстона поняла, что тот прочел ее мысли.

— Хорошо. — Мишель кивнула и сунула руку в карман пальто. Ей пришлось вынуть три карандаша и блокнот, прежде чем она добралась до денег, выигранных в покер. — Я не прочь, чтобы вы отдали их Ханне Грубер и ее семье. Хьюстон забрал деньги и взглянул на камею у воротника блузки Мишель.

— И брошку давайте, — произнес он.

Рука Мишель метнулась к воротнику белой блузки, и в ее глазах появилась неподдельная боль.

— Она не представляет никакой ценности.

— Мне она пригодится, — «как память об этой встрече», — добавил он про себя.

— Негодяй, — прошептала Мишель.

— Знаю, знаю.

Мишель нахмурилась, не зная, как понять последнее замечание Хьюстона. Дрожащими пальцами она отцепила брошку, зажмурилась, отвернулась и положила ее на затянутую в перчатку ладонь Хьюстона. Мишель не видела, как Хьюстон окинул брошь долгим, почти грустным взглядом, прежде чем сунуть в карман.

— Я думал, вы попытаетесь уколоть меня булавкой.

— Я с трудом удержалась. — Не дожидаясь приказа, Мишель открыла дверь вагона и вошла внутрь.

Этан Стоун не знал, было ли заметным его потрясение. Увидев женщину, вошедшую в вагон впереди Хьюстона, он почувствовал себя так, словно подставил голову под копыто мула. Он надеялся, что успешно избавился от нее. Но теперь она стояла прямо перед ним, изумленно приоткрыв рот.

Этан видел, как брови женщины сошлись на переносице, а губы строго сжались. Все ее лицо изменилось от сосредоточенной гримасы. Очки соскользнули на кончик носа.

Глаза — темно-зеленые, Этан заметил это только сейчас — затуманились. Женщина слегка покусывала нижнюю губу, отчего подрагивал ее подбородок. Этан видел, как она силится поймать ускользающее воспоминание, узнать человека, увиденного в другой обстановке и в другое время, и испустил облегченный вздох, только когда понял: женщина не смогла вспомнить его. Этану казалось, что эта пытка продолжалась целую вечность, в действительности же не прошло и нескольких секунд.

Мишель покачала головой, словно избавляясь от досадных мыслей. Воспоминание крутилось в голове, но не всплывало на поверхность. В следующий момент внимание Мишель было отвлечено, и нить воспоминаний порвалась.

Хэппи Мак-Каллистер держал под прицелом Дрю Бомона.

Мишель шагнула вперед, но Хьюстон остановил ее, схватив за воротник пальто.

— Что он делает? Что все это значит?

Хьюстон не обратил на нее внимание.

— Этот? — спросил он Хэппи. Тот кивнул:

— Точно. Мы его чуть было не упустили — сидел как мышь, пока не увидел, что ты возвращаешься. Наверное, струсил.

Этан понял, что Дрю потрясло отнюдь не возвращение Натаниеля Хьюстона. Пока Мишель не вошла в вагон, репортер «Кроникл» стоически молчал. По-видимому, Дрю не доверял коллеге. Умный парень, решил Этан: Мишель действительно могла ляпнуть что-нибудь не к месту.

— Что происходит? — снова спросила Мишель. На этот раз она высвободилась из рук Хьюстона и сделала несколько шагов к Дрю. Подойти ближе ей помешало оружие Хэппи. — Дрю, что все это значит?

— Вы знакомы с ним? — спросил Хьюстон.

— Разумеется, знакома. Это…

Этан снова затаил дыхание.

— Мы познакомились в поезде, — перебил Дрю. — Надеюсь, вы уже заметили, как приятно проводить время в ее обществе.

— Дрю! — Мишель нахмурилась. — Зачем вы…

— Не тревожьтесь за меня, — снова перебил Дрю. — Видимо, этим людям не нравятся репортеры, и они решили разыскать их. Они были уверены, что найдут их, и я оказался самым похожим на репортера. Правда, им понадобилось немало времени. — Он кисло улыбнулся. — Черт побери, мама мечтала, чтобы я стал священником…

— Дрю, я ничего не…

— По-видимому, эти ребята отцепили вагоны «Кроникл» вместе со служебным.

— Отцепили вагоны? — Новость не сразу дошла до Мишель. Слова Дрю показались ей слишком страшными.

— Они погибли, — спокойно произнес Дрю, предостерегающе глядя прямо в глаза Мишель. — Все погибли.

В вагоне первого класса не стало просторнее, чем прежде, но возможность разбиться о какой-нибудь угол уже не волновала Мишель. Она рухнула в проход как подкошенная.

Глава 2

«Может, это даже к лучшему», — подумал Этан. Мишель лежала в проходе, съежившись, как сухой лист. По крайней мере какое-то время она будет молчать. Теперь можно заняться Дрю Бомоном. Этан надеялся, что ему повезет.

Хьюстон склонился над Мишель.

— Уведи отсюда газетчика, — рявкнул он на Хэппи, — и разберись с ним.

Хэппи поднял Дрю с сиденья и подтолкнул в проход. Дрю споткнулся о протянутую ногу Мишель и чуть не упал. Этан подхватил его, помогая удержать равновесие.

— Я сам займусь им. Приведи даму в чувство. — Этан ощутил тревогу других пассажиров. Повелительного взгляда и взмаха ружья хватило, чтобы снова пригвоздить их к местам. — Оби, приглядывай за ними. Нам не нужны герои. Одной женщины вполне хватит.

— Это точно, — с чувством подтвердил Хэппи. Этан велел Дрю идти вперед, ткнув стволом кольта в спину. Выйдя из вагона, Этан приказал пленнику спрыгнуть на землю со стороны гор.

— Иди к хвосту состава.

Дрю оглянулся через плечо и усмехнулся:

— Благодаря твоим приятелям путь будет гораздо короче.

— Ты или глуп, или слишком смел.

— Ни то, ни другое — просто реалист. Ты все равно убьешь меня. И потому я могу говорить все что вздумается.

Этан подтолкнул Дрю, когда тот замедлил шаги у последнего вагона.

— Иди дальше. Еще сотню футов. Остановись перед поворотом. Если кто-нибудь следит за нами, я должен действовать как полагается. — Он вгляделся в обступающую их чернильную темноту. Может ли кто-нибудь из поезда увидеть их с такого расстояния? Свидетель был бы полезен, он помог бы Этану сохранить репутацию. Кое-кто из банды все еще не доверял ему.

— Хватит, — наконец сказал он. — Лучше не сопротивляйся, или придется пристрелить тебя.

Странные слова, подумал Дрю, ясно же, что этот парень так или иначе пристрелит его. Дрю повернулся. За плечом грабителя он видел последний вагон состава — тот, в котором ехали эмигранты. За стеклянной дверью вагона белели лица — пассажиры липли к стеклу, вглядываясь в грабителя и его жертву.

— Чем не угодили репортеры твоим друзьям? — спросил Дрю. — Некоторые бандиты только радуются возможности попасть на страницы газеты.

— Может, ребята Джеймса и радуются, но не мы. — Этан взвел курок. Щелчок прозвучал неестественно гулко в тихом ночном воздухе. — Никто из нас не желает становиться народным героем.

— Ну и напрасно. Если бы ты рассказал мне что-нибудь о своей банде, я состряпал бы недурной очерк.

— Ты или лжец, или человек безо всяких принципов. Неужели ты уже забыл про своих друзей? Сколько их было в отцепленных вагонах?

Дрю вздрогнул от холода и ужаса и сунул руки в карманы.

— Четверо сотрудников «Кроникл». Сколько человек было в служебном вагоне, я не знаю. Их гибель была нелепой. — Глаза Дрю тревожно заметались. Он размышлял, сумеет ли сбежать, заговорив бандиту зубы. Справа от него поднимался голый горный склон, слева — каменистый крутой откос. — Мои друзья не были вооружены. Они не представляли для вас никакой угрозы.

9
{"b":"11258","o":1}